Политолог: Чем выше пост чиновника, тем ниже должен быть барьер его приватности
14.06.2019
Наталья Колесниченко, Завтра твоей страны

Политолог: Чем выше пост чиновника, тем ниже должен быть барьер его приватности

Засекретят ли коттеджи власть имущих под благовидным предлогом защиты личных данных каждого белоруса?

Проект закона «О персональных данных» прошел первое чтение в Палате представителей Национального собрания. Когда он вступит в силу, то будет регулировать сбор, обработку, хранение и передачу персональных данных граждан.  По словам директора Национального центра законодательства и правовых исследований Вадима Ипатова, после того, как закон вступит в силу, он также может ограничивать право публиковать некоторые сведения о чиновниках без их согласия. К примеру, будет невозможна обнародование снимков коттеджей, принадлежащих госслужащим. Он сослался на недавний случай, когда в СМИ попали фотографии коттеджа председателя Центризбиркома Лидии Ермошиной, что вызвало недовольство хозяйки.

Означает ли это, что в Беларуси создаются новые барьеры для доступа общественности к информации о чиновниках?

На страже чиновничьих коттеджей или обычных граждан? 

Закон призван защитить приватность людей от автоматизированной обработки данных, которые собирают государственные структуры и коммерческие компании, объясняет юрист, эксперт лаборатории цифровых свобод Human Constanta Алексей Козлюк.

По его мнению, попытки использовать закон для ограничения распространения информации о чиновниках и других публичных персонах потенциально возможны. Но законопроект разрабатывался совсем не для этого.

Вопрос в том, будет ли считаться публикация фотографии дома чиновника автоматизированной обработкой персональных данных.

− Очень жаль, что разработчики законопроекта, используют именно этот пример, а не тот, который позволил бы действительно увидеть позитивный эффект от его принятия, − отмечает Алексей Козлюк.

Он считает, что на самом деле нужны другие примеры, позволяющие понять, что из себя представляет новый законопроект.

По словам эксперта, следовало бы акцентировать внимание на том, что маркетинговые компании, которые нередко бесконтрольно обмениваются базами данных пользователей, не смогут больше собирать и распространять персональные данные без разрешения клиентов. Государственные органы также должны будут действовать в рамках закона, определяющего порядок сбора сведений, как пользователи могут получить доступ к этим данным, сверить их корректность или потребовать удалить, объясняет юрист.

Представитель Human Constanta надеется, что закон будет защищать обычных граждан, пользователей от корпораций и государства.

Почему публичные персоны не имеют привилегии «быть забытыми»

В законопроекте есть положение о том, что в интересах общественности журналисты смогут собирать и распространять информацию без согласия субъекта персональных данных. В том числе разрешена публикация «информации, влияющей на выполнение своих обязанностей государственными должностными лицами, занимающими ответственное положение, общественными деятелями».

Законы о персональных данных действуют больше чем в 120 странах. Однако Алексей Козлюк подчеркивает,  что в этих государствах не запрещается предавать огласке больше информации о публичных персонах и чиновниках.

− На чиновников, бизнесменов, спортсменов и других людей, которые действуют в публичном качестве, не распространяется право «быть забытым», — говорит Алексей Козлюк.

По словам юриста, в белорусском законодательстве о частной жизни подобного разделения нет. Чиновники в нашей стране и без того неплохо защищены от общественного контроля

Алексей Козлюк считает, что нет никакой необходимости вводить дополнительное регулирование и применять закон о персональных данных, чтобы защищать информацию об имуществе чиновников.

− В будущем правозащитным организациям следует отслеживать практику применения закона, чтобы не получилось нецелевого использования его норм, − считает юрист.

Проекту закона «О персональных данных» предстоит пройти второе чтение. Он должен быть принят Советом Республики и подписан президентом. И вступит в силу через год после официального опубликования.

Как провести грань между частной жизнью и общественным интересом?

Политолог Алесь Логвинец видит в подобных высказываниях и инициативах желание чиновников защитить себя от высокой степени контроля со стороны общества.

− Відавочна, што кожны мае права на таямніцу пэўных прыватных дадзеных. Але ў дачыненні чыноўнікаў ці палітыкаў ёсць правіла: чым вышэйшую пазіцыю ты займаеш, тым ніжэйшы бар’ер тваёй прыватнасці, − говорит политолог.

Он напоминает, что чиновники в Беларуси, в отличие, к примеру, от украинских коллег не обнародуют свои налоговые декларации. Хотя во многих странах это — правило.

− Заходзіш на сайт Еўрапейскага парламенту і глядзіш інфармацыю пра кожнага з дэпутатаў. Там змешчаны і дэкларацыі аб іх маёмасці, − говорит Алесь Логвинец.

Он признает, что в Беларуси власти параллельно с важными изменениями, ссылаясь на международную практику,  иногда проводят положения, которые еще больше закрывают от общественности деятельность чиновников.

− Больш за тое, паколькі механізмы прававой дзяржавы ў Беларусі не працуюць, то вельмі верагодна, што заканадаўчыя нормы будуць прымяняцца не заўсёды справядліва, − считает политолог.

«Для коррупционера опубликовать свою декларацию − все равно что выстрелить себе в ногу»

Нужна свежая аналитика? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

Последнее в рубрике