Органы для трансплантации: почему их так мало в Германии
16.01.2020
Никита Жолквер, DW

Органы для трансплантации: почему их так мало в Германии

ФРГ занимает одно из последних мест в Европе по числу пациентов, у которых после смерти изымают органы для трансплантации. При этом подавляющее большинство немцев готовы стать посмертными донорами.

В прошлом году только 932 умерших в немецких больницах пациента стали посмертными донорами. У них изъяли в общей сложности 2995 внутренних органов, в том числе 1524 почки, 726 печеней, 329 легких, 324 сердец, 87 поджелудочных желез и 5 тонких кишок. Таковы только что обнародованные данные немецкого Фонда трансплантации органов (Deutsche Stiftung Organtransplantation, DSO)

При этом в очереди на трансплантацию стоят в Германии около 10 000 пациентов. Каждый год примерно тысяча из них либо умирают, так и не дождавшись подходящего донорского органа, либо состояние их здоровья настолько ухудшается, что трансплантация становится невозможной.

Ограничения на изъятие внутренних органов

Германия занимает одно из последних мест в Европе по числу посмертных доноров. На миллион ее жителей приходится только 11 человек, у которых после смерти изъяли в 2019 году внутренние органы для пересадки безнадежно больным пациентам. В Польше таковых было 15, в Бельгии — 33, в Португалии — 34, а в Испании — даже 47 на миллион.

По действующим в настоящее время немецким законам, изъятие органов у умершего пациента допускается в строго ограниченных случаях. В идеале человек еще при жизни должен был письменно изъявить свое согласие либо в так называемом «завещании пациента» (Patientenverfügung), либо в «удостоверении донора» (Spenderausweis).

Такие удостоверения — картонные карточки размером с кредитную — носят в своих портмоне, по опросам, примерно 40% немцев, причем, 37% задокументировали в них свое согласие на посмертное изъятие органов. Если у умершего человека нет ни «завещания пациента», ни «удостоверения донора» (а были они только у 15% ставших посмертными донорами), то решение принимают его близкие — либо выполняя его последнюю устную волю (40% случаев), либо в соответствие с собственными морально-этическими представлениями (19%). В таких случаях довольно часто (41%) принимаются решения против изъятия органов.

Между тем годятся для трансплантации внутренние органы очень большого количества людей. Возрастные ограничения существуют только для донорства тканей. Например, сухожилия можно жертвовать лишь до достижения 65 лет. Почки, печень, сердце и сердечные клапаны часто изымают у умерших пациентов, которые значительно старше. Роговица глаза и 100-летнего человека может спасти зрение пациенту, которому грозит слепота.

Скандал в очереди на трансплантацию органов

Низкое число посмертных доноров в Германии иногда объясняют шумным скандалом, разразившемся в 2012 году. Тогда выяснилось, что некоторые коррумпированные врачи в немецких больницах, чтобы продвинуть в начало очереди на трансплантацию своих платежеспособных пациентов, приписывали им состояние здоровья хуже, чем оно было на самом деле. И по этой, мол, причине готовность немцев становится посмертными донорами стала такой низкой.

На самом же деле, сейчас такая готовность высока как никогда. По проведенному только что известным социологическим институтом Forsa опросу, 84% жителей Германии положительно относятся к посмертному донорству. Среди молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет их даже 93%. И в возрастной группе от 50 до 69 лет таковых еще 79%. Категорически против - только 8% и столько же относятся к посмертному донорству нейтрально.

Доля тех жителей Германии, которые и сами готовы в случае смерти пожертвовать своими органами для пересадки еще живым пациентам, ниже, но и она все равно превышает 70%. Так что истинные причины дефицита органов для трансплантации, считают эксперты, другие.

Испанский опыт изъятия органов для трансплантации

Одна из них — структура больниц в Германии. В Испании, указывает немецкий DSO, на изъятии внутренних органов специализируются только несколько подходящим образом оснащенных клиник с соответствующим персоналом. Для врачей и санитаров отделений интенсивной терапии это привычная повседневная работа.

Кроме того, в Испании, как и в целом ряде других европейских стран, разрешено изымать внутренние органы и у людей, умерших от коллапса сердечно-сосудистой системы, то есть после остановки сердца. В Германии — только у тех, у кого зафиксирована смерть головного мозга, а сердце еще продолжает биться.

В ФРГ в системе посмертного донорства участвуют примерно 1300 больниц. Более половины из них не произвели в прошлом году ни одного изъятия внутренних органов у умерших в них пациентов. Дело в том, указывает эксперт в этой сфере Хайко Буррак (Heiko Burrack), что небольшие клиники экономически не заинтересованы в этом: возни много, доходов мало.

Живой пациент выгоднее посмертного донора

Сначала, поясняет Буррак, кто-то в больнице должен вообще подумать о том, что умирающий пациент может стать донором органов. Затем два врача, которых еще надо найти, независимо друг от друга должны засвидетельствовать смерть мозга — полное прекращение деятельности полушарий, мозжечка и мозгового ствола без надежды на их восстановление. На это уходит, как минимум, два дня, на протяжении которых койка в отделении интенсивной терапии оказывается занятой и недоступной для другого еще живого пациента.

Плюс медперсонал должен с помощью дефицитного оборудования поддерживать жизнедеятельность внутренних органов посмертного донора, подключив его к аппаратуре искусственного дыхания. Затем хирурги извлекают подходящие органы.

Это происходит, как правило, ночью, указывает Буррак, поскольку днем в операционных проходят плановые операции. После ночной смены хирургам полагается день отдыха. Расходы у больниц большие, а возмещаются они не полностью. Куда выгоднее взять на лечение нового пациента на то место, которое занимает потенциальный посмертный донор.

Проект министра: доноры по умолчанию

Кое-что для улучшения ситуации в этой сфере министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (Jens Spahn) в прошлом году сделал - в большинстве немецких больниц теперь есть уполномоченные по вопросам донорства, лучше стала финансовая сторона дела. Но больше всего надежд министр возлагает на кардинальное изменение самой системы донорства и трансплантации органов.

Сейчас, чтобы стать посмертным донором в Германии, надо проявить собственную инициативу, будь то сделать соответствующую запись в «завещании пациента», заполнить и носить с собой «удостоверение донора» или хотя бы успеть объявить свою волю близким. Шпан же предлагает ввести правило презумпции согласия на донорство: по умолчанию должны считаться посмертными донорами все, кто еще при жизни однозначно не заявил о своем отказе им стать и не был внесен в специальный регистр.

Такое правило действует в России и многих других европейских странах, например, в Австрии, Болгарии, Венгрии, Италии, Испании, Латвии, Польше, Португалии, Словакии, Франции, Чехии. Их положительный опыт в этой сфере вроде бы очевиден. Но в Германии есть и немало противников идеи сделать всех жителей страны по умолчанию донорами органов.

Посмертное донорство и самоопределение человека

В том числе, в бундестаге, где в этот четверг, 16 января, на голосование, кроме законопроекта консерватора Йенса Шпана, которого поддерживают и некоторые социал-демократы, и представители оппозиционных партий, выносится еще один. Он тоже межфракционный — от депутатов партии «Союз 90»/ «зеленые» и посткоммунистической Левой партии.

Его авторы указывают на морально-этическую сторону вопроса, считают модель Шпана чрезмерным ограничением права человека на личное самоопределение. Они предлагают сохранить действующую практику, но обязать врачей и государственные органы обращать внимание жителей Германии на эту проблему и предлагать им занести себя в список потенциальных доноров. Возможность такая есть, например, при выдаче в паспортных столах новых документов, удостоверяющих личность человека, что в Германии приходится делать не реже раза в 10 лет.

Не факт, что бундестаг проголосует за предложение министра здравоохранения. Его, правда, поддерживают чуть больше депутатов, чем альтернативный законопроект — 222 против 191, как показало рейтинговое голосование летом прошлого года. Но остальные парламентарии - а всего их в Германии 709 — еще не определились с тем, какому варианту отдать предпочтение.

Последнее в рубрике