«Падение Берлинской стены — худшая ночь в моей жизни» — последний руководитель ГДР
15.10.2019
Стив Розенберг, ВВС, фото: REUTERS

«Падение Берлинской стены — худшая ночь в моей жизни» — последний руководитель ГДР

Это одна из самых странных экскурсий, на которых я был. Я езжу по Берлину с Эгоном Кренцем — последним руководителем Восточной Германии.

«Эта улица была аллеей Сталина», — рассказывает Эгон Кренц на Карл-Маркс-аллее в центре Берлина. — После смерти Сталина ее переименовали. А там была площадь Ленина. Там была большая статуя Ленина. Но они снесли ее».

Он смотрит в окно и улыбается: «Все это построила ГДР».

Кренц — 82-летний энергичный мужчина — в куда лучшем состоянии, чем страна, которой он когда-то управлял. Германская Демократическая Республика — Восточная Германия — больше не существует. Спустя тридцать лет после исторических событий 1989 года и падения Берлинской стены Кренц согласился встретиться со мной.

Почему Кренц любил Советский Союз

Из-за моего плохого немецкого и слабого английского Кренца мы общаемся на русском. Этот язык он хорошо знает. Для генерального секретаря правящей в ГДР партии знать русский было обязательно.

«Я люблю Россию и любил Советский Союз, — рассказывает он. — У меня по-прежнему там много связей. ГДР — дитя СССР. СССР стоял у колыбели этого государства. И, к сожалению, у могилы».

Для СССР Восточная Германия была ключевым аванпостом в Европе. На ее территории было размещено 800 военных гарнизонов и полмиллиона солдат.

«Оккупанты или нет, но мы видели в советских солдатах наших друзей», — говорит он.

Но чем выгодно быть частью советской империи?

«Эта формулировка — «часть советской империи»... это типичная западная терминология, — отвечает он. В рамках Варшавского договора мы видели Москву своим партнером. Хотя, конечно, в вопросах, касавшихся моей страны, за Советским Союзом было последнее слово», — говорит он.

Путь к вершине

Родившийся в 1937 году в семье портного Кренц быстро продвигался по коммунистической лестнице.

«Я был юным пионером, потом членом Союза свободной немецкой молодежи. После этого вступил в Социалистическую партию единой Германии. Потом возглавил ее. Я попробовал все!», — рассказывает он.

На протяжении многих лет его считали «молодым принцем», который скоро сменит пожилого лидера Восточной Германии Эриха Хонеккера.

Но к тому времени, как Кренц сменил Хоннекера в октябре 1989 года, партия начала терять власть.

По всему социалистическому блоку началась волна антикоммунистических выступлений. Режимы соцстран от Польши до Болгарии лихорадило на фоне массовых протестов и забастовок.

ГДР не стала исключением.

Ошибка Кренца

За неделю до падения Берлинской стены Эгон Кренц отправился в Москву на переговоры с Михаилом Горбачевым.

«Горбачев сказал мне, что люди СССР видят в народе восточной Германии братьев», — говорит он.

1
Кренц считает, что СССР его предал. Фото: Getty images

«[Горбачев говорил], что после народа СССР он больше других любит народ ГДР. И тогда я спросил: «Вы по-прежнему видите себя отцом ГДР?»

«Конечно, Эгон, — сказал он. — Если вы намекаете на возможное воссоединение Германии, то этого нет в повестке», — рассказывает Кренц.

«Я думал, что Горбачев говорит искренне. В этом была моя ошибка».

— Вам кажется, что Советский Союз вас предал? — спрашиваю я.

— Да.

Конец ГДР

9 ноября 1989 года Берлинская стена пала. Толпы ликующих жителей Восточной Германии устремились через открытую границу.

1
Фото: Getty images

«Это была худшая ночь в моей жизни, — говорит Кренц. — Я бы не хотел вновь это пережить. Когда политики на Западе говорят, что это было торжество народа, я их понимаю. Но вся ответственность ложилась на меня. В такой напряженный момент... Если бы в ту ночь кого-то убили, нас могли бы втянуть в военный конфликт между ведущими державами», — говорит Кренц.

Уже в начале декабря, меньше чем через месяц после падения стены, Кренц сложил с себя все полномочия. На следующий год Германия воссоединилась, ГДР канула в Лету.

До развала самого СССР оставалось не так много времени. Но в Восточной Европе Михаила Горбачева, в отличие от Кренца, считают героем за то, что он позволил пасть железному занавесу.

Стена разделила Берлин почти на 30 лет

Бывший президент СССР в беседе с Би-би-си в 2013 году сказал: «Меня часто обвиняют в том, что я отдал Центральную и Восточную Европу. Но кому я отдал? Я отдал Польшу, к примеру, полякам. Кому еще она принадлежит?».

Кренц потерял страну и власть.

А потом — свободу.

В 1997 его признали виновным в гибели людей, пытавшихся перейти через границу между Восточной и Западной частями города до падения стены. Четыре года он провел в тюрьме.

«Холодная война не закончилась»"

Эгон Кренц по-прежнему интересуется политикой. И по-прежнему поддерживает Москву.

«После слабых президентов, Горбачева и Ельцина, России очень повезло, что у нее есть Путин», — говорит он.

Кренц уверен, что холодная война не закончилась, а сейчас «ее просто ведут другими методами».

Сегодня Кренц живет спокойной жизнью в городке на побережье Балтийского моря.

«Я по-прежнему получаю множество писем от внуков жителей ГДР. Они пишут, что их бабушкам и дедушкам было бы очень приятно, если бы я поздравил их с днем рождения. Иногда ко мне подходят люди и просят автограф или сделать селфи».

В центре Берлина к Кренцу подходит группа учеников с учителем истории. Им повезло.

«Мы приехали из Гамбурга, изучаем историю ГДР, — говорит учитель Кренцу. — Встретить живого свидетеля — это просто потрясающе. Расскажите, что вы чувствовали, когда рухнула Стена?».

«Это был не праздник, — отвечает Кренц. — Очень драматичная была ночь».

Последнее в рубрике