Почему белорусы продают валюту и когда санкции отразятся на их кошельках
14.08.2021

Почему белорусы продают валюту и когда санкции отразятся на их кошельках

За последнюю неделю в Беларуси произошло сразу несколько знаковых событий: США ввели новые санкции, ставки по валютным вкладам выросли выше 5% годовых, рост цен замедлился, а бизнесу прислали словесную «черную метку».

Как быстро эти события отразятся на кошельках белорусов и что будет с нашей экономикой? Объясняет Myfin.by академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Банки вынуждены будут поднять ставки по валюте

– То, что Беларусбанк поднял ставки по валютным вкладам – это знак, что ситуация с валютными депозитами сложная. Они продолжают утекать из банковской системы. В мае-июне они утекали со скоростью около 200 млн долларов в месяц. Это и заставило Нацбанк снять ограничения по максимальным ставкам на валютных депозитах. И, как видим, подъема ставок в прошлом месяце оказалось недостаточно.

У нас очень долларизированная банковская система. Есть большой спрос на долларовые кредиты со стороны компаний (из-за более низких ставок), а валютные депозиты последний год безостановочно сокращаются.

Поэтому многие белорусские банки приходят к пониманию: они не могут получить валютный кредит в странах ЕС на поддержку ликвидности, из-за новых санкций проблемы возникнут и с другими международными банками, особенно американскими. Поддержка российских банков тоже не очень большая, кроме их дочерних банков. И остальным придется поднимать ставки, чтобы привлечь депозиты в валюте.

Продажа валюты – сезон отпусков

– Июльский резкий рост объема продажи валюты населением может быть связан с сезонностью. Люди тратят сбережения (большая часть которых в валюте) в сезон отпусков. Несмотря на достаточно стабильный курс национальной валюты в последние месяцы, вряд ли у людей резко выросло доверие к белорусскому рублю.

Скорее всего, это еще не устойчивый тренд, а локальный всплеск. Но будем внимательно следить за статистикой.

Рост цен удалось остановить – инфляция будет падать

– Мы видим, что рост цен регулятору наконец удалось остановить. Годовая инфляция снизилась с 9,9% до 9,8%. И, на мой взгляд, прогноз Нацбанка о том, что инфляция к концу года снизится до 9% сделан с запасом. Вероятнее всего, она будет ниже 9%.

Во-первых, во второй половине года мы уходим от низкой базы прошлого года, когда цены были еще невысокими. Как вы помните сильный рост цен начался ближе к концу 2020-го. Во-вторых, разогнанные сейчас цены тоже падают. Взять, к примеру, цены на древесину. Еще месяц назад цены на нее достигали невероятных значений, а сейчас видим тренд на их возврат в нормальное русло.

Также исчерпался ресурс административного повышение цен, регулируемых государством. По некоторым позициям даже произошел откат. Например, убрали введенный ранее НДС по ряду детских товаров.

Обязательные профсоюзы и «наезд» на айтишников

– Последние заявления Александра Лукашенко об обязательности профсоюзов в частных компаниях и необходимости проверки финансовых потоков айтишных компаний пока остаются только заявлениями.

На эту тему очень хорошо ответил глава EPAM Аркадий Добкин. На мой взгляд, его позиция хорошо отражает мнение не только IT-сектора, но и всего частного бизнеса в Беларуси.

Если сформулировать ее кратко: «Да, мы видим риски для бизнеса в Беларуси, но никуда уходить не собираемся, пока государство само не закроет компанию».

Тут, правда, нужно помнить, что Аркадий Добкин немного не договаривает, так как EPAM финансировала и программу релокации для сотрудников, и переносила инвестиционные программы из Беларуси в другие регионы.

Но, в общем, IT-компаниям выгодно работать в Беларуси. Для EPAM – это примерно четверть бизнеса, для других компаний – это либо большая часть, либо весь бизнес в Беларуси. Поэтому они не собираются закрывать его только из-за угроз или рисков. Но, очевидно, проходит адаптация к новым угрозам: сокращаются инвестиционные планы, больше сотрудников задумываются о переезде.

Бизнес надеется тихо пересидеть

Несомненно, эти заявления руководства страны замедляют экономический рост частного сектора. Но, по большому счету, все будет зависеть от того, перейдет ли государство от угроз и словесных интервенций к делам. Постоянное недовольство частным сектором мы слышим еще с осени прошлого года. Тогда же и всплыла тема профсоюзов. Однако дальше публичных выступлений дело не пошло. По крайней мере, массовых проверок или секторальных ограничений не произошло.

Пока, я думаю, большая часть бизнеса надеется тихо и незаметно пересидеть опасные времена.

Поскольку бизнесменам есть что терять, они не торопятся принимать решения об отъезде или сворачивании своей работы в стране.

Последствия новых санкций

Новые санкции США, Великобритании и Канады грозят Беларуси более серьезными последствиями. Заработают ли вторичные санкции и что говорится в опубликованных США документах?

– Есть вещи, которые мы гарантированно знаем, что они происходят. Например, компании, попавшие под американские санкции, обычно сталкиваются с проблемами по расчетам в долларах США. Но в мире существую другие валюты, которые позволяют успешно избегать негативных последствий американских санкций.

Например, белорусская нефтянка, уже давно и успешно работает с евро. Да, это определенные неудобства для компаний, но с этой проблемой бизнесу можно работать.

Другой момент, что формулировки в последнем документе о санкциях слишком расплывчаты. И вторичные санкции там упоминаются как возможные. Если взять санкции по Ирану, или по «Северному потоку», там формулировки были более четкими и конкретными: кто помогает компаниям из списка финансированием или поставками, также попадает под санкции.

В нашем случае все очень зыбко: во-первых, введение вторичных санкций только «возможно», во-вторых, запрещено «помогать обходить санкции». Что подпадает под это определение, непонятно.

В этой неопределенности санкций во многом кроется и их большая опасность. Контрагентам, зачастую, не хочется разбираться в том, что можно, а что нельзя делать. Поэтому рисковые сделки они могут прекратить. С другой стороны, самая крупная компания из санкционного списка – Беларуськалий – не ведет дел с компаниями из США. Его основные клиенты – Бразилия, Индия, Китай. Вопрос – его партнеры в этих странах испугаются возможных последствий вторичных санкций? Ответа на него пока нет. Но мы знаем, что китайские компании стараются избегать сделок с подсанкционным бизнесом.

И Беларуси придется предоставить какие-то серьезные аргументы, почему Китаю нужно покупать удобрения у Беларуськалия с риском санкций, а не Уралкалия, который с радостью займет его место. Это может привести к снижению цен на белорусский калий и уменьшению валютной выручки. Что в итоге отразится и на доходах работников предприятия. Реальные последствия мы сможем увидеть в конце года, когда санкции вступят в полную силу.

Последнее в рубрике