Горбачев: «Умираем на рабочих местах и молчим»
08.04.2019
Виктор Горбачев, Салiдарнасць

Горбачев: «Умираем на рабочих местах и молчим»

Известный предприниматель специально для «Cалiдарнасцi» — призывает не забывать Человека.

Вот уж как вторую неделю разговоры о коровах не затихают.

И за всей этой метусней, показухой и суетой, мы теряем самое главное — Человека. Теряем и быстро забываем. Простого человека. Работягу.

Вот и тут, перед тем как «главный» приехал на ферму с разносом, при побелке коровника скончался 50-летний мужчина. Да, от смерти никто не застрахован, и мы не знаем, когда и где она настигнет каждого из нас. Но вопрос в другом. Игорь Кобылянец, экономист из управления сельского хозяйства Шкловского райисполкома, — красил коровник. Экономист, понимаете? Красил по чьей-то команде, чтобы успеть навести марафет.

Думаю, ни командировочного на это не было, ни инструктажа с его подписью. На каком транспорте он прибыл для покраски? За чей счет?

Не кажется ли, что тут сплошная цепь нарушений? И у кого спросить?

У главы района? У коллег по работе? У чиновников райисполкома? Так они все открещиваются, вот один из ответов: «Спросите у его жены, она лучше знает. Кто его куда отправлял, умер он, не умер, я не близкий родственник, не могу вам объяснить этого. Кобылянец на сегодняшний день у нас не работает».

Я правильно понимаю: «Нет человека — нет проблем и забот»?

Люди! Что происходит в стране? Мы очумели. Ради ублажения и показухи многие перечеркнули в себе все положительное. Умираем на рабочих местах и молчим. Скрываем все это. Забеливаем, как коровник.

А ведь за каждым человеком стоит страна. Кто следующий? Не уж-то «барщина и оброк» — это сегодня основной стиль управления чиновников? Куда «хозяин» послал туда работник и пошел, и неважно, что с должностными обязанностями это не связано. До чего же дошло, что страх перед начальством, выше цены собственной жизни.

Я не знал этого мужчину. Соболезнования его семье и близким. Но в его смерти — вся картина нашей жизни в этой стране сейчас. 

Помните: властей много — жизнь одна.

Последнее в рубрике