Осень 1939-го: историческое значение для белорусов
17.09.2019
Дмитрий Дрозд, Салiдарнасць

Осень 1939-го: историческое значение для белорусов

Известный историк – о том, что события 1939 года никогда не получат одинаковую оценку по обе стороны белорусско-польской границы.

Известный историк специально для «Салiдарнасцi» – о том, что события 1939 года никогда не получат одинаковую оценку по обе стороны белорусско-польской границы.

То, что на западе от этой границы будет называться катастрофой, на востоке от неё будет называться торжеством справедливости. И у граждан суверенной Беларуси сегодня есть все основания иметь и свой суверенный взгляд на историю нашей страны, не исходя из концепций наших соседей – ни с запада, ни с востока.

Точно так у нас сегодня нет оснований замалчивать те преступления, которые были совершены советским режимом сначала против граждан БССР, а после против бывших граждан Речи Посполитой Польской на территории воссоединенной (пусть и не ставшей тогда независимой) республики. Независимо от национального происхождения этих граждан.

Многие из этих преступлений (Катынский расстрел, репрессии против мирных граждан, массовые депортации) попадают под категорию преступления против человечества и не имеют срока давности. Правда, отвечать за них уже некому. Ни идеологов этих преступлений, ни палачей, ни преступного советского государства уже не существует.

То, что воссоединение Беларуси, а после и создание независимого белорусского государства имеет и, скорее всего, будет иметь противников как с запада, так и с востока, неудивительно. Причиной этому является сложный 1000-летний исторический путь, приведший к формированию современной белорусской нации и государства.

1
Ввод советских войск на территорию Польши: кавалеристы сопровождают артиллерийскую батарею

У наших соседей есть карты – 300, 150, 90 или 30-летней давности, где вся наша земля или её часть входит в состав другого государства: Речи Посполитой Обоих Народов, Российской империи, РСФСР, СССР, Речи Посполитой Польской… Но похожая судьба у многих национальных государств, которые возродились или вообще возникли впервые после Первой мировой войны на развалинах империй.

Как и многие наши соседи, белорусы попробовали в 1918-19 годах создать свою национальную державу — Белорусскую Народную Республику. Создать на основе не политических, а этнографических карт. В пределах территорий с преобладающим белорусским населением. При этом у независимого белорусского государства, в отличие от польского или литовского, не было сильных союзников. Зато были могущественные противники.

После советско-польской войны и заключенного 18 марта 1921 года фактически без участия белорусов «Рижского мира» нашу землю разделили между собой западный и восточный оккупанты, каждый из которых считал её своей исконной территорией. С современной точки зрения совершенно неправильно называть это «миром»: это был фактически сговор, заключенный ценой белорусских и украинских земель, капитуляция советской власти, вызванная тактической необходимостью использовать армию на других участках гражданской войны. 

На то, что 25 марта 1918 года белорусы заявили о своём праве на самоопределение и создание государства, никто из агрессоров не обратил внимания. Беларусь, как это было не один раз, стала ареной для выяснения отношений между более могущественными странами. Силы были неравны, и белорусы на 28 лет стали разделенным народом.

Тяжесть этого раздела нельзя сравнить с судьбой разделенного после 1945 года немецкого народа или еще позже корейского. У обеих этих наций было хоть одно национальное независимое государство. У немцев – ФРГ, у корейцев – Южная Корея. И только половина оказалась под властью коммунистов. Северная Корея до сих пор находится под ней, а народ разделён.

У белорусов же вообще не было своего государства. И по обе стороны от границы белорусы подвергались дискриминации, русификации или полонизации.

Еще одним испытанием стало то, что по своей сути, СССР и Речь Посполитая Польская только заключили мир на бумаге, но фактически война никогда не прекращалась, принимая разные формы. От разведки, поддержки антигосударственных политических движений до организации вооруженной партизанской или террористической борьбы.

Сама идея коммунизма предполагала войну за мировое господство, и здесь Польша, как и прочие соседи, была первым кандидатом испытать это «счастье». Очевидно, что Сталин не смирился с Рижской капитуляцией, считая её временной тактической уступкой, и идея реванша никогда не угасала.

В пропагандистском плане советские газеты постоянно писали о тяжелом положении белорусов в панской Польше, не стесняясь в выражениях. Одним из наиболее частых эпитетов касательно соседнего государства было «фашистское». Поляки, а также белорусы, рожденные на территории позже оккупированной Польшей или имеющие с этой территорией любые другие связи, стали одной из главных категорий, подвергшейся репрессиям как «польские шпионы».

Но и жизнь национальных меньшинств в Польше была далека от идеала и выглядит относительно хорошей только на фоне совершенно невыносимой жизни в СССР.

Сейчас в России пытаются отмыть Сталина от сговора с Гитлером о разделе сфер влияния в Восточной Европе и совместном нападении на Польшу, приведшем к началу Второй мировой войны. Мол, настоящая причина войны – это Мюнхенский сговор, соглашение между Германией, Великобританией, Францией, Италией, приведшее осенью 1938 года к оккупации Гитлером Судетской, а Польшей — Тешинской областей Чехословакии. А Сталин, мол, только реагировал на сложившуюся в мире обстановку, защищался.

Однако нет сомнений в том, что планы нападения СССР на Польшу существовали раньше событий в Чехословакии. Такое вторжение могло быть объяснено, как превентивный удар, забота о русскоязычном населении или еще какими-то другими традиционными для агрессоров причинами.

Не удивительно, если подобные планы до сих пор хранятся под грифами «Совершенно секретно», но упоминания о них попадались мне в уже открытых документах.

Так, за год до Мюнхенского сговора и за два до пакта Молотова-Риббентропа 22 августа 1937 года заместитель наркома НКВД БССР майор государственной безопасности Григорий Хорхорин (5.12.38 арестован, 21.03.39 года умер в Бутырской тюрьме во время следствия, не реабилитирован) проводил специальное совещание для начальников особых отделов частей Белорусского военного округа.

В стенограмме зафиксировано выступление начальника ОО 5-й механизированной бригады, дислоцированной в Борисове, лейтенанта гб Осипова. Он во время обсуждения мобилизационного плана своей части сказал: «К нам приписаны машины из Приволжского военного округа. Придут они к нам тогда, когда мы уже будем на территории Польши. Зачем, спрашивается, они нам нужны? Они придут на 5 сутки…». Очевидно, что для всех присутствующих эта информация была известна и несекретна.

17 сентября 1939 года советские войска перешли границу Польши, уже атакованной немецкими войсками. По сути, Сталин вернул то, чем ему пришлось пожертвовать в 1920-21 годах. Беларусь была объединена в пределах одной республики. В 2019 году мы можем торжественно отметить 80-летие этого события.

В рамках традиционного для современной Беларуси советского взгляда на историю: белорусы должны быть благодарны Сталину за то, что он объединил Беларусь. Существует и противоположный взгляд, что белорусы чуть ли не должны вернуть всю западную Беларусь Польше.

Но для нас должен существовать только наш национальный взгляд на историю, за точку отсчёта которого мы берём 25 марта 1918 года. Только такой подход даёт нам возможность дать нашу оценку произошедшим в 1919, 1921 или 1939 годах событиям.

И именно с этой точки зрения не совсем корректно праздновать день 17 сентября как день объединения Беларуси, поскольку в этот день никакого объединения не произошло. Это день преступного нападения СССР на Польшу, приведшего к разрыву «Рижского мира». А вот днём Воссоединения белорусов вполне можно выбрать какой-то нейтральный день. Например, 14 ноября 1939 года, когда Верховный Совет БССР постановил принять Западную Беларусь в состав БССР.

И, очевидно, что это событие для белорусов имело историческое значение.

Последнее в рубрике