Петр Кузнецов: «Все только начинается»

Петр Кузнецов: «Все только начинается»

Об инициативе штаба Бабарико создать политическую партию.

Основатель «Сильных новостей» – об инициативе штаба Бабарико создать политическую партию.

– С одной стороны, первое, что напрашивается: инициатива крайне несвоевременная, раскалывает сторонников смены власти, – пишет обозреватель Петр Кузнецов. – Очевидно, в штабе не нашлось достаточно политически грамотного человека, чтобы оценить момент. Идея явно была проработана еще до начала кампании, что мы видим из части, записанной самим Бабарико.

Из этой же части мы видим, что в его штабе совершенно не были готовы к тому, что протесты приобретут такой размах. Слова «мы не смогли победить на выборах» на фоне того, что в реальности сейчас вопрос, кто же «победил на выборах», в обществе имеет практически единственный ответ, выглядят странно.

Но это – одна сторона и одно возможное видение ситуации.

С другой стороны, эта инициатива, даже не неся в себе полезной для Беларуси и общества нагрузки, имеет, тем не менее, вполне конкретные политические смыслы.

Во-первых, мы видим, как штаб Бабарико буквально подминает все возникшее общественное движение под себя. Пару Цепкало и подававшего голос и демонстрировавшего амбиции Прокопьева от активных позиций уже фактически отрезали.

Тихановская остается символом, но ее роль потихонечку сводится к статусу «свадебного генерала». Объявленное строительство партии – это заявка на построение более жесткой структуры на базе нынешнего аморфного Координационного совета (контроль над которым и перетягивание существенной части в партию явно читаются как одна из задач на ближайшее время).

Хорошо это или плохо – другого плана вопрос. Но игра по такому сценарию фиксирует в стране ситуацию политического кризиса надолго. Даже не политического кризиса, а переходного периода. Если даже не приходится говорить о двоевластии, то с появлением жесткой политической структуры «в противовес» можно будет говорить о появлении потенциального альтернативного центра.

Получится, что в Беларуси есть старая власть, от которой все ждут, что она «соберет чемоданы», и оформляющаяся новая, которая уже стоит в очереди и поторапливает.

Второй момент. Создание партии, а во всем мире политические партии – это инструменты достижения целей в условиях работающего Парламента, как-то уж очень четко ложится в логику анонсируемой конституционной реформы, которая, похоже, является сейчас предметом консенсуса и между Лукашенко, и между Путиным, и между Бабарико (поскольку именно она объявляется целью работы этой партии и, опять же, задумка была рождена давно).

Народу очень нужно поменять Лукашенко прямо сейчас. Но желания людей совершенно необязательно должны совпадать с желаниями политиков.

Третий момент. Ничто не ново в этом мире. Как бы «новая оппозиция» не кричала о том, что она делает что-то по-новому, на самом деле, все, что она делает, уже делалось – просто времена были другие и Лукашенко не всем тогда так надоел, поэтому и результаты были не такие.

Так вот, это к тому, что можно проводить некие исторические параллели. Создание квази-партии в виде Движения по итогам хорошо проведенной (для реалий того времени) кампании было уже в 2006 году – именно так появилось Движение «За Свободу!» Милинкевича. Одним из важных моментов того события было то, что на него был явный внешний запрос, тогда – с Запада.

Европа тогда была куда активней на белорусском направлении, а говорить с многоголовой и многоголосой белорусской оппозицией было не сильно с руки. Милинкевич, как единый кандидат, представляющий Движение, оказался удобным субъектом и получил сильную международную поддержку, неоднократно встречался с высшими лицами европейских стран, в том числе и с Меркель.

В сегодняшней ситуации позиции и цели Европы не такие конкретные и от активного участия в транзите она чуть ли не открещивается. Ей удобны Тихановская (как символ) и КС с его 4000 тысячами членов, как аморфный представительский орган, переговоры с которым ни к чему не обязывают.

Но есть и другие игроки. Тот же Лавров уже задавался вопросами, что такое Координационный Совет, откуда и как он взялся. Как бы то ни было, для внешних ли игроков, для внутренних ли процессов, создание партии – это попытка создания субъекта.

Выступление на парламентских выборах после конституционной реформы (см. выше о консенсусе по вопросу этой реформы между Путиным, Лукашенко и Бабарико) придаст этому субъекту легитимности.

Насколько это возможно в сегодняшней ситуации, можно попробовать подытожить.

Я вижу в этой инициативе как плохое, так и хорошее. Из однозначно плохого – партстроительство идет вразрез с требованиями и ожиданиями протестующих о немедленной смене власти. Такая линия может растянуть процесс трансформации на несколько лет.

Из неочевидно (недоказано) плохого: возможная пророссийскость новой партии с учетом целого ряда факторов.

Из очевидно хорошего: в Беларуси возрождается политическая жизнь и это по-любому хорошо.

Также из хорошего. Создание партии или движения – практический шаг с заявкой на политическую субъектность. Это хорошо уже потому, что появление субъекта будет означать появление неких механизмов, способных аккумулировать протестную энергию и направлять ее в определенное русло, под ответственность конкретных людей.

Ходить просто так по площадям с флагами можно долго, мы долго уже и ходим. Люди все больше требуют конкретных предложений и действий, отвечать на эти требования некому и нечем. Штаб Бабарико, заявляя о создании политической структуры, берет на себя такую ответственность.

Трудно, или даже невозможно предсказать, к чему это все в итоге придет. Но, по крайней мере, уже совершенно точно можно говорить о том, что даже если протесты затихнут, Беларусь уже не будет такой, какой она была ещё в начале этого года.

Протестные процессы все же конвертируются в политические, а это значит, что все только начинается.

Последнее в рубрике