Общий дом для второй половины жизни. И для первой
30.09.2019
Яна Пчелинцева, Colta.ru

Общий дом для второй половины жизни. И для первой

Что такое коливинг и как он может спасти от одиночества пожилых и молодых.

«Как было бы хорошо, если бы спортзал и сауна были рядом, — думала я, возвращаясь на трамвае поздно вечером домой после рабочего дня и тренировки. — Нет! Идеально было бы, если бы они были прямо в моем доме! В квартире! И отдельный кабинет для работы!»

Многие мечтают о таких удобствах, но немногим они доступны. Кто-то ведь должен за них платить, а если эти удовольствия только для вас, то и платить только вам. Мне, например, персональный дворец не потянуть. Но если разделить это бремя с кем-то…

Совместное пользование различными пространствами существует много веков. Но сейчас это явление в сравнительно новых формах набирает популярность: коливинги, то есть дома совместного проживания, помогают людям решать не только экономические, но и социальные проблемы. А для Швеции коливинг в последние десятилетия становится надеждой на комфортное жилье иного типа в крупных городах.

Спасительный коливинг

Швеция признана одной из самых удобных стран Европы. Шведам удается соблюдать идеальный баланс между работой и личной жизнью, мегаполисом и уютным городком. При этом если сравнивать аренду жилья в Стокгольме с другими столицами Европы, то здесь она часто бывает в два-три раза дешевле. Во всяком случае, на официальном рынке. Дело в том, что он регулируется государством.

Но для того, чтобы прийти к комфортной жизни, нужно терпение. Очередь на аренду квартиры или дома здесь самая длинная в мире. У некоторых крупных предприятий — например, таких, как Ericsson или H&M, — есть собственные кампусы для приезжих сотрудников, но большинство компаний себе это позволить не может. По данным Конфедерации шведских предприятий, более чем у трети шведских компаний проблемы с набором персонала именно из-за нехватки жилья.

«Проблемы с жильем портят жизнь в городе, который я люблю», — говорит 27-летняя Маева Шаллер, которая переехала в Стокгольм из Франции. Купить свое жилье возможности у нее нет, за аренду она платила от 6500 до 8500 шведских крон (600—800 евро) в месяц и говорит, что это абсолютно терпимо. Но проблема в другом.

«В других городах люди, владеющие квартирами, часто сами в них не живут, а только сдают в аренду. В Стокгольме вы нередко находитесь в чьей-то квартире только на время отсутствия хозяев», — объясняет Шаллер. И поэтому, когда они возвращаются, вам приходится искать новый дом. За последние шесть лет Шаллер сменила девять квартир.

Дело в том, что, если посмотреть на статистику, Швеция — страна одиночек: более половины населения (52%) живет в своих доме или квартире в одиночестве. Так что сдавать жилье в аренду здесь странно, невыгодно и попросту хлопотно. Поэтому рынок арендной жилплощади здесь скудный.

Рынок собственных квартир тоже очень невелик: во всей Швеции за последние 30 лет построено всего 10% от требуемого жилфонда. В последние годы строительство активизировалось, но очень жесткие требования со стороны закона — например, обязательная доступность для каждого жителя инфраструктуры, транспорта и пр. — замедляют этот процесс.

В 2002 году в Швеции вышел закон о «кооперативной аренде»: кооперативное объединение может арендовать жилой дом у государственной жилищной компании и сдавать части дома в субаренду отдельным людям или семьям. Так возникают коливинги — дома, где каждая семья может арендовать собственную квартиру или комнату и получить доступ к нескольким общественным пространствам (чаще всего кухне и столовой).

Уже существующие коливинги, а также тех, кто намеревается создать новые общие дома, поддерживает ассоциация Kollektivhus. Одна из ее главных задач — это информировать общественность о совместном проживании и оказывать влияние на органы власти, чтобы облегчить создание и эксплуатацию жилищ нового типа.

Сейчас «под крылом» у Kollektivhus около 50 таких домов, половина из них — в Стокгольме. Стоимость жилья колеблется от 5700 до 8100 шведских крон (530—750 евро), самые дорогие квартиры — до 1000 евро. В эту сумму входит не только аренда, но и оплата некоторых услуг — скажем, уборки общих помещений, интернета и т.д. Один из таких домов — Färdknäppen, дом для людей старшего поколения.

Лекарство от одиночества

Почти сто лет назад, в 1930-е, идея совместного проживания в специально оборудованных домах нередко покоилась на чисто прагматическом аспекте: главной задачей было освободить граждан (главным образом женщин) от тягот домашнего быта. Не нужно тратить время на готовку: едой займутся специально нанятые сотрудники, а ты иди умножай благосостояние государства на рабочем месте!

Позже, в 1970-е — 1980-е, впервые появилась концепция «сообщничества» — такой организации общего быта, где все жители помогают друг другу с кухней, уборкой, ремонтом, присмотром за пожилыми людьми и детьми. Но большой популярности эта идея тогда не приобрела. И вот в 1990-е вдруг стало понятно, что совместное жилье — коливинг (или кохаузинг) — это один из лучших вариантов, в том числе для преодоления одиночества.

Шведы могут похвастать достаточно большой продолжительностью жизни, поэтому население возрастом 50 лет и старше здесь преобладает. Чаще всего это одинокие люди или пары, чьи дети выросли и хотят жить отдельно.

Инициатива создания Färdknäppen возникла в конце 1980-х годов благодаря усилиям нескольких людей, которые были обеспокоены своим будущим: как сделать так, чтобы с возрастом количество социальных связей не уменьшалось, а качество жизни не падало? Ответом стало проектирование совместного дома для людей «во вторую половину жизни». Тем более что государство поддерживает создание таких жилищ: это, с одной стороны, помогает освободить жилые площади, с другой — открывает возможности для общения.

Färdknäppen расположен на острове Сёдермальм в Стокгольме. Его жители — это люди за 40, не обремененные детьми и семейными заботами. В доме 43 квартиры, в каждой по 1—3 комнаты, небольшая кухня, санузел. Плюс около 400 квадратных метров совместного пользования — библиотека с телевизором и компьютером, мини-офис, прачечная, общая столовая и кухня, комната с камином, три комнаты для гостей, комнаты для шитья и работы по дереву, зона для утилизации (шведы на ней помешаны). В подвале — кладовые для хранения продуктов, зал для занятий спортом и сауна. Рядом — сад, еще один маленький сад есть на крыше. Получается, что все, кто живет в Färdknäppen, имеют — по цене квартиры среднего размера — доступ к целому дому площадью более 400 квадратов со всеми удобствами.

«От каждого — в соответствии с его способностями», — указано в правилах ассоциации Färdknäppen. Арендаторы коливинга регулярно трудятся на кухне, готовят общий обед или ужин, вместе заботятся о доме и саде. Но главное — каждый из них не одинок. «Если кто-то записался на обед, но не пришел, мы беспокоимся, все ли с ним в порядке», — рассказывают жители.

Все арендаторы платят за площадь своей квартиры и за часть общих площадей (она измеряется пропорционально размеру квартиры). Эти деньги вместе с членскими взносами составляют фонд ассоциации Färdknäppen, из которого покрываются все нужды дома: техобслуживание, уборка мест общего пользования, ремонт и замена бытовых устройств (посудомоечных машин, плит, холодильников).

Очередь в Färdknäppen большая. Чтобы вас внесли в список ожидания, нужно вступить в ассоциацию и ежегодно платить членские взносы, даже если вы не живете в доме, а только еще ждете своего шанса. Когда одна из квартир освобождается, совет ассоциации проводит собеседования с теми, кто подает заявку, и дает рекомендации жилищной компании, которая подписывает договор аренды с новыми жильцами.

Организаторы коливинга придерживаются идеи, что в доме должны жить люди разных возрастов — от 40 и старше. Тогда те, кто еще работает, смогут привнести в сообщество активный импульс, а пенсионеры, у которых больше свободного времени, обеспечат хотя бы частично приготовление пищи и уход за домом.

Помимо социальной стороны у жизни в Färdknäppen есть и существенные практические преимущества. Коммунальная организация питания экономит время и деньги, продукты закупаются оптом и доставляются на дом. Остатки пищи компостируются в саду, их используют как удобрение. Не нужно покупать личную стиральную машину, компьютер, оплачивать кабельные каналы, интернет — все это доступно в общей зоне и оплачивается из фонда ассоциации.

Жители регулярно ходят вместе на лекции и в кино, ездят на природу — в общем, заняты всем, что обычно делают большие компании. Естественно, дети часто приезжают к бабушкам и дедушкам, количество которых как бы сильно увеличивается.

«Каждый день в Färdknäppen мы узнаем что-то новое. Конечно, эта форма жизни не всегда легка — она может вызывать конфликты, но даже споры обогащают. Мы каждый день узнаем больше о том, как их решать», — с оптимизмом сообщают жители Färdknäppen.

Или еще пример.

С тех пор как для этого текста я начала интересоваться коливингом, соцсети стали подбрасывать мне соответствующий контент. Среди прочего — приглашение на экскурсию в только что открытый дом совместного проживания в Хамменхёге, городке на юге Швеции. Собственно, выглядит этот дом как благородный, заросший плющом замок.

В четырехэтажном старом здании раньше была сельская школа, потом общежитие. Первый этаж отдали некогда под столовую — сначала студенческую, потом здесь кормили беженцев. Теперь это семейный ресторан на 40 человек вкупе с оборудованной кухней, где жители дома будут готовить сами себе обеды и ужины. На остальных этажах — квартиры вперемешку с общественными пространствами разных размеров. В здании сохранили деревянные и каменные лестницы, высокие потолки и большие окна, но пристроили лифт и полностью поменяли планировку. Самая маленькая квартира — 28 кв.м, самая большая — почти 70.

Как я узнала на сайте компании, сдающей здесь квартиры в аренду, все жилые помещения были уже забронированы в прошлом году, когда коливинг еще даже не открылся. Предполагается, что все жильцы будут принимать участие в работе одной или нескольких групп по обслуживанию дома и в организации совместных мероприятий: например, уже можно записываться в группы по техподдержке (компьютеры и интернет), по оздоровлению (йога, спорт, медитации), по управлению парком (вокруг дома — большой сад), по организации кинопросмотров, в продовольственную группу и т.д.

«Мы будем вместе готовить в нашем ресторане, ухаживать за садом, косить траву в парке, устраивать вечеринки, совместное шитье, рисование, пение и танцы», — обещают устроители коливинга HamBo в Хамменхёге.

Модный коливинг

Жителями коливингов становятся, конечно, не только люди в возрасте. Молодое поколение, привыкшее к коворкингам и каршерингу, ищет в таких домах свои плюсы. Это в основном гибкость в организации жилья и возможность развиваться за счет живого общения.

«Наша целевая группа — молодые люди в возрасте от 20 до 35, которые ценят совместную жизнь с другими», — говорит Катарина Лильестам Бейер, генеральный директор и соучредитель Colive — компании, которая готовится открыть в 2020 году крупнейший коливинг в Стокгольме на 100 человек.

Такие дома удобны не только для одиночек, но и для семей с детьми. В большом коллективе всегда найдется, кому присмотреть за детьми, а они найдут себе товарищей для игр. Например, в совместном доме Kupan в Стокгольме четыре ребенка одного возраста — примерно от 8 до 11 лет — собираются в игровой комнате со спортивными снарядами, столом для рисования и игровой приставкой.

Обитатели коливингов не только вместе отмечают Рождество и Пасху, но и организуют совместные дела — в том числе профессиональные. Это, кстати, одна из главных черт коливинга, отличающая его от привычной нам коммуналки: здесь все люди должны разделять общие ценности и дополнять друг друга для развития своих идей и проектов.

Тем временем коливинги начинают появляться и в России.

— Когда моя дочь стала взрослой и уехала, мне стало скучно. Я живу в большом загородном доме, мне здесь нравится, но содержать такой дом накладно, да и зачем он мне одной? Поэтому я подумала, что хотела бы окружить себя людьми с близкими ценностями и интересами. Стала искать соседей: сначала по рекомендациям, потом просто по объявлению. И, хотя требования у меня достаточно строгие (например, обязательное вегетарианство), желающие снять комнату в общем доме находятся. Мы делим между собой некоторые обязанности и затраты на содержание дома и покупку продуктов, — рассказывает Елена Горохова из Подмосковья.

— Это целая философия общежития, — говорит Катерина Белкова, соосновательница российской сети ЗОЖ-коливингов «Синергия». — Многие пишут: «Называйте вещи своими именами — это общага/коммуналка!» Но мы знаем, с чем у россиян ассоциируются эти слова. Коливинг — благородное явление, цель которого — коллаборация людей, их усиление за счет того, что они не просто живут вместе, но у них единые интересы и цели.

По словам Катерины, в отличие от хостела, куда обычно приходят переночевать, в коливинге жильцы становятся почти семьей.

— Я лично со своим мужем познакомилась в нашем коливинге! Здесь мы учимся общаться, любить, дружить, проявлять эмпатию, говорить так, чтобы тебя понимали. Это стоит немалых усилий, но для этого люди сюда и приезжают.

Трудный коливинг

Конечно, нет в мире ничего совершенного. Во-первых, до сих пор много вопросов возникает в сфере разделения ответственности между кооперативными объединениями и жилищными компаниями. Поэтому несмотря на то, что треть жителей Швеции хотела бы жить в коливингах, эта форма жилья развивается не слишком быстро.

Во-вторых, отношения между жильцами существенно усложняют жизнь в коливингах. Когда Kollektivhus проводил в Швеции исследования на тему «хотят ли шведы жить совместно?», самыми главными недостатками совместной жизни анкетируемые назвали возможность шума и риск конфликтов с другими обитателями. Причем мнения женщин и мужчин разошлись: женщины боятся беспорядка и грязи в общей ванной, мужчины опасаются ссор с соседями и того, что им не удастся установить границы частной жизни.

Решения ищутся в процессе эксперимента. «Поскольку уборка и ремонт часто вызывают споры у жильцов, мы считаем важным отдать вопросы, являющиеся главным источником трений, на аутсорс», — говорит Йонас Хаггквист, сооснователь Colive.

Согласно тому же опросу Kollektivhus, шведы готовы делиться с соседями многим — вместе работать в саду, владеть совместно автомобилем, подключать общий доступ в интернет, оплачивать уборку, отопление, электричество, страхование жилья. При этом далеко не каждый согласен работать на кухне и совместно питаться, а уж тем более — пользоваться общей ванной. Поэтому в большинстве коливингов для взрослых в каждой квартире есть своя небольшая кухня и ванная. Хотя двери общественной кухни и столовой остаются открытыми для всех. Вообще каждый коливинг устроен по-своему, по собственным правилам.

У большинства людей совместное проживание ассоциируется с хиппи-коммунами 1970-х, но обновленная модель подразумевает другое и совсем не предполагает отказа от частной жизни и конфиденциальности.

«Идея не в том, чтобы находиться друг с другом 24 часа семь дней в неделю, — говорит архитектор Ингела Бломберг. — Главное — это облегчить себе жизнь, делиться общими пространствами и общаться с соседями, когда вы захотите».

В общем, самое важное, как утверждают жители коливингов, — это коммуникация. Согласованность действий обеспечивает порядок и мир в доме. Естественно, налаживать ее можно не только лично, но и через группы в соцсетях и мессенджерах.

Несколько лет назад Бломберг с коллегами организовали в Стокгольме международную конференцию по проблемам совместного проживания, которая показала растущий интерес к теме во всем мире. При этом Швеция вместе с Данией и Норвегией — флагманы коливингов в Европе.

Возможно, дело в северном менталитете: всем вместе жить теплее и удобнее. И если в прошлом иметь собственное жилье считалось престижным, то сейчас все больше ценятся экономичность, бережливое отношение к ресурсам, но главное — гибкость в устройстве своей жизни. А это и обещает вам коливинг.

Последнее в рубрике