Почему Беларусь вынуждена постоянно бодаться с Россией по цене на газ
22.04.2020
Александр Заяц, TUT.BY

Почему Беларусь вынуждена постоянно бодаться с Россией по цене на газ

Не успели немного приутихнуть нефтяные споры между Беларусью и Россией, как на первый план вышел газовый вопрос.

На минувшей неделе Лукашенко попросил Путина оперативно рассмотреть вопрос по ценам на газ. Хотя, казалось бы, только 14 февраля Беларусь подписала новый контракт с «Газпромом» на весь 2020 год. Но за два месяца из-за пандемии коронавируса и двукратного падения цен на нефть резко изменилась конъюнктура рынка газа. Контракт Минска с «Газпромом» оказался вовсе не «союзническим», пишет заместитель главного редактора TUT.BY Александр Заяц.

Власти Беларуси торговались с Россией по цене за газ весь прошлый год. Однако безуспешно. Поэтому новый контракт с «Газпромом» был поначалу подписан только на январь-февраль. Но белорусским министрам так и не удалось сбить цену. При этом у Кремля были аппетиты побольше. В итоге цена газа для Беларуси на 2020 год осталась на прошлогоднем уровне — 127 долларов за тысячу кубометров. В минувшем году это была самая низкая стоимость для клиентов «Газпрома». Дешевле углеводороды обходились только российским покупателям.

Недавно Александр Лукашенко предложил российским властям снизить до мировой цену на поставляемый газ в Беларусь.

— Если хотите помочь, сделайте нам мировую цену по природному газу. Сегодня в Европе природный газ Россия продает по 80 долларов, не выше 90 долларов [за 1 тысячу кубометров]. А мы платим 127 долларов. Где такая цена сегодня есть? Вот хотите помочь, помогите. Ни денег, ничего не просим. Зачем с нас шкуру драть? — сказал Лукашенко.

«Газпром» наверняка рад перевести Беларусь на мировые цены. Но такое положение дел официальный Минск устраивало бы, пока цены на нефть не пошли в гору, а следом за ним и цена на «голубое топливо». На сиюминутную выгоду указывал и российский посол Мезенцев. Затем Беларусь опять захочет долгосрочную фиксированную цену, которая ниже стоимости газа на спотовых рынках. Ведь мы же союзники…

На фоне обвала мировых цен на энергоносители Минэнерго Беларуси предложило «Газпрому» в качестве компромисса рассмотреть «возможность покупки определенных объемов газа на биржевых площадках по конкурентным ценам». Увенчаются ли переговоры успехом — покажет ближайшее время. Но даже если стороны ударят по рукам, это будет краткосрочное примирение. Споры по цене на газ вряд ли быстро утихнут. Подходы Минска и Москвы сильно разнятся.

Белорусские власти уже неоднократно декларировали, что хотят покупать газ в РФ по фактически внутрироссийским ценам. Хотя вроде и сейчас есть привязка. Формульная цена на газ для Беларуси зависит от себестоимости добычи газа в Ямало-Ненецком автономном округе плюс транзит, хранение газа и маркетинговая надбавка, которую Александр Лукашенко в разгар минувшего спора уже обещал не платить белорусской «дочке» Газпрома. Минск пытался «привязаться» к цене на газ Смоленской области, то есть снизить цену покупки в 2 раза, но Кремль выкатил «31-ю карту» углубленной интеграции. На что, конечно, Беларусь ответила отказом.

Власти Беларуси в спорах в РФ периодически упирают на то, что из-за разного ценообразования на газ в неравных условиях оказываются промышленные предприятия. Минску в ответ советуют отказаться от перекрестного субсидирования, то есть снизить цену газа для предприятий, а для населения — повысить.

Официальный Минск еще надеется, что равнодоходные цены на газ появятся хотя бы с 2025 года после создания в Евразийском экономическом союзе общего энергетического рынка. Москва инициативу одобрила, но пока особой заинтересованности в этом не проявляет. Надо сказать, что Кремлю жалко терять хороший инструмент политического влияния.

Но у Беларуси в ЕАЭС есть по газовому вопросу союзник. Для Армении, как и для Беларуси, «Газпром» — единственный поставщик газа. С начала 2020 года цена на российский газ для Армении выросла со 150 долларов до 165 долларов за тысячу кубов. Поэтому сдерживать давление двух стран Москве будет не так просто. Но очевидно — не критично.

«Газпром» — это не просто очень крупная российская компания. Компания занимает привилегированное положение на российском рынке и единственная из всех имеет право на экспорт газа. Все попытки Беларуси договориться с другими российскими поставщиками априори обречены на неудачу.

В отличие от нефтяных поставок, газовая альтернатива для Беларуси из других стран не сильно просматривается в отсутствие собственной газотранспортной системы (ГТС), которая в 2011 году была продана «Газпрому». Под его контролем находится еще «труба» Ямал — Европа. Поэтому допускать в ГТС других поставщиков вряд ли в «Газпроме» захотят.

А еще десять лет назад власти Беларуси на фоне газового конфликта с РФ думали с литовцами построить в складчину терминал сжиженного природного газа (СПГ) в порту Клайпеды. Но потом от идеи отказались. Литва построила его самостоятельно. Более того, за прошедшее время не только Литва, но и другие соседние страны — Польша и Украина — преуспели в альтернативных поставках газа. Хотя никто из них не поставил крест на российском топливе (например, в Клайпеду сейчас регулярно приходит СПГ от «Новатэка»).

Литовцы до сих пор предлагают Минску помощь в диверсификации энергоресурсов. Соседи считают, что больше возможностей для импорта газа в Беларусь откроется с начала 2022 года, когда заработает литовско-польский газопровод GIPL. Вопрос только цены и логистических возможностей.

В целом в Европе поставщики сжиженного газа уже оказывают серьезное давление на российский трубопроводный газ. И с этим «Газпром» вынужден считаться.

На фоне споров с РФ в Беларуси периодически проскакивают идеи по возвращению «трубы». Но национализировать ГТС — это не то же самое, что «именем революции» вернуть под крыло государства «Коммунарку» или Оршанский авиаремонтный завод.

Помимо покупки «трубы» «Газпром» вложился в ее модернизацию и соцпроекты в Беларуси. «Газпром трансгаз Беларусь» является крупнейшим налогоплательщиком в стране. По итогам 2019 года компания выплатила своему единственному акционеру 560 млн рублей дивидендов. Это вызывает со стороны белорусских властей упреки в сторону РФ. Но очевидно, что «Газпром» пытается отбить вложенные в 2007—2011 годах в Беларусь 5 млрд долларов. Поэтому можно сказать, что российская компания в принципе довольно последовательный инвестор.

Но Лукашенко не устает повторять, что «Газпром» через 5 лет после покупки «Белтрансгаза» обещал отгружать «голубое топливо» в Беларусь по российским ценам. Но в российской монополии это не подтверждают, да и где зафиксированы такие договоренности, тоже пока неизвестно.

Таким образом Минску можно попытаться вернуть «трубу» себе. Но для этого надо найти свободные несколько миллиардов долларов. Как минимум. А у «Газпрома» должно быть желание продать обратно «Белтрансгаз» по такой цене.

«Газпрому» интересен европейский рынок газа. Об этом говорит и ряд косвенных факторов. Компания является официальным партнером самого престижного европейского футбольного турнира, Лиги чемпионов. Кроме того, «Газпром» выступает спонсором клубов в отдельных футбольных лигах, например немецкого «Шальке 04» и сербской «Црвены Звезды» (российский «Зенит» оставим в скобках). Под патронатом российской газовой монополии проходит гандбольная SEHA-Лига (к слову, в ней участвует и брестский клуб, который создал советник главы «Газпрома»). Кто-то говорит, что это демонстрация того, что руководство российской компании просто любит спорт. Но на самом деле это имиджевая акция, поясняли автору этих строк компетентные люди. То есть надо показать инвесторам и европейским потребителям серьезную, самодостаточную компанию, которая может вести бизнес независимо, без оглядки на Кремль.

Это отступление показывает не только интерес «Газпрома» к Европе, но и важность белорусской «трубы» для «Газпрома» в «общении» с европейскими потребителями. То есть вернуть «трубу» без скандала вряд ли получится. А ответ РФ, можно не сомневаться, будет довольно жестким.

Впрочем, «Газпром» не заинтересован сильно давить на Беларусь, которая является крупным потребителем российского природного газа, третьим по объемам закупок после Германии и Италии. Российская стратегия, скорее всего, заключается в том, чтобы держать Минск на коротком поводке. И периодически за него дергать. Задача властей Беларуси «размер» поводка увеличить (например, увязать поставки газа с перетаможкой нефти или пристыдить подешевевшим газом для Германии). Избавиться от «поводка» — пока без шансов.

Деньги из прошлого, которые могли бы помочь сейчас. Топ-10 белорусских приватизационных сделок XXI века

Последнее в рубрике