К чему приведут запреты на уличные акции?
11.03.2019
Геннадий Косарев, Завтра твоей страны

К чему приведут запреты на уличные акции?

Как ответят чиновникам оппоненты власти — об этом политолог и методолог Владимир Мацкевич.

Владимир Мацкевич

Минский горисполком отказал демократическим силам в проведении 24 и 25 марта на стадионе «Динамо» и возле Большого театра оперы и балета акций, посвященных 101-й годовщине БНР.

— В прошлом году акция, посвященная 100-летию БНР, прошла в центре Минска мирно и празднично, без проблем для властей. Почему в этом году чиновники не разрешили отпраздновать годовщину БНР в заявленных организаторами местах?

— Я вижу только одно основание для запретов: власть демонстрирует свое всевластие. Им нужно показывать, что они главные в этой стране, что они вольны запрещать или разрешать все что угодно. Это для того, чтобы у людей не возникало иллюзий, что чего-то в стране можно добиться по закону, действовать по правилам. Захотел – разрешил, захотел – не разрешил. Это способ доведение диктатуры до полного волюнтаризма.

— Могут ли такие запреты спровоцировать оппонентов власти на более решительные действия?

— Сейчас вряд ли. Если власть заметит, что она сильно перегнула палку, она даст разрешение на что-нибудь. И тогда в очередной раз очень многие граждане, оппозиционеры, аналитики, журналисты расскажут про очередной виток либерализации.

На самом деле никакой либерализации от этой власти ждать не приходится. Она просто контролирует и регулирует поведение отдельных людей и масс. Чтобы не вызывать массовых волнений и протестов, изредка что-нибудь разрешает. Но власть не меняется и не эволюционирует на протяжении уже четверти века.

— Готовы ли оппоненты что-то противопоставить действующей власти?  

— После 2006 года единственное, на что способны отдельные граждане или какие-то ассоциации и группы граждан, это пассивный протест – не принимать участие, игнорировать. Скажем, независимые СМИ могли бы проигнорировать «Большой разговор».  Люди могут игнорировать выборы, как и политики могут не выдвигаться в депутаты. Сегодня неучастие остается единственной формой сопротивления и протеста. Эта ситуация сложилась именно после 2006 года, после неправильного поведения тогдашних кандидатов, политиков, партий по вопросу участия в выборах. В том числе, неготовностью к «Площади», которая все-таки возникла.

Сегодня белорусские власти, как никогда, оснащены очень хорошими средствами отслеживания настроений в любой части белорусского общества. И если эти настроения не в пользу властей, они делают некоторые послабления, успокаивают, снижают градус напряженности, но при этом сама власть не меняется.

— Могут ли действия властей окончательно деморализовать их оппонентов?    

— Такие характеристики, как «окончательно» или «близко к окончательному», или «еще далеко до дна» – это все достаточно субъективные вещи. Я считаю, что все уже окончательно случилось. Кому-то кажется, что его организацию не трогают, его бизнес более или менее нормально развивается, поэтому диктатура — это не страшно, все в порядке.

А я говорю, что сегодня идет демонстрация полного контроля со стороны власти, все нужно у нее выпрашивать, и все, что сегодня в стране может делаться — это только по ее милости.      

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

Последнее в рубрике