Когда в Беларуси появится власть-невидимка?
26.01.2012
Виктор ЛИСТОПАДОВ

Когда в Беларуси появится власть-невидимка?

Электронное правительство – это не перевод госуслуг в интернет, а новая система общения с населением, когда государство, оставаясь зачастую невидимым, находится в полном контакте со своими гражданами, а те – с государством. Как работает власть-невидимка и что мешает пока белорусам жить в стране с виртуальным правительством рассказывает Марина СОКОЛОВА, автор исследования «Электронное правительство в Беларуси: преодолеть инерцию информатизации».

-- В Беларуси происходит формирование государственной системы оказания электронных услуг. Уже сегодня можно обратиться с письменным запросом и получить ответ. Можно ли говорить, что электронное правительство уже действует?

— Электронное правительство предполагает два аспекта. Один, самый главный, основан на позиции пользователя (гражданина или организации). С его точки зрения правительство является «черным ящиком», который предоставляет «индивидуализированные» услуги или продукты. Потребители госуслуг обращаются за ними в ситуациях, когда возникает потребность в участии государственных органов в их жизни (например, вступление в брак, строительство нового дома, получение социальных выплат). Такой подход называют «клиентоцентричным».

Второй аспект связан с повышением эффективности «внутренних» административных процедур. У нас в основном обращается внимание на то, как автоматизировать административные процедуры, регламентировать электронный документооборот. Однако проблема в том, что электронное правительство не является лишь автоматизацией существующих процедур. Оно радикально меняет отношения между правительством (и саму его суть) и гражданами, которые рассматриваются как клиенты, заслуживающие уважения и доверия. Это также переход от модели разрозненных министерств к полностью интегрированному правительству. В противном случае есть лишь только затраты на компьютеры, обслуживание сети, программное обеспечение...

— А как на жизни обычных людей отражается работа электронного правительства?

— Безусловно, какие-то процедуры автоматизируются, однако не всегда именно те, которые нужны гражданам. За средства по созданию электронного правительства воюют различные ведомства. И то ведомство, которое получает их, выстраивает политику в зависимости от своего понимания. Кроме того, существует юридическая проблема: в законодательстве нет определения, что такое электронная государственная услуга. А ведь административная процедура и электронная государственная услуга — это разные вещи. Административная процедура относится к сфере внутреннего административного взаимодействия. Электронная услуга — результат работы административных органов для людей.

Пока получается, что многое в этой сфере делается чиновниками для чиновников. Это их беда, а не вина. Причина во многом в том, что электронное правительство отдано на откуп техническим работникам. Сами же сотрудники министерств и ведомств, как, впрочем, и гражданское общество, слабо вовлечены в процесс планирования. В результате затраты оказываются неэффективными.

— Цель-максимум создания электронного правительства — упрощение жизни людей?

— Безусловно. Например, проще заполнить налоговую декларацию онлайн, чем ехать в налоговую. Хорошо было бы любые необходимые документы получать и заполнять онлайн. Особенно заинтересован в этом бизнес, который вынужден собирать значительное количество документов для работы, тратить на это материальные и человеческие ресурсы.

Более того, инструменты электронного правительства могут обеспечить гражданам возможность контролировать, на каком этапе находится рассмотрение того или иного вопроса — заявления, ходатайства. С одной стороны, это хорошо для человека, который обращается в госорганы, с другой -- система позволяет контролировать чиновников. Начальник видит, как его подчиненный рассматривает обращения граждан.

— Может ли электронное правительство сделать доступным пласт информации, который имеется в различных ведомствах, но, не являясь секретным, оказывается закрытым для граждан, в том числе журналистов?

— Да, конечно. Есть масса данных, в которых заинтересован и бизнес, и третий сектор. Например, какой-то бизнес может создать ресурс, где будет подробная и удобная для клиента информация по движению городского транспорта. Это может быть бесплатный для клиента ресурс, на котором будут зарабатывать посредством рекламы. Однако снова-таки возможность пользоваться этими открытыми данными должна быть как-то законодательно оформлена.

— Как выглядит Беларусь в сравнении с европейскими странами в сфере создания электронного правительства?

— По формальным признакам вполне прилично. Однако существует проблема критериев оценки. Например, в международных обзорах используется незначительное количество параметров. Анализируют сайты нескольких министерств, например: здравоохранения, образования, социальной защиты. У нас принята программа развития электронных услуг, в которой как раз и ставится задача усовершенствовать сайты тех ведомств, которые затем будут обозреваться. В итоге в рейтинге мы будем на достаточно высоком месте, в то время как в целом это не будет отражать реальную ситуацию. Вообще же у нас создана хорошая основа — есть инфраструктура, есть наполнение информационными ресурсами. Однако из-за того, что к организации электронного правительства не привлекаются представители различных слоев общества (и, прежде всего бизнес), дальше этого не идет.

— Какие есть еще препятствия для развития системы электронного правительства?

— Недостаточная медиаграмотность населения, то есть понимание того, что нам дают информационно-коммуникационные технологии. И это проблема не только белорусская, но и многих европейских стран. Чтобы граждане пользовались услугами электронного правительства, они должны понимать механизм его работы, видеть выгоду в использовании его ресурсов и доверять им. Это означает, что людей необходимо информировать о безопасном поведении в интернете, о правилах поведения. Даже если среди белорусов уже 50% пользователей интернета, важно чтобы новые способы коммуникации работали на улучшение жизни, а не только на развлечение.

— Кто, на Ваш взгляд, должен обучать медиаграмотности?

— На первом этапе к проблеме хотя бы необходимо привлечь внимание. И здесь может проявить себя третий сектор, проводя семинары, программы. Далее стоит подумать о том, чтобы в школах и вузах учили не программированию, а медиаграмотности. Массовое обучение программированию — это то же самое, как если бы нас учили настраивать сантехническое оборудование, а не мыть руки после того, как мы им воспользовались. Молодые люди должны знакомиться с навыками качественного поиска в интернете, правилами безопасного поведения в интернете. Тогда граждане будут понимать, чего можно ожидать от электронного правительства, в чем его преимущества.

К слову, обучить медиаграмотности не сложно. Тут скорее проблема в готовности принять политическое решение.

— И все-таки, что нужно сделать, чтобы электронное правительство в Беларуси работало не хуже европейского?

— Для начала необходимо понять, что нам нужно. И при том, не правительству, а рядовым белорусам. Необходимо привлечь внимание граждан к проблеме создания электронного правительства, к проблеме безопасности в интернете. Люди должны знать, где можно оставлять свои данные, а где нельзя. В мире давно известно, что более эффективно научить каждого пользователя защищать себя, чем пытаться обезопасить систему в целом. Если заработает электронное правительство, надо быть готовым, что в госорганах о нас будет собрано огромное количество различной информации.

— Как же защититься?

— В ЕС принята Конвенция о защите персональных данных, подвергающихся автоматической обработке. Речь идет о том, что граждане должны знать, кто, когда и зачем обращается к их данным. Это означает, что если Министерство образования запросило данные о составе семьи, человека должны уведомить об этом факте. Мне кажется, об этом стоит думать и у нас. Меня настораживает, что в планы белорусского правительства входит присоединение к Конвенции о защите от киберпреступности, а речи о присоединении к Конвенции о защите персональных данных, подвергающихся автоматической обработке не идет. На мой взгляд, эти две конвенции идут в одной связке.

С исследованием «Электронное правительство в Беларуси: преодолеть инерцию информатизации» можно ознакомиться здесь

Последнее в рубрике