«Ни для Запада, ни для России нет очевидных хороших сценариев разрешения белорусского кризиса»
12.08.2021
Виктория Захарова, Салiдарнасць

«Ни для Запада, ни для России нет очевидных хороших сценариев разрешения белорусского кризиса»

Возможен ли в Беларуси «армянский вариант»?

Главный редактор «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов на днях опубликовал статью «Что надо делать Москве, чтобы привязанность к ней Белоруссии не зависела от Лукашенко».

В колонке главреда содержится ряд небезынтересных тезисов, постепенно подводящих читателя к мысли о том, что все возможные переговоры по решению белорусского кризиса зашли в тупик и Россия не станет напрямую вмешиваться во «внутренние дела соседей», но может обеспечить себе лояльность Беларуси – не экономической интеграцией, но прямым военным присутствием.

– Идею размещения военной базы в Беларуси <следовало бы> активно приветствовать – не для защиты от НАТО, а с целью привести отношения с Минском в понятную и стабильную форму. А тогда уже тема транзита и дальнейших отношений предстала бы в ином свете, – пишет Федор Лукьянов. –  И, возможно, России стало бы гораздо меньше дела до того, кто и как правит в Беларуси, лишь бы правители понимали, что попытки проведения недружественной политики вызовут реакцию, в том числе силового характера.

Этот вывод, да и всю статью, можно было бы считать авторской колонкой. Но Федор Лукьянов – не рядовой корреспондент, а опытнейший журналист-международник, политолог, председатель неправительственной, но весьма авторитетной  организации «Совет по внешней и оборонной политике», а также директор дискуссионного клуба «Валдай», в котором регулярно участвует Владимир Путин.

Посему мнение автора может совпадать с мнением не только редакции, но и российских политических сил, способных повлиять на исход белорусского кризиса.

Возможно, именно потому политическая и силовая верхушка РФ и позволяет Лукашенко тянуть с согласованием «дорожных карт» – они вообще не важны в этой ситуации. Зато охотно поддерживает агрессивную риторику о внешних врагах и войсках НАТО, лязгающих гусеницами у границ, и позволяет все глубже запутаться в им же организованном миграционном кризисе, чтобы не просто припугнуть соседей – быть вынужденным попросить российской военной помощи…

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий расценивает статью как отражение настроений Кремля и сигнал Москвы в сторону оппозиции и международного сообщества – «о готовности искать выход из патовой ситуации вокруг белорусского кризиса». Но исключительно в обмен на гарантии сохранения Беларуси в российской сфере влияния, кои может обеспечить, в частности, постоянное военное присутствие Вооруженных сил РФ на территории нашей страны.

Эксперт отмечает, что как для Кремля, так и для Запада может быть приемлема реализация «армянской модели», при которой РФ получит углубленную военную интеграцию с Беларусью, а международное сообщество – смену режима и демократизацию общественно-политической жизни Минска. Определенные договоренности по этому поводу с западными странами, включая США, уже заключены, считают исследователи ЦСВИ:

– «Армянская модель» не может быть реализована в отношениях с Беларусью в нынешних условиях без изменения политического статус-кво в Минске, так как спровоцирует введение новых санкций против России за подрыв независимости и суверенитета Беларуси (не забываем про Акт Конгресса США о правах человека, демократии и суверенитете Беларуси 2020 года). А Москва не собирается подставляться под новые санкции из-за своего союзника.

А вот политолог Андрей Казакевич не склонен видеть в статье российского журналиста «месседж Западу».

– Я не стал бы, во-первых, интерпретировать этот как настроения Кремля, а не просто личную позицию. Лукьянов часто высказывает мнения по различным аспектам внешней политики, и далеко не все из них потом становятся частью этой политики, – пояснил эксперт «Филину». – Он представитель лишь одного из политических спектров, которые так или иначе влияют на общую линию.

Во-вторых, мне кажется, в статье затрагивается немного другой аспект: речь о том, что какой-то транзит власти возможен только в том случае, если для России будут материальные гарантии того, что внешнеполитическая ситуация для Беларуси не изменится и она все равно останется в орбите российского влияния.

И – например – таким механизмом может быть военная база. Если бы она была в Беларуси, то, наверное, можно было бы не слишком обращать внимание на то, кто именно придет к власти: влияние и зависимость от России все равно будет сохраняться. Но пока ее нет, то, соответственно, и ощутимых рычагов <влияния> немного. Поэтому Лукашенко и сопротивляется, чтобы такая база в итоге появилась.

Я увидел в статье мысль о том, что транзит в Беларуси должен быть, но в настоящее время ситуация патовая и нет очевидных хороших сценариев разрешения белорусского кризиса – ни для Запада, ни для России.

– Некоторые аналитики еще в прошлом году говорили, и сейчас полагают, что армянский вариант устроил бы обе стороны. Насколько, на ваш взгляд, он реалистичен для Беларуси?

– Сейчас уже, наверное, маловероятен, по крайней мере, если мы говорим про ситуацию выборы 2020 года. В Армении сценарий реализовывался, когда было много людей на улицах, была революционная ситуация. В Беларуси сейчас все выглядит по-другому: силовые действия Лукашенко привели к тому, что визуальных проявлений протеста нет либо они очень сильно подавляются.

Поэтому, если и говорить про «армянский сценарий», то для него должна быть новая ситуация – может быть, связанная с электоральными кампаниями, скажем, референдумом или следующими выборами.

И то, если смотреть на его логику, то Москва может разрешить такой сценарий лишь при очень серьезных гарантиях того, что Беларусь останется в сфере российского влияния. И это должны быть не слова, не заявления, а что-то настолько же осязаемое, как военная база.

– Получается, что сейчас никто, помимо Лукашенко, такой гарантии дать не может?

– В целом, да. В последние месяцы, даже весь последний год он проводит антизападную политику, что, конечно, нравится России, поскольку демонстрирует, что Лукашенко разрывает возможности для внешнеполитического баланса.

Риторика внутри страны стала откровенно пророссийской и антизападной. Да и другими, более мелкими действиями Лукашенко всячески демонстрирует, что он с Россией и готов поддержать ее стратегические интересы.

Причем, опять же, он не только говорит, а действует – разрывает отношения с Европейским союзом, США, идет на обострение в каких-то вопросах, а это уже определенная гарантия того, что если он даже захочет вновь поменять политику, быстро этого сделать не получится.

В конце концов, он у власти, он более или менее известен и понятен Кремлю, и в этом отношении, безусловно, рисков во взаимоотношениях меньше, чем с приходом какого-либо нового правительства.

Россия, по мнению политолога, с наибольшей вероятностью продолжит оказывать ограниченную поддержку Лукашенко, не предоставляя, впрочем, слишком больших инвестиций. С другими игроками Кремль будет готов разговаривать лишь в том случае, если они продемонстрируют, что имеют существенную поддержку внутри страны. А сделать это, скорее всего, получится не раньше, чем в следующей электоральной кампании.

Последнее в рубрике