Павлюк Быковский: Единственное, что можно сказать определенно, торг политзаключенными будет
23.08.2021

Павлюк Быковский: Единственное, что можно сказать определенно, торг политзаключенными будет

Белорусский режим освобождает одних политзаключенных, чтобы набрать новых? Или официальный Минск готовится к торгу политзаключенными?

Thinktanks.by попытался найти ответы на вопросы вместе с политическим обозревателем Павлюком Быковским.

— Мы можем только строить домыслы, поскольку вся информация закрыта. Я не вижу никаких признаков того, что репрессии сейчас прекращаются. Я вижу, что режим отступил от некоторых жертв, но набрал новых. Знаете, это как в танце: «Шаг вперед-два шага назад» (впрочем, так называлась и ленинская книга с критикой партийного съезда). Но траектория действий власти из такого небольшого числа предпринимающих шагов никак не складывается в целостную картину.

Отвечая на вопрос, может ли освобождение четырех фигурантов «дела Пресс-клуба» быть первым признаком надвигающейся политической амнистии, эксперт сказал:

— Политическая амнистия – риторика для того, чтобы заворожить публику. В системе, когда правящий режим не признает наличие политических статей в Уголовном кодексе, не может быть и политической амнистии. Амнистия принимается на уровне закона и может идти речь об изменении наказания для определенных категорий людей (возраст, пол, состояние здоровья), осужденных по определенным статьям. Например, амнистия в отношении осужденных по налоговым статьям не обязательно коснется политических заключенных.

В данном случае речь может идти только о помиловании. Юлия Слуцкая в первом же интервью рассказала, что был акт помилования – индивидуальные действия в отношении конкретных персон. Есть указ от 3 декабря 1994 г. № 250 «Об утверждении Положения о порядке осуществления в Республике Беларусь помилования осужденных, освобождения от уголовной ответственности лиц, способствовавших раскрытию преступлений и устранению последствий их совершения». Эта процедура может применяться как к осужденным, так и к лицам, которые не привлекались к уголовной ответственности. Процедура предусматривает написание ходатайств о помиловании и если, как в данном случае, речь идет о помиловании обвиняемых, то есть тех, кто еще не осужден, то тут требуется признание вины, возмещение вмененного ущерба, следователь должен приложить к ходатайству заключение о наличии оснований и выполнении условий освобождения от уголовной ответственности, с этим должен согласиться генпрокурор, комиссия по помилованию, Администрация президента, глава государства должен подписать указ. Такую схему трудно поставить на поток.

Судя по предыдущему опыту, обвиняемые не обязательно писали прошения о помиловании. В некоторых случаях ходатайства за них писали адвокаты. Многие оппозиционные политики, стремясь сохранить лицо, не писали прошения, а с другой стороны, многие оппозиционеры признавались в том, что они не только писали ходатайства о прошении, но и сотрудничали с КГБ. Но общество уже выработало свой иммунитет на подобную ситуацию: жертва имеет право предпринимать любые действия для своего освобождения.

Можно ли рассматривать точеные освобождения как результат неких кулуарных переговоров официального Минска с представителями Запада?

— Мы можем допускать все, что угодно, но фактических данных нет, — считает Павлюк Быковский. — Поэтому мы можем снова обратиться к опыту предыдущих периодов «торговли политзаключенными». Прежде в Администрации президента определялись уполномоченные лица для ведения подобных переговоров с представителями Запада. Переговоры велись тайно, но заинтересованные лица в правозащите, некоторые журналисты, знали об этом. Следовательно, сейчас система либо работает очень четко по секретным планам, либо каждый конкретный случай освобождения имеет собственное объяснение.

С другой стороны, действия правящего режима можно рассматривать как первый шаг, чтобы вовлечь партнеров в переговоры. Или же в таких переговорах могут появиться посредники.

Как отмечает эксперт, амнистия не коснется политзаключенных, поскольку ее нельзя применить индивидуально, а вот помилование как раз происходит индивидуально.

В 2011 году белорусские власти помиловали около 150 политзаключенных, сейчас можно помиловать и 600 человек, которые признаны политзаключенными. Амнистия проводится совершенно по другим правилам. Иногда политзаключенных просто отпускают – без всякого объяснения причин. Так произошло с профессором Юрием Ходыко и Вячеславом Сивчиком, руководителями партии БНФ, которых просто освободили по просьбе Ельцина. Но это освобождение вообще никак не было оформлено юридически, о чем оба узнали, когда собирали документы для своей дальнейшей деятельности.

Лукашенко заявил однозначно: в Беларуси отсутствуют политические статьи, поэтому политическая амнистия невозможна.

Павлюк Быковский отмечает: репрессии будут длиться до тех пор, пока не начнется торг политзаключенными.

— Единственное, что можно сказать определенно, торг политзаключенными будет, — считает политический обозреватель.

Последнее в рубрике