Новая Конституция – дом без фундамента?

Новая Конституция – дом без фундамента?

Палата представителей осуществляет сбор предложений по внесению изменений в Конституцию Республики Беларусь. Александр Лукашенко не исключил, что может поделиться властью с «другими уровнями».

Координационный совет считает, что объявленные властью инициативы по поправкам в Конституцию не способствуют разрешению политического кризиса. Какой вариант конституционного развития страны сейчас наиболее оптимальный? Своим мнением газета «Белорусы и рынок» попросила поделиться известных юристов.

Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь, заместитель председателя Конституционного суда в 1994–1996 годах:

— Не думаю, что сама по себе конституционная реформа поможет выбраться из политического кризиса. Во-первых, этот процесс может затянуться на длительный срок. Во-вторых, власть может подправить Конституцию мелкими штрихами, а в целом оставить все как было. В-третьих, недостаточно иметь правильную Конституцию, главное, чтобы ее исполняли государственные органы. Основной закон страны в первую очередь должна соблюдать власть, а уже потом народ. Например, ныне действующая Конституция гарантирует свободу собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, не нарушающих правопорядок и права других граждан. На практике же людей за это на улицах избивает ОМОН и отправляет в СИЗО.

Другой момент, власть может создать видимость участия народа в подготовке конституционной реформы, но на самом деле оставить народ вне игры. Абсолютное большинство людей, принимавших участие в референдуме 1996 года, не знали, что было написано в новой Конституции и чем она отличалась от предыдущей. Да и сейчас не знают. Я понимаю, что не все столь сильно разбираются в конституционных вопросах, но это нужно доносить до народа и вовлекать его в обсуждение всеми способами. Изменения в Конституции люди должны обсуждать и в городах, и в деревнях.

Причем не должно быть места манипуляциям. Я вспоминаю, как перед референдумом 1996 года в почтовые ящики бросали образцы заполнения бюллетеней для голосования, и напротив варианта Конституции, предложенного президентом, стояла птичка. Казалось бы, что в этом такого? Но далекие от политики деревенские жители во время референдума, не задумываясь, поставили птичку по образцу, который получили по почте.

На мой взгляд, правильным сейчас будет не проводить референдум по поправкам в Конституцию, а вернуться к Конституции 1994 года и потом в спокойном режиме работать над тем, чтобы что-то в ней подправить. Считаю, что Конституция-94 достаточно демократичная и отвечает всем международным стандартам в сфере прав человека и гражданина.

Многие до сих пор думают, да и в правовых базах указано, что ныне действующая Конституция Беларуси — это та же Конституция 1994 года, только с поправками. На самом деле это два абсолютно разных документа. Объясню, что главным образом изменилось после вступления в силу Конституции-96.

Верховный Совет перестал быть высшим и единственным законодательным органом государственной власти Республики Беларусь. Был «размыт» принцип разделения властей, и мы получили два законодательных органа: парламент и президента. В такой ситуации нельзя говорить о том, что госорганы сдерживают и уравновешивают друг друга. И мы видим, что с 1996 года абсолютное большинство законов принято парламентом по инициативе президента или правительства, а не депутатов. Поэтому многие и задают резонный вопрос: зачем нам вообще парламент?

Конституция-96 установила, что декреты и указы президента стали иметь большую силу, чем закон. И наши суды выносят решения на основе подзаконных актов, которые иногда расходятся с законами.

Еще одна проблема — назначение должностных лиц госорганов. По сравнению с Конституцией-94 практически все назначения перешли от парламента к президенту. Понятно, к кому будут лояльны судьи Конституционного суда и члены Центризбиркома, если их назначает президент.

На республиканском референдуме 2004 года было принято еще одно изменение, и оно непосредственно связано с нынешним политическим кризисом. На том референдуме мы «элегантно» исключили из Конституции ограничение президентства двумя сроками. Таким образом, да здравствует монархия! Это шутка, но в ней большая доля правды.

Михаил ПАСТУХОВ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Респуб­лики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — январь 1997 года):

— Референдумы 1995, 1996 и 2004 годов не были законными, а их результаты достоверными. Так, в 1996 году первый состав Конституционного суда вынес принципиальное решение, согласно которому голосование по поправкам в Конституцию могло иметь лишь рекомендательный характер. Это означало, что в случае одобрения на референдуме их требовалось принять в ходе парламентской процедуры. Однако Александру Лукашенко не понравилось такое решение Конституционного суда, и он его отменил своим указом, что являлось нарушением Конституции и законов. Кроме того, еще до дня референдума президентским указом был отстранен от должности председатель Центризбиркома Виктор Гончар, который заявил, что из-за творимых нарушений избирательного законодательства он не утвердит итоги голосования. Множество нарушений было в ходе досрочного голосования и в сам день референдума.

Значит, поправки в Конституцию 1994 года, внесенные по итогам референдумов, не могут иметь юридического значения и приниматься в расчет. Конституция 1994 года остается единственной законной и, значит, сохраняющей свою силу.

Возникает вопрос: как вернуться к Конституции 1994 года? Один из вариантов предложил Виктор Бабарико: через референдум. Другой вариант: через Всебелорусское вече (собрание), когда народ, как единственный источник власти, может высказаться за восстановление действия Конституции 1994 года. Еще один вариант: когда «на царство» будет приглашена Светлана Тихановская. Она может принести присягу на основе этой Конституции и тем самым ее оживить.

Кроме того, высказывается предложение на переходный период к демократии ввести временную Конституцию. В таком качестве может быть использована так называемая Малая Конституция. Она была принята на Конгрессе демократических сил Беларуси 26 мая 2007 года. Мне довелось участвовать в ее подготовке. Отмечу, что она представляет собой лишь раздел об органах власти и их полномочиях, включая и должность президента с ограниченными полномочиями. Однако этот проект Конституции носит в значительной мере абстрактный характер, и трудно представить, как он будет вмонтирован в действующую правовую систему.

Очевидно, что действующая власть намерена проводить конституционную реформу в своих интересах и на основе действующей редакции Основного закона. Можно предположить, что будет учтен и использован казахский или российский вариант конституционной трансформации. Да, роль президента придется уменьшить за счет передачи части полномочий парламенту и правительству. Но не приходится сомневаться в том, что центр силы останется в руках прежнего главы государства, который может с должности президента пересесть в «другое кресло».

Я сторонник того, чтобы в стране была сразу восстановлена законная и легитимная Конституция 1994 года. После этого могут проводиться выборы по ранее действовавшим законам. Путь к законности и демократии, на мой взгляд, лежит через выборы в легитимный парламент, каковым по Конституции 1994 года является Верховный Совет Беларуси. После его избрания будут сформированы остальные органы власти: правительство, суды, прокуратура, органы внутренних дел и спецслужбы, местные органы власти. Можно будет подумать о внесении поправок в Конституцию в установленном порядке, в том числе о необходимости сохранения должности президента. Ведь без этой должности можно обойтись, как это было до ее введения: председатель парламента — он же глава государства (президент). При нем заместители и 260 депутатов. У нас будет в чистом виде парламентская республика с коллективным управлением. Все восстановится: и законность, и демократия, и справедливость.

Что делать сейчас? Из нынешней тупиковой ситуации можно выйти лишь путем диалога, причем равноправного и честного. Для этого нужны влиятельные посредники-гаранты. Они уже обозначились («нормандская четверка»). Теперь нужно срочно пригласить в Минск миссию ОБСЕ и на ее площадке начать переговорный процесс по ряду направлений. Конечно, долго, проблемно, неопределенно. Но лучше мирные пути развития, чем длящаяся больше двух месяцев гражданская война.

Последнее в рубрике