12.03.2019
Екатерина Грушевенко, Московский центр Карнеги

Как события в Венесуэле повлияют на мировой рынок нефти

Определять степень влияния венесуэльских событий на нефтяной рынок будут совсем в других странах – в США и Саудовской Аравии. Сохранится ли сделка ОПЕК+, насколько жестко будут применяться санкции против Венесуэлы, смогут ли саудовцы и американцы договориться о поставках тяжелой нефти – все это скажется на будущих ценах на нефть гораздо сильнее, чем любые действия Николаса Мадуро.

Нефтяной рынок всегда был тесно связан с политикой, и последние события в Венесуэле не стали исключением. Американские санкции против экспорта венесуэльской нефти в сочетании с соглашением ОПЕК+ о снижении добычи и санкциями США против Ирана привели к ситуации, когда объемов нефти на рынке предостаточно, но ее качественные характеристики не удовлетворяют требования многих нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). А это создает дисбаланс в нефтепереработке из-за дефицита тяжелых и средних сортов нефти.

Такой дисбаланс слабо связан с производственными факторами и куда больше – с геополитикой, поэтому и избавляться от него, по всей видимости, придется с помощью геополитических решений. Решающее слово тут будет за США и Саудовской Аравией. Только саудовцы способны предложить рынку достаточные объемы нефти необходимого качества, что еще больше повышает роль королевства в нефтяной отрасли.

Дефицит при избытке

За последние три года рынок нефти сильно дифференцировался по ее качественным характеристикам, особенно – в США. К началу 2019 года НПЗ (американские и не только) начали ощущать серьезный дефицит тяжелых и средних сортов.

Первая причина этого дефицита – стремительный рост добычи сланцевой нефти (до 6 млн баррелей в сутки в 2018 году). Сланцевая нефть относится к легким низкосернистым сортам и превосходит по своим характеристикам популярные WTI и Brent. Большая часть сланцевой нефти добывается в районе Мексиканского залива. Там же расположено немало американских НПЗ, но почти все они оптимизированы под тяжелые сорта нефти. Таким образом, лишние баррели легкой нефти из США пришлось экспортировать на мировой рынок.

Одновременно на фоне роста добычи в США снизились мировые цены на нефть. Это подтолкнуло крупнейших производителей в ОПЕК и за ее пределами скооперироваться и начать сообща снижать добычу нефти, чтобы цены не падали дальше.

В среднегодовом выражении рост добычи сланцевой нефти фактически компенсировал снижение добычи в странах ОПЕК+, но с точки зрения качества возник дефицит тяжелой и средней нефти. В начале февраля стоимость фьючерса на битуминозную нефть превысила стоимость контракта на сырую нефть примерно на $5 за баррель. То же самое происходит и на североамериканском рынке: разница в цене между сортами Mars и WTI еще в январе составляла $1–1,5 за баррель, но к середине февраля выросла до $7.

Проблема заключается в том, что НПЗ, настроенные на переработку тяжелой нефти, не могут быстро перестроиться под легкую – это требует инвестиций и времени. Если мировая нефтепереработка еще могла поспевать за ростом добычи в США и ее снижением в странах ОПЕК+, то санкции против Ирана и Венесуэлы оказались критичными. Их полномасштабное введение выкинет с рынка еще больший объем тяжелых и средних сортов нефти.

Особенно сильное влияние окажут санкции против Венесуэлы – прежде всего на американский рынок. Предварительные данные EIA показывают, что в январе этого года США импортировали около 600 тысяч баррелей в сутки венесуэльской нефти. Это куда меньше, чем в прошлые годы, но со второй половины 2018 года снижение почти остановилось, что говорит о том, что переработка адаптировалась под относительно предсказуемые условия рынка.

Заменить венесуэльскую нефть можно тяжелыми сортами из Канады, Саудовской Аравии, Мексики, Ирака и Колумбии. Причем если сравнивать качественные характеристики сортов, то прямыми субститутами для тяжелой нефти из Венесуэлы будут мексиканская (сорт Maya) и канадская нефть.

Но здесь ситуация осложняется тем, что в Мексике добыча снижается уже несколько лет. А рост поставок из Канады напрямую зависит от темпов расширения мощностей нефтепроводов: новые проекты сталкиваются с жесткой оппозицией со стороны землевладельцев и экологов. В итоге дефицит тяжелой нефти в США может привести к снижению маржи нефтепереработчиков из-за роста цен.

Решение саудовцев

В масштабах всего мирового рынка диспропорции между сортами нефти тоже окажут негативный эффект. В краткосрочном периоде, как и в США, рост цен на тяжелое сырье скажется на марже переработки. И даже если мировая переработка сможет адаптироваться под текущую ситуацию, то это все равно не решит две серьезные проблемы.

Первая заключается в том, что из легких сортов нефти при переработке получается больше бензина, а мировой спрос на нефтепродукты в большей степени приходится на дизельное топливо. Мало того, в ближайшие пять лет ожидается дальнейший рост спроса на дизель из-за вступления в силу экологических норм IMO.

Вторая проблема – это будущее добычи сланцевой нефти. Переориентация НПЗ на легкую нефть – капиталоемкий процесс. Поэтому, чтобы начать инвестировать в такую переориентацию, нужно быть уверенным, что в ближайшие 10–15 лет предложение легкой нефти будет расти. Однако именно в этом вопросе есть сомнения: даже по оптимистичным прогнозам EIA, добыча сланцевой нефти может достичь своего пика в середине 2020-х – начале 2030-х годов.

Смягчить эти диспропорции мог бы рост добычи тяжелой нефти в странах ОПЕК, особенно в Саудовской Аравии, которая может покрыть нехватку тяжелой нефти в США и частично в мире. Но пока неясно, какую стратегию выберут саудовцы, потому что наращивание добычи нефти сейчас будет противоречить договоренностям в рамках ОПЕК+.

Ясности в этом вопросе добавится в конце апреля – начале мая, когда один за другим произойдут сразу несколько важных событий для нефтяной отрасли. На 17–18 апреля запланированы встречи ОПЕК и ОПЕК+ – последние переговоры перед тем, как текущее соглашение о снижении добычи истечет 1 июля. 28 апреля в полную силу вступают санкции США против импорта венесуэльской нефти (пока для некоторых американских компаний действуют исключения). Наконец, 3 мая заканчивается период послаблений по импорту иранской нефти.

Главным вопросом тогда будет: смогут ли США договориться с Саудовской Аравией об увеличении экспорта нефти?

От стратегии саудовцев как балансирующего поставщика будет зависеть многое. В начале этого года Саудовская Аравия дала четкие сигналы, что намерена придерживаться договоренностей ОПЕК+. Потребности саудовского бюджета растут, а США ведут себя слишком непредсказуемо – например, в ноябре 2018 года американцы ввели послабления на импорт иранской нефти, когда рынок готовился к ее нехватке.

Но решение саудовцев поддерживать ограничение добычи нельзя считать окончательным. В торговле с США королевство постоянно ищет ценовой баланс. После октября 2016 года (первого решения стран ОПЕК+ снизить добычу) экспорт саудовской нефти в США снижался в течение года. Но рост нефтяных цен обеспокоил Вашингтон, и поставки из Саудовской Аравии стали колебаться с тенденцией к росту. В конце 2018 года поставки опять резко снизились из-за падения нефтяных цен.

Санкции vs сделка

Допустим, договориться все же удалось, и саудовцы наращивают поставки нефти в США. Это резко повысит вероятность того, что санкции против Венесуэлы и Ирана будут приняты в полной мере. Но очередное волюнтаристское вмешательство в рыночные процессы не может остаться без последствий.

Дальше, если сделка ОПЕК+ о сокращении добычи останется в силе, то Саудовской Аравии придется перенаправить свой экспорт в США, а США постараются по возможности компенсировать уход ближневосточной нефти с других рынков своей сланцевой – насколько это позволят транспортные мощности, нехватка которых будет ощущаться всю первую половину 2019 года.

В результате на рынке сохранится дефицит тяжелых сортов нефти, что негативно скажется на марже переработки – НПЗ придется закупать физическую нефть по завышенным ценам. Параллельно с этим излишки сланцевой нефти будут отправляться в хранилища, снижая цену нефти на фьючерсном рынке. В итоге цена сохранится на текущих уровнях, а долгосрочная проблема качества нефти так и останется нерешенной. Чтобы избавиться от дефицита, либо ОПЕК+ придется наращивать добычу, либо США – ослаблять санкции.

Если же, договорившись с США, Саудовская Аравия выйдет из сделки ОПЕК+ и дополнительно нарастит добычу поставок на американский рынок, то это создаст понижательное давление на нефтяные цены. Масштабы снижения будут зависеть от объема дополнительной добычи – в диапазоне от 1 до 5 долларов за баррель.

По данным Bloomberg, в январе Саудовская Аравия перевыполнила свои обязательства по снижению добычи на 30% (100 тысяч баррелей в сутки), а значит, формально этот объем страна может нарастить, не нарушая договоренностей. Но, даже нарастив добычу до уровня ноября 2018 года (на 400 тысяч баррелей в сутки), саудовцы в одиночку не смогут заменить американцам всю импортную венесуэльскую нефть (600 тысяч баррелей в сутки). Мало того, такое поведение Саудовской Аравии может привести к тому, что другие участники сделки ОПЕК+ со временем тоже начнут наращивать добычу, чтобы сохранить свою долю на падающем рынке.

В результате сделка ОПЕК+ распадется. Это приведет к росту добычи (при условии, что оговоренное снижение добычи будет выполняться до 1 июля на 100%) на 1,2 млн баррелей в сутки, что превысит ожидаемое снижение объемов нефти на рынке из-за санкций против Ирана и Венесуэлы (около 1 млн баррелей в сутки). Мало того, выпадение иранский и венесуэльской нефти уже во многом заложено в ожидания рынка, поэтому распад сделки ОПЕК+ не получится компенсировать санкциями, а значит, снижение цены на нефть в таком случае может составить до $10 за баррель.

Так что определять степень влияния венесуэльских событий на нефтяной рынок будут совсем в других странах – в США и Саудовской Аравии. Сохранится ли сделка ОПЕК+, насколько жестко будут применяться санкции против Венесуэлы, смогут ли саудовцы и американцы договориться о поставках тяжелой нефти – все это скажется на будущих ценах на нефть гораздо сильнее, чем любые действия Николаса Мадуро.

Последнее в рубрике