Поротников: Младшим офицером сегодня может стать человек, который в слове из 3 букв делает 4 ошибки
25.03.2019
Алексей Алексеев, Завтра твоей страны

Поротников: Младшим офицером сегодня может стать человек, который в слове из 3 букв делает 4 ошибки

Как выборы могут помочь победить дедовщину в белорусской армии?

В ближайшие год-полтора в Беларуси пройдут президентские и парламентские выборы. При грамотном подходе альтернативные кандидаты могут сделать эти мероприятия триггером позитивных изменений, в том числе, в вооруженных силах.

— Несмотря на ритуальный характер выборов в Беларуси, они остаются пусть и ограниченным, но инструментом влияния и дают возможность, если не решить проблемы, то простимулировать власти в этом направлении, — заявил на дискуссии «Предстоящие выборы как инструмент изменений в сфере безопасности Беларуси» руководитель аналитического проекта «Belarus Security Blog» Андрей Поротников.

Одним из основных посылов кампаний демократических кандидатов должны стать вопросы необходимости реформы системы срочной военной службы, уверен эксперт.

Тайна за семью печатями

Убийство рядового Александра Коржича осенью 2017 года приковало повышенное внимание белорусского общества к ситуации с дедовщиной в армии.

Дело Коржича вынудило военное ведомство выйти из зоны комфорта и предпринять некоторые шаги по наведению порядка в армии. Но принципиально ничего не изменилось, констатируют эксперты.

Согласно анонимному опросу, проведенному правозащитной организацией «Правовая инициатива», 56% демобилизовавшихся столкнулись в ходе службы с психологическими унижениями, а 46% с физическим насилием со стороны сослуживцев.

Однако как-то менять эту ситуацию руководство белорусской армии не намерено.

— Когда мы пришли в Минобороны с результатами нашего опроса и предложили совместно решать эту проблему — с нами просто не стали разговаривать. А вскоре на сайте министерства появилась статья, где мы были выставлены врагами белорусской армии, — рассказывает представитель РОО «Правовая инициатива» Виктория Федорова.

По ее словам, Минобороны заинтересовано лишь в том, чтобы факты дедовщины не придавались огласке, а не в ее искоренении.

— Формально существуют «телефоны доверия», по которым военнослужащие могут жаловаться на дедовщину. Но насколько это эффективно? Данные о том, сколько поступило жалоб, сколько проведено проверок и к чему они привели – тайна за семью печатями, — говорит Виктория Федорова.

Нередки случаи, когда руководство военных частей просто запрещает солдатам пользоваться мобильными телефонами, чтобы они не сообщали о фактах поборов и насилия.

Как победить дедовщину?

Сама организация сегодняшней белорусской армии создает условия для неуставных отношений, считают эксперты.

— Сам солдат боится жаловаться на дедовщину, так как маловероятно, что это приведет к чему-то кроме навешивания клейма «стукач», за которое он подвергается еще большим побоям и унижениям. Проще перетерпеть полгода и самому стать старослужащим, — рассказывает майор запаса Сергей Возняк

По его словам, это происходит потому, что младшему командному составу сегодня удобно через дедовщину управлять подразделением.

— Офицер дает старослужащим карт-бланш — делайте, что хотите, но чтобы в роте был порядок. И в сущности больше ничего его не волнует, — говорит Сергей Возняк.

Проблема в том, что сегодня быть лейтенантом или капитаном не престижно и малооплачиваемо, поэтому кадровый состав оставляет желать лучшего.

— Проходной результат на военные специальности сейчас составляет 7 баллов из 100. То есть младшим офицером сегодня может стать человек, который в слове из 3 букв делает 4 ошибки. Какой командующий части может получиться из таких людей? — говорит Андрей Поротников.

В то же время никто, кроме младших офицеров, проблему дедовщины решить не сможет. Однако для этого нужно повысить их квалификацию и ответственность.

— Только командир роты может действительно эффективно бороться с неуставными отношениями. Но он для этого должен быть допоздна в подразделении, проводить там и выходные, и праздники. И значит, за его работу нужно хорошо платить, — уверен Сергей Возняк.

При этом, по его словам, найти деньги на повышение зарплат офицерам не является проблемой.

— В белорусской армии более 40 генералов: по одному генералу на полторы тысячи военнослужащих. Это очень много. Нужно просто сократить этих кабинетных начальников и поддержать командиров рот и взводов, — считает Сергей Возняк.

Кроме того, необходимо обязать воинские части своевременно информировать о том, как проходит служба солдат, и фактах неуставных отношений, а также ужесточить ответственность командования и людей, принимающих решение, о пригодности призывников к военной службе.

— Дело Коржича далеко не единственное. Похожие случаи происходят постоянно, но Минобороны списывает их на суицид. Неважно суицид или не суицид — все равно люди, принявшие решение о годности призывника к службе, должны нести ответственность за это. Если у человека были склонности к суициду — его не должны забирать в армию, если не были — то государство виновато, что призывника довели до самоубийства, — уверена Виктория Федорова.

Если эти предложения будут выполнены, то дедовщину в белорусской армии удастся практически полностью ликвидировать в течение нескольких лет, считают участники дискуссии.

Конечно, сегодня маловероятно, что власти проведут полноценную реформу вооруженных сил, но чем чаще эти вопросы будут подниматься во время избирательных кампаний, когда белорусское общество наиболее активно, тем выше вероятность того, что власти пойдут на конкретные шаги для решения проблемы дедовщины в армии. Тем более что на фоне войны в Украине и нарастающих противоречий в политических отношениях с Россией белорусские власти все больше заинтересованы в том, чтобы вооруженные силы страны были действительно профессиональными и боеспособными, уверены эксперты.

Поротников: Молодые люди считают, что армия — это место, где красят траву и бордюры

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

Последнее в рубрике