О чем разговаривали Светлана и Сергей Тихановские по телефону
11.10.2020
Фото: Mindaugas Kulbis, AP

О чем разговаривали Светлана и Сергей Тихановские по телефону

Светлана Тихановская рассказала, что ей удалось поговорить по телефону с супругом Сергеем.

«Только что состоялся телефонный разговор Светланы и Сергея Тихановских, — сообщается в телеграм-канале Светланы Тихановской. — Это первый разговор за 4 месяца, за 134 дня».

Позже в телеграм-канале Светланы Тихановской появились подробности этого разговора.

Сергей: Узнала? Муж звонит.

Светлана: Привет, любимый.

<…>

Сергей: Ты как?

Светлана: Хорошо. А ты?

Сергей: Не так хорошо.

Сергей: Как дети? Что им сказали?

Светлана: Папа в командировке. <…> Агния каждый вечер спрашивает: «Когда приедет мой папа?». Плачет. Корней тоже ее успокаивает, что папа скоро будет, всё хорошо. Пока еще кормим сказками, где ты и что ты. Делаем всё возможное, чтобы скорее вы все вышли. Не знаю, как долго это может продлиться. Но надеемся, что очень скоро. Делаем все необходимое по изменению ситуации в республике. Я держусь только благодаря белорусам. Знаю, что отступать мы не можем и никогда этого не сделаем, пока вы все не будете освобождены.

Сергей: Как там? Макрона видел и Меркель.

Светлана: Хорошие люди. Поддерживают нас. Не признают легитимность одного человека. Верят в нашу победу, потому что наше дело правое.

Сергей: Это хорошо.

<…>

Сергей: Я думаю, что нормально все будет.

Светлана: Я тоже так думаю. Может быть, тебя уже где-то встречать?

Сергей: Нет. (Пауза.) Ну надо как-то жестче быть.

Светлана: Жестче? Я переживаю просто за всех, кто в тюрьме находится: чтобы на вас это всех не отразилось. Но, значит, будем жестче.

<…>

Светлана: Конечно, это все необычно и для Беларуси, и для зарубежных стран. Все белорусами восхищаются. Но все верят в нас. И все белорусы в себя поверили. Сейчас нет одного лидера, который управляет всем, что происходит. У нас дворы организуются в группы, районы собираются — люди сами себе лидеры. Децентрализация протеста. Нет такого, чтоб одного лидера забрать — и всё. Конечно, люди боятся, но борются сами с собой и выходят. Точно никто не остановится. Следующее, что должно случиться, — это переговоры с властью.

Сергей: Думаешь, будет?

Светлана: Они никуда не денутся. Я думаю, что будут.

Сергей: То, что ты ездишь, встречаешься, — это хорошо. По телевизору тебя вижу. Показывают тут каждый день. <…> Вчера сказали, что тебе 15 тысяч дали.

Светлана: Ну плюс еще 900 000 за диваном.

Сергей смеется.

<…>

Светлана: Ты там спортом не занимаешься?

Сергей: Нет.

Светлана: Книжек прочитал больше, чем за всю жизнь?

Сергей: Ну да.

<…>

Сергей: Ну всё тогда, обнимаю, целую.

Светлана: Мы тебя любим, Серёжа. Держись. Скоро всё закончится.

Позже Светлана Тихановская прокомментировала встречу в СИЗО КГБ и разговор с мужем:

«Сегодняшние события — это результат нашего с вами давления. Этой встречей Лукашенко признал существование политзаключенных, которых раньше называл уголовниками. И если он хотел показать готовность к диалогу, то должен освободить политзаключенных немедленно. Диалог в тюремной камере не ведется. Он говорит о конституционной реформе, но делает это, только чтобы ослабить наш протест. Мы продолжим жестко стоять на своем и мирно добиваться новых выборов».

Тихановского и еще несколько человек задержали 29 мая в Гродно во время пикета по сбору подписей. Правозащитники признали его политзаключенным.

Последнее в рубрике