Макей: Миф о необходимости выбирать либо только с Россией, либо только с Западом и является первопричиной конфликтов
05.06.2019
Алексей Алексеев, Завтра твоей страны

Макей: Миф о необходимости выбирать либо только с Россией, либо только с Западом и является первопричиной конфликтов

Почему Беларусь не воспользовалась инструментами, которые дает «Восточное партнерство» для сотрудничества с Евросоюзом?

26 мая исполнилось 10 лет инициативе «Восточное партнерство».  Она была призвана углубить и укрепить отношения между ЕС и восточными странами-соседями (Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Молдовой и Украиной) и стать драйвером экономического роста этих стран. Однако что-то пошло не так.

— Евросоюз выступил с очень серьезным и интересным проектом, но не учел, что «Восточное партнерство» столкнется с таким сильным противодействием, а также того, что инструментов для реализации задуманного у ЕС очень мало, — заявил на семинаре «10 лет «Восточному партнерству»: итоги и перспективы» координатор совета по международным отношениям «Минский Диалог» Денис Мельянцов.

Ситуация навязанного выбора

По мнению экспертов, «Восточное партнерство» изначально имело целью усиление влияния Евросоюза в странах бывшего СССР и было воспринято Россией как вторжение в сферу ее влияния.

— Несмотря на то, что «Восточное партнерство» подразумевает собой сотрудничество в экономической сфере, Россия восприняла его как угрозу. Она увидела в нем своеобразную «наклонную доску» — сначала экономическое сотрудничество, затем последует политическая интеграция, а потом и военная, — рассказывает директор института стратегических инициатив, экс-советник премьер-министра Молдовы Влад Кульминский.

Российская Федерация стремилась всячески противодействовать европейской инициативе, фактически вынуждая страны Восточного партнерства делать выбор между ней и Европой. Хотя европейцы не делали различий между государствами, стремящимися в Евросоюз, и странами, у которых вопрос членства в ЕС на повестке дня не стоял (таких, как Беларусь).

— В ситуации «навязанного выбора» наша страна не могла воспользоваться всем спектром возможностей, которое давало «Восточное партнерство». До 2014 года участие Беларуси в этой инициативе вообще было минимальным,  — рассказывает Денис Мельянцов.

Не все гладко с реализацией программ «Восточного партнерства» было и в странах, которые поставили своей целью вступление в ЕС. В Украине и Молдове о программах партнерства много говорилось как о больших достижениях властей, однако делалось по факту очень мало.

—Мы (Молдова) сразу получили  и безвизовый режим, и выход на единый европейский рынок. Однако серьезных реформ проведено не было. Безвиз и Ассоциация с ЕС стали ширмой для прикрытия коррупционных схем. С 2009 по 2014 годы через Молдову было отмыто свыше 30 млрд  долларов, — рассказывает Влад Кульминский.

По его словам, слабые институты в постсоветских странах – главный тормоз изменений и Европейский союз должен очень серьезно прорабатывать меры воздействия и стимулирования реформ в этих государствах.

Трансформация партнерства

В 2014 году конфликт между восточной и западной ориентацией вылился в вооруженный конфликт в Украине, что, по мнению экспертов, стало поворотной точкой в политике ЕС относительно стран бывшего СССР. 

— Произошла серьезная трансформация целей  «Восточного партнерства» и способов их реализации. Они стали более приземленными и прагматичными, — говорит Денис Мельянцов.

Основной задачей стало создание пояса лояльных к ЕС, безопасных, стабильных и экономически развитых стран.

—Теперь «Восточное партнерство» в большей степени ориентировано не на интеграцию с ЕС, а на стимулирование экономического развития и укрепление суверенитета государств. Этот подход мы стопроцентно разделяем, — сказал министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей.

По его словам, сегодня Беларусь видит в «Восточном партнерстве» прагматичный и гибкий инструмент сотрудничества и снижения конфронтации. Хотя ряд противоречий все еще сохраняется.

— Сам факт существования конкурирующих торговых режимов прямо или косвенно вынуждает делать выбор между ними. Блоковость в экономике порождает блоковость в политике, поэтому необходим диалог между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом, — уверен Владимир Макей.

Такой диалог поможет развеять миф о несовместимости восточных и западных ценностных систем.

— Этот миф о необходимости выбирать либо только с Россией, либо только с Западом и является первопричиной большинства конфликтов, — уверен глава белорусского МИДа.

Новые угрозы

Еще одним серьезным вызовом для «Восточного партнерства» стала ситуация в самом Евросоюзе. Большое количество европейцев разочаровалось в ЕС, а Великобритания даже начала процедуру выхода из союза.

— Последние выборы в Европарламент показали серьезный рост популярности правых популистов и евроскептиков. Это серьезный вызов, однако преувеличивать его не стоит. У проевропейских сил все равно сегодня большинство, хоть их влияние и уменьшилось, —  рассказывает координатор по европейской политике Фонда им. Конрада Адэнауэра Яков Девич.

В то же время,  по его словам, сейчас ЕС будет более ориентироваться на решении внутренних вопросов.

— Это будет иметь негативное воздействие на внешнюю политику ЕС, в том числе на «Восточное партнерство», но сворачивания этой инициативы в обозримом будущем не произойдет, — уверен Яков Девич.

По мнению экспертов, происходящие сегодня внутри ЕС процессы, наоборот, могут укрепить Евросоюз.

— Евроскептицизм нарастает, но это временный процесс. Люди привыкли к хорошему и уже не до конца осознают, какие выгоды дает Евросоюз. Они забыли, что такое границы, обменники и прочее. В этом плане Brexit может сыграть положительную роль – люди увидят, к каким экономическим последствиям, и настроения в обществе изменятся, — считает депутат европарламента Ханнес Хансо.

Тогда сотрудничество  с приграничными странами в рамках «Восточного партнерства» и других программ вновь станет одним из основных приоритетов Европейского союза, считают эксперты.

Последнее в рубрике