Почему белорусы не защищаются, а увольняются, если их дискриминируют

Почему белорусы не защищаются, а увольняются, если их дискриминируют

МОО «Гендерные перспективы» представило исследование в ситуации гендерной дискриминации на рынке труда и выяснило, как действуют белорусы в таких случаях.

Исследование проводилось в два этапа: интернет-опрос компанией SATIO&CIVITTA и глубинные интервью.

Согласно полученным данным, с дискриминацией на рынке труда сталкивались 85% белорусов (89,6% женщин и 80,4% мужчин). Четверть белорусов (24,7%) подвергались дискриминации, но не отдавали себе в этом отчет.

— Ни одна из социальных групп не застрахована от ущемления прав, но самыми уязвимыми группами являются замужние и незамужние женщины до 35 лет без детей, женщины с детьми до 10 лет и женщины в отпуске по уходу за ребенком, — рассказала на презентации автор исследования, социолог Елена Артёменко.

У мужчин более высокий риск столкнуться с дискриминацией в связи с возрастом.

Самый распространенный вид дискриминации – при приеме на работу. В такие ситуации попадают 69,3% белорусов (73,8% женщин и 64,7% мужчин). Дискриминации на рабочем месте когда-либо подвергались 64,1% экономически активного населения (68% женщин и 60,3% мужчин). Основные формы дискриминации – навязывание работы, которая неприятна или не входит в обязанности сотрудника и пренебрежение, неуважительное отношение.

Нередко люди не осознают, что их права ущемляются (попадали в ситуации дискриминации, но не считали их таковыми 26,6% при приеме на работу и 17,6% — на рабочем месте).

А что же такое дискриминация

В исследовании МОО «Генедрные перспективы» дискриминация понимается как «ущемление прав, возникающее на основании какого-либо дискриминирующего признака (пол, возраст, семейное положение или наличие детей, инвалидность) или на основаниях, не связанных с образованием, компетенциями и опытом работы».· Осознаваемой дискриминацией называются ситуации, в которых респонденты заявляли об актах дискриминации или ущемления прав (на основании дискриминирующего признака или на основаниях, не связанных с образованием, компетенциями и опытом работы), неосознаваемой дискриминацией — ситуации, в которых респонденты говорили об опыте дискриминации, но не называли это дискриминацией или ущемлением прав.

Хотели что-либо предпринять, но не стали. Почему?

Из тех, кто сталкивался с дискриминацией, 32,2% хотя бы раз предпринимали какие-либо действия в защиту своих прав. 28,8% смирились с ситуацией и не хотели действовать. А 39,1% — хотели что-либо предпринять, но не стали ничего делать.

Как выяснилось в ходе исследования, основной барьер для защиты прав работников – представление о том, что это бессмысленно и не даст результата. 10-20% респондентов не знают, куда обратиться и что предпринять. В случае дискриминации на рабочем месте 35,9% боятся ухудшения отношений с руководителем, 23,3% хотят сохранить работу любой ценой. А одним из ключевых способов реагировать на ущемление прав является увольнение: так поступают около 30% тех, кто реагирует на ущемление прав. Почему?

— Во-первых, для того, чтобы защищать свои права, надо знать, что они у вас есть, что это права, а не льготы, — объясняет председатель правления МОО «Гендерные перспективы» Ирина Альховка. — Право не надо доказывать, но как им воспользоваться — это вызывает затруднения.

Получается, главное — осознание нарушения своих прав.

— Нужно говорить об этом в обществе, повышать правовую грамотность. Альтернатива — обращение к адвокатам, тем более при рассмотрении трудовых споров не взимается пошлина, — говорит Ирина Альховка.

Немаловажную роль, по ее словам, играют гендерные стереотипы: в глазах общественного мнения, например, довольно сложная оценка отцов, которые уходят в отпуск по уходу за ребенком — их немного, они или герои, или заступающие на территорию женщин неудачники.

К тому же, у тех, кто борется за свои права, очень быстро появляется имидж склочников и выскочек.

Ирина Альховка считает, что малое количество обращений по поводу дискриминации «ни в коем случае не является свидетельством отсутствия проблемы».

— Запрет на дискриминацию в белорусском законодательстве есть, но он не применяется на практике — значит, это мертвая норма. Хороший закон — это работающий закон. Нынешняя норма не защищает человека от дискриминации на рынке труда. И люди это понимают, поэтому увольнение и остается главной стратегией действий в случае дискриминации, — обращает внимание Ирина Альховка.

Дресс-код устарел — теперь люди при галстуках работают на парней в серферских шортах

Последнее в рубрике