Выступят ли Европа и Россия единым фронтом против Лукашенко?
24.12.2010
Анастасия БЕЛЕНЬКАЯ

Выступят ли Европа и Россия единым фронтом против Лукашенко?

Какая польза для России от переизбрания Александра Лукашенко, какую цену он заплатил за признание выборов и станут ли договариваться против белорусского лидера Москва и Брюссель. Об этом в интервью «Завтра твоей страны» рассказал политолог, руководитель программы «Россия — ЕС» Финского института международных отношений Аркадий МОШЕС.

«Как только спадетэмоциональный накал, начнутся новые переговоры с ЕС»

— Наканунепрезидентских выборов в Беларуси вы с уверенностью утверждали, что и Россия, иЕвросоюз признают их. Не изменилось ли ваше мнение после событий 19 декабря?

— Абсолютно. Другое дело, что признание выборов для меня --это не нахождение некой юридической формулы или принятие официальногозаявления: мол, мы признаем соответствие выборов неким стандартам. Признаниевыборов для меня значит признание их исхода. Результатом выборов является то,что Александр Лукашенко остался у власти. И я, как и ранее, утверждаю, что ЕС иРоссия будут иметь с ним дело как с фактическим правителем страны.

При этом Евросоюз, возможно, и будет говорить онеприемлемости чего-то. Но он, например, говорит о неприемлемости пребыванияроссийский войск на территории Грузии, однако это не мешает ему иметь отношенияс Москвой. Вот почему я считаю, что можно говорить о неприемлемости иодновременно под разными лозунгами вести переговоры с властями. Тем более чтоэто сейчас становится абсолютно необходимо для того, чтобы добиться освобожденияполитических заключенных. Другой силы, которая будет настойчиво требоватьэтого, просто нет. Естественно, для того, чтобы об этом говорить результативно,нужно что-то предлагать, в том числе в экономическом плане. Как только спадетэмоциональный накал, начнутся новые переговоры.

«Демократизация вБеларуси – слишком большой вызов для российской власти»

— А как поведет себяРоссия? Ведь Александр Лукашенко так и не получил пока официального поздравленияот российского руководства.

— С Россией тоже все понятно. Она признала Лукашенко ещенакануне выборов. На мой взгляд, нет оснований предполагать, что эта позициябудет пересмотрена. Да, никто не собирается там любить Лукашенко, но с нимбудут прагматически взаимодействовать, потому что альтернатива представляла быдля России большую угрозу, чем сохранение Лукашенко у власти.

Дело в том, что демократизация в Беларуси или же сменавласти в преддверии российского предвыборного цикла являлась бы слишком большимвызовом для самой российской власти. А также для других союзников России, скоторыми сейчас Беларусь вступает в Единое экономическое пространство, ируководство которых, как известно, поспешило поздравить г-на Лукашенко спереизбранием.

— Однако это«признание» тоже чего-то стоило?

— Как аналитик я не являюсь сторонником «теории заговора». Ясчитаю, что если у людей есть основания подозревать о наличии неких двуличныхдоговоренностей, то следует говорить конкретно, что может входить в тот илииной пакет и быть предметом размена. На мой взгляд, перемирие России сБеларусью тактическое, и торг еще продолжится. Не надо исключать, что будутсделаны попытки, что называется, «дожать» г-на Лукашенко в вопросе передачи подконтроль российских структур наиболее ценных предметов государственнойсобственности в Беларуси. Они являлись интересом российского, если неполитического, то экономического класса как минимум последние 10 лет. Раз цельтакая стоит, то никогда нельзя исключать, что по этому поводу возможен какой-тоновый раунд борьбы.

На сегодняшний момент, как мне кажется, размен ужесостоялся. И размен включает как вещи знаковые и не очень важные, типа принятияБеларуси председательства в Организации Договора о коллективной безопасности,так и более важные – это подписание и ратификация Беларусью всех документов,касающихся создания Единого экономического пространства. Это очень важно дляМосквы. И мне кажется, что в нынешних условиях г-ну Лукашенко нет необходимостиотдавать что-то большее. Обещать – пожалуйста, но отдавать – нет. Потому что всложившейся ситуации именно Лукашенко был, как принято говорить на Западе, вкресле водителя, и он решал, он одержал внешнеполитическую победу,продемонстрировал Москве огромный ресурс дальнейшего сближения с Европой и наэтой основе заставил Москву принять перемирие на своих условиях. Эти условия —возврат Беларуси, пусть даже временный, в русло интеграционных процессов так,как это изложено в документах, в обмен на снятие формальных политическихпретензий, которые, если посмотреть на репортажи российского государственноготелевидения, даже до конца сняты не были.

— Значит, со дня надень следует ожидать поздравления от Дмитрия Анатольевича?

— Я не знаю, услышим ли мы поздравления. Ведь психологическийклимат в отношениях между лидерами не может восстановиться полностью. Слишкоммного было все-таки сказано за последние месяцы. Но, с моей точки зрения, это ине принципиально.

Я понимаю: психологически людям в Беларуси очень хочется начто-то опираться: ОБСЕ критикует, ЕС там чего-то не признала или назваланеприемлемым, Россия не поздравила... Номы живем в мире реальной политики, где слова-символы имеют меньшее значение,чем конкретные действия, имеющие конкретную, выраженную в деньгах стоимость.Это относится как к России, так и к ЕС.

«Соглашение осовместной политике России и ЕС по отношению к Беларуси невозможно»

— А возможен лисценарий сговора этих двух субъектов с целью поменять власть Беларуси на болеепредсказуемую?

— Нет, не возможен. Соглашение было бы возможно, если быРоссия была заинтересована в демократизации Беларуси. Но стратегические целиэтих двух субъектов не совпадают. ЕС заинтересован в реформировании Беларуси, впоявлении нормально работающей рыночной экономики, которая будет создаватьменьше проблем соседям, в политической либерализации, как минимум, идемократизации, как максимум. Это и есть интерес ЕС.

Интерес же Кремля заключается сегодня, прежде всего, в удержанииБеларуси в сфере российского геополитического притяжения, в сохранении в странесистемы, которая может называться «либерализм где можно, репрессии, гденеобходимо». Это, собственно, система, которая однотипна той, что существует ив России. И мне кажется, что при таком серьезном несовпадении целейстратегический сговор Евросоюза и России невозможен.

Хотел бы еще обратить внимание, что Европа кардинальноизменила свой подход к Беларуси в последние 2-2,5 года. До этого господствоваломолчаливое признание того, что Беларусь находится в сфере российского влияния,что ничего там сделать нельзя, потому что всем там рулит Россия. Сегодня этогоподхода больше нет. Подход сводится к тому, что в Беларуси, наверное,действительно сделать можно не очень много, но можно попытаться. Внимание кБеларуси растет. Открываются новые возможности.

И в Европе и в России будут признавать реальность, котораясводится к тому, что у власти сегодня находится Александр Лукашенко. Соглашениео совместной политике России и ЕС по отношению к Беларуси, которое сводилась быкак к попыткам сменить режим, так и к попыткам консолидировать режим, мнекажется, невозможным. 

Последнее в рубрике