Плюс 1,5 миллиарда от России, минус 940 миллионов от МВФ: кто и как дает деньги Беларуси?
24.09.2020
Таисия Чернухо, фото: Екатерина Мартинович, Комсомольская правда в Белоруссии

Плюс 1,5 миллиарда от России, минус 940 миллионов от МВФ: кто и как дает деньги Беларуси?

Кому и сколько мы должны, за счет чего будем отдавать и какие отрасли белорусской экономики реально приносят прибыль?

Об этом и не только «Комсомолка» поговорила со старшим научным сотрудником Центра экономических исследований BEROC Львом Львовским и финансовым аналитиком проектов SYMPA/BIPART и «Кошт урада» Жанной Кулаковой.

То, что Беларусь — впрочем, как и .многие другие страны — живет в долг, ни для кого не секрет. Госдолг страны, по данным Минфина, на 1 августа 2020 года составил 53,1 млрд рублей (20,4 млрд долларов) и с начала года вырос на 18,6%. Внешний госдолг составил 17,8 млрд долларов, причем основная его часть — перед Россией. Кредиты мы выплачиваем, но параллельно берем новые… А недавно стало известно, что Россия даст нам 1,5 млрд долларов, но МВФ отказался выделить Беларуси экстренную помощь в размере 940 млн долларов для борьбы с COVID-19. Что это значит для экономики?

— Госдолг Беларуси составил 53,1 млрд рублей — а как долго мы накапливали такую сумму?

— Госдолг у нас существовал всегда, а расти начал с 2006 года, одновременно с замедлением экономического роста страны, — говорит Лев Львовский. — В 2008 году начался кризис, и мы набрали еще больше долгов — но так делают все страны. А вот затем мы совершили тактическую ошибку и набрали валютных кредитов для модернизации. В советских экономических учебниках писали: чтобы выросла производительность труда, нужно купить рабочему лучший станок. Но на многих госпредприятиях, похоже, не учли стоимость станка: если производительность труда рабочего повысится на 10 долларов, а станок стоит 100, то это неприбыльная сделка. Кроме того, часто выделялись деньги на новое оборудование, а на переобучение рабочих — нет. Не учитывались и рынки сбыта — товар произвели, а продавать его некому… После санкций в 2010 году доступ к другим рынкам у Беларуси оказался ограничен, и осталась практически одна Россия, которая давала нам новые кредиты для погашения старых. Только после 2012 года благодаря политике Нацбанка мы стали постепенно выплачивать долги.

— Выходит, наш главный кредитор — Россия? А под какие проценты соседи дают нам деньги?

— Да, Россия всегда была главным кредитором Беларуси. Например, в 2019 году наш общий госдолг составлял 17 млрд долларов, из них России мы были должны 10,7 млрд долларов (в этой сумме 2,7 млрд долларов — это долг Евразийскому фонду стабилизации и развития, т. е. тоже России). Конечно, Россия как кредитный монополист требует для себя более выгодных условий. Кредиты у нас дорогие. Во-первых, их дают в основном в валюте, поскольку из-за эпизодов гиперинфляции доверия к белорусскому рублю нет даже у России. Растет валюта кредита - растет и госдолг в рублях. Во-вторых, кредиты нам обычно дают под не самые маленькие 5 - 6 процентов, тогда как США в среднем платит за кредиты 2,5%. Причина все та же — кредиторы не уверены в нашей экономике.

— Ощутим ли будет сейчас для нашего бюджета кредит в 1,5 млрд долларов, выделенный Россией? Куда пойдут эти деньги?

— Пока никакие бумаги не подписаны, сказать сложно. Неизвестно и то, под какой процент нам дают этот кредит, а это самое важно в сделке. До конца года мы должны выплатить России 1,2 млрд долларов, плюс еще 300 млн долларов должны «Газпрому». Так что, скорее всего, выделенные деньги пойдут на погашение этих долгов — пусть ради них и не придется прямо сейчас брать деньги из бюджета страны, но все равно этот новый кредит нужно будет отдавать.

«Люди опасаются включения печатного станка»

— А как повлияет на нашу экономику тот факт, что МВФ отказался выделить Беларуси 940 млн долларов для борьбы с COVID-19? Кстати, и Евросоюз в августе пообещал выделить 53 млн евро на оказание помощи белорусскому народу, но все затихло…

— 940 млн долларов — это большие деньги, которые могли бы пойти на оборудование для больниц и помощь пациентам. Но наша страна не смогла гарантировать, что они пойдут по назначению — именно на развитие медицины. Что касается помощи в 53 млн евро, то вряд ли их дадут — по тем же причинам.

— При этом Евросоюз собирается ввести санкции против Беларуси. Есть мнение, что они больше опасны для простых граждан, чем для властей…

— Пока мы не знаем их масштаб, но доступ к финансовым рынкам и любой технической помощи нам уже перекрыт. Кроме того, непризнание Александра Лукашенко президентом — важная вещь для всех потенциальных сделок и займов (даже у России и Китая). Это значит, что оспорить будущие договоры нельзя будет в большинстве международных судов.

Понять, как санкции повлияют на граждан, сейчас будет непросто — особенно если люди продолжат скупать валюту и забирать свои вклады из банков.

— О вкладах: депозиты в валюте сократились за август на $416,2 млн (минус 7,5%), а в рублях - на 270,8 млн (минус 5,5%). Насколько это серьезные деньги для бюджета?

— Единственная причина, по которой люди уносят свои вклады из банков, — это кризис доверия к правительству. Люди опасаются включения печатного станка и заморозки валютных вкладов, поэтому выносят и рубли, и доллары. Насколько серьезна это проблема для бюджета? Серьезна — об этом говорят потраченные Нацбанком за август 16,8% золотовалютных резервов на поддержание курса валют.

— А то, что часть IT-компаний сейчас уезжают из Беларуси, может в ближайшее время сказаться на экономике?

— IT-сектор дает нам около 5% ВВП в год — и это много. Что важно, этот относительно небольшой сектор очень быстро рос (по 50-60% в год), в прошлом году он обеспечил практически половину роста нашего ВВП. Если сейчас IT-компании массово релоцируются, конечно, наша экономика ощутимо пострадает.

— По итогам года у нас планируется дефицит бюджета около 3 млрд рублей. Мы могли бы на чем-то сэкономить, чтобы уменьшить этот дефицит?

— На мой взгляд, главная среди экономически не продуманных трат в Беларуси - строительство АЭС на кредитные деньги. Это дорогой объект (его строительство оценивают примерно в 9 млрд долларов. - Ред). Предполагалось, что наше электричество будут покупать в Европе, но сейчас Европа официально отказалась от этого. Беларуси такое количество электроэнергии тоже не нужно — с появлением энергосберегающих технологий потребление в Беларуси не растет так быстро. Будет станция работать в убыток или иметь минимальную прибыль — не ясно.

Да, можно было бы перестать дотировать убыточные предприятия, но в нашей стране они выступают некой формой соцстраховки: у нас фактически нет пособия по безработице, программ переобучения и релокации труда, но можно пойти работать в колхоз или на завод за небольшие деньги…

Сегодня нам необходимо решать давние наши проблемы - провести структурные реформы в экономике и все-таки решить вопрос убыточных предприятий. Да, мы могли бы получить инвестиции под обещание рыночных реформ, но сейчас, в отсутствие диалога, их Беларуси вряд ли кто-то даст.

Сельское хозяйство, машиностроение и производство удобрений — самые доходные части бюджета?

О том, как формируется бюджет Беларуси, рассказывает финансовый аналитик проекта SYMPA/BIPART и «Кошт урада» Жанна Кулакова.

— Главные мифы о нашем бюджете — это какие?

— Если обобщить, то люди часто не понимают, что финансируется из республиканского бюджета, а что — из местных. Кроме того, распространено убеждение, что все уходит на милицию и госорганы. Мы проводили социсследование в этом году, и 46,9% опрошенных нами людей считают, что их местный бюджет в первую очередь расходуется на содержание госорганов, а 31,1% опрошенных — что деньги расходуются на суды и милицию. На самом же деле оба направления финансируются в основном из республиканского бюджета, а не из местного. И даже если рассмотреть все бюджеты в совокупности - и республиканский, и местные, — доля расходов на образование и на здравоохранение все равно будет больше, чем на содержание госорганов или силовиков. А у местных бюджетов тем более — они в основном и финансируют здравоохранение, образование, ЖКХ и благоустройство.

Еще одно популярное заблуждение: 16,8% опрошенных уверены, что больше всего денег из местного бюджета идет на пенсии и пособия. Пенсии и пособия вообще не имеют отношения к бюджету, они платятся из Фонда социальной защиты населения, который формируется за счет специальных взносов (это 35% зарплаты каждого работника).

Среди популярных заблуждений и такое: самая большая часть бюджета уходит на погашение госдолга - об этом заявили 16,6% опрошенных. При этом в бюджет закладываются только проценты по кредитам страны, и платятся эти проценты из республиканского бюджета, а не из местных. Хотя стоит отметить, что доля расходов на обслуживание долга действительно велика — около 11% республиканского бюджета.

— У нас часто рапортуют, сколько намолотили тонн зерна. Правда ли, что сельское хозяйство, машиностроение и удобрения — самые доходные части бюджета?

— Нет. По итогам I полугодия самым доходным для бюджета видом экономической деятельности стала торговля (см. инфографику). Заслуги остальных отраслей выглядят скромнее. Например, производство продуктов нефтепереработки принесло в бюджет только 394,7 млн рублей, автомобилей — 54,4 млн, химпродуктов — 20,5 млн.

Сельское хозяйство перечислило в бюджет втрое меньше, чем информация и связь, — 258,1 млн. И тут еще нужно учитывать, что сельское хозяйство получает и поддержку из бюджета. Например, в 2020 году предполагалось выделить из бюджета на поддержку сельского хозяйства 643 млн рублей. То есть фактически доходов от отрасли нет.

— Судя по статистике, финансирование силовиков в первом квартале увеличилось…

— Расходы на национальную оборону по итогам первого полугодия действительно выросли на 34,2%. Если считать в деньгах, то расходы выросли на 172,6 млн рублей и составили 676,9 млн рублей. То есть примерно по 150 рублей с каждого работающего белоруса. На 12,5% выросли и расходы на милицию и суды. На это из госбюджета потратили за полгода 1244,6 млн рублей. То есть примерно по 290 рублей с каждого работающего жителя страны. На суды и милицию бюджет каждый час выделяет в среднем 285 тысяч рублей. К сожалению, бюджетные данные, которые публикуются в открытом доступе, не позволяют судить о том, на что конкретно были потрачены эти деньги.

Кому и сколько мы должны?

В январе — июле 2020 года Беларусь набрала новых долгов на сумму 1,84 млрд долларов. Из них:

—1,32 млрд долларов — облигации на внешних финансовых рынках;

— 370,3 млн долларов — у России;

— 51,1 млн долларов — у Китая;

— 21,2 млн долларов — у Международного банка реконструкции и развития;

— 5,9 млн долларов — у Европейского банка реконструкции и развития и Северного инвестиционного банка.

1

Последнее в рубрике