О самом радикальном средстве в борьбе с коррупцией
21.03.2019
Людмила Грязнова, Наше мнение

О самом радикальном средстве в борьбе с коррупцией

В средствах массовой информации все больше фактов коррупционных разоблачений в стране. Скорее всего, это не пиар-ход в очередной предвыборной кампании, а вынужденная реакция властей на турбулентные процессы, происходящие в белорусской административной экономической модели.

Доминирование государственного сектора в экономике определяет ее особенный характер. Такая экономика не является в полном смысле рыночной, и ее субъекты не являются полновластными владельцами активов, которыми распоряжаются. По идее, отдельные ячейки госсектора должны беспрекословно подчиняться верховной власти, выполняя ее требования по освоению тех или иных финансовых ресурсов, которые распределяются сверху. Теоретически отдельные предприятия не вправе переформулировать цели, заданные сверху, используя ресурсы не по назначению и с заниженной эффективностью.

Но в реальности теоретическая конструкция государственной экономики оказывается совсем иной. С собственностью, не совсем государственной, и отношениями, вовсе не административными.  Интересы могут быть самые разные – следовать вышестоящим указаниям, имитировать деятельность, использовать ресурсы ради собственной выгоды. Значительная часть госпредприятий по сути дела государству не принадлежит, и теневым образом используется их временными распорядителями.

Административные отношения в рамках данной конструкции также являются лишь прикрытием более сложной реальности. Поскольку благополучие предприятий и отраслей в большей степени зависит не от рыночных результатов, а от объемов финансового обеспечения со стороны государства, основной интерес распорядителей ресурсов заключается в «выбивании» государственного финансирования. Директора и министры главным образом заняты поиском финансирования для своих структур и лоббированием своих интересов в коридорах власти. Между различными уровнями административной иерархии идут активные торги по поводу государственных финансовых ресурсов. При существующих масштабах государственной экономики отследить норму процента, так называемые откаты и распилы, при распределении соответствующих ресурсов, не представляется возможным. Такая особая форма нормы процента при распределении финансов характерна не только для нашей экономики, но и для любой крупной корпорации, функционирующей в условиях рынка при отсутствии жестких бюджетных ограничений.

Государственный сектор, таким образом, пронизан несанкционированными и нелегальными отношениями торга, без которых существование данного сектора невозможно. Отношениями, подразумевающими такие институты развитого рынка, как фондовую биржу, регулирующую частную собственность, и банковскую систему, регулирующую кредиты. Дальновидная власть в административной экономике вынуждена мириться с данной реальностью. Тотальная борьба с коррупцией приводит лишь к плачевным результатам, к прекращению административных торгов, автономизации внутренних ячеек и разрыву хозяйственных связей. В данных условиях власти ничего не остается делать, как осуществлять выборочные репрессии против наиболее зарвавшихся распорядителей, чья норма процента превышает некий допустимый уровень. Традиционно в рамках такой конструкции не позволяется «брать не по чину».

Последняя коррупционная волна в стране, прежде всего, связана с уменьшением объемов госфинансирования. Среди предприятий и отраслей, существующих за счет государственных дотаций, обостряется конкурентная борьба за доступ к ресурсам. Конфликты между ними, ранее разрешаемые административным либо рыночным путем, сейчас выходят на поверхность. Обделенные участники торга обращаются с жалобой в следственные органы, которые реагируют, и как следствие – вал коррупционных дел нарастает.

Радикальными средствами борьбы с коррупцией являются рыночные реформы и разгосударствление, требующие значительных временных усилий. В краткосрочном плане сегодня необходимо сокращение доли госсектора. Так, чтобы уменьшившийся объем государственного финансирования приходился на меньшее число субъектов хозяйствования. Таким образом, в рамках госсектор можно сохранить прежний уровень конфликтности и прежнюю лояльность распорядителей ресурсов власти. И тогда административная система не войдет в фазу распада и турбулентности.

Последнее в рубрике