04.03.2019
Михаил Бушуев, DW

Американский политолог: Отношения США и России сломаны всерьез

Парадокс: пока лидеры США и КНДР Дональд Трамп и Ким Чен Ын проводили во Вьетнаме второй за несколько месяцев саммит, внимание американцев было приковано не к ним, а к выступлению в Конгрессе Майкла Коэна, бывшего адвоката президента США. Его оскорбления в адрес Дональда Трампа — «расист» и «лгун» — услышали все, но было ли в заявлениях Коэна нечто принципиально новое?

Об этом DW расспросила американского политолога Иэна Бреммера, возглавляющего консалтинговую фирму Eurasia Group. Другие темы интервью — санкции США в отношении России и проекта газопровода «Северный поток-2».

— Выступление Майкла Коэна в Конгрессе на какое-то время затмило саммит Трампа и Кима в Ханое. Показалось ли вам такое внимание оправданным, и какое заявление Коэна вы считаете самым важным?

— Я думаю, что самым важным было ошеломляющее желание Коэна атаковать президента, на которого он работал больше десяти лет. Это, напомню, человек, который входил в ближайшее окружение президента. И едва ли у кого-то еще было бы больше возможностей выступать с обвинениями по поводу того, как Трамп вел бизнес или строил личные отношения, какой у него характер и так далее.

Но давайте начистоту: такой интерес и громкие заголовки (после выступления Коэна. — Ред.) объясняются скандальностью и взрывным характером его заявлений, но, понимаете, в Конгрессе была пристрастная атмосфера. Республиканцы опрашивали его целый день, но не с целью получить больше сведений о Трампе, а чтобы дискредитировать самого Коэна и попытаться доказать, что его заявления не имеют значения.

Я думаю, что появление Коэна было важным в том отношении, что его заявления вызывают злость среди демократов и подталкивают их к началу процедуры импичмента. До сих пор лидеры демократов сдерживали усилия в этом направлении, дожидаясь публикации доклада Мюллера (спецпрокурор США по расследованию связей команды Трампа с РФ Роберт Мюллер. — Ред.). Но из самих заявлений Коэна мы узнали лишь немного нового о Трампе и его администрации.

— Если Коэн так хотел атаковать президента, то самым верным было бы говорить о его сговоре  с Кремлем. Но адвокат заявил, что «прямых улик» у него нет. Что это значит в контексте расследования Мюллера — уменьшает ли это ваши ожидания от доклада или вы ждете, что это будет «бомба», способная заставить Белый дом зашататься?

— Я очень даже верю, что процесс импичмента теперь выглядит более вероятным. Если вы попросите меня заключить пари, то я поставлю на него. Уж слишком широк спектр расследований, которые дают понять, что президент лгал и скрывал очевидно незаконную деятельность - или собственную, или партнеров и подчиненных. Потом, противодействие правосудию - тоже вполне реальное обвинение, по которому его могут привлечь к ответственности.

Но импичмент, как известно, вопрос не юридический, а политический. И демократы, имеющие большинство в Палате представителей, могут дать ему ход, но импичмент не пройдет через Сенат, где большинство - у республиканцев. Так что если Мюллер не найдет бесспорных улик виновности Трампа в том, что он действительно организовал и был лично замешан в сговоре с россиянами с целью противозаконным путем добиться победы на выборах президента, то трудно будет поверить, что республиканцы поддержат снятие с должности президента-однопартийца.

Уверен, что доклад Мюллера произведет эффект разорвавшейся бомбы, и его выводы будут однозначными. Но политической составляющей у расследования нет. Когда мы говорим о Коэне, то доверием обеих партий в Конгрессе он не пользуется, а вот Мюллеру доверяют как демократы, так и республиканцы. Он прошел все этапы совершенно законной процедуры расследования и ему предоставили чрезвычайные полномочия, которые позволяют проверить все, что Трамп говорил.

Я полагаю, что все стороны — Fox и CNN, другие СМИ, демократы и республиканцы — все отнесутся к выводам Мюллера вполне серьезно. Так что это будет настоящая бомба. Коэн? Ну да, важная новость в общем потоке. Но если вы спросите меня как аналитика, то (я скажу, что. — Ред.) конфронтация между Индией и Пакистаном невиданных за последние почти 50 лет масштабов или провалившийся саммит во Вьетнаме важнее, чем то, о чем вы меня спрашивали до этого.

— Давайте вернемся к саммиту в Ханое. Никаких результатов и подписанных соглашений. Большинство назвали саммит провальным. Вы только что — тоже, хотя я видел, что вы не столь пессимистично оцениваете усилия Вашингтона на этом направлении, верно?

— Это был провал, но в большей степени из-за того, как Трамп его представил. Ведь давайте сравним сегодняшнюю ситуацию вокруг Северной Кореи с тем, что было два года назад. У Пхеньяна восстановлены дипломатические связи с США и Южной Кореей. До того, как Трамп не начал продвигать свою повестку на этом направлении, северокорейцы ни с кем не вели переговоров на высоком уровне. Это ведь реальный шаг в сторону от войны к миру и созданию большей стабильности.

Колоссально развивается экономическое сотрудничество между Южной и Северной Кореей, много новых культурных связей; семьи, которые были разделены, получили возможность встретиться. Наконец, северокорейцы не осуществляют новых тестовых запусков баллистических ракет и ядерных испытаний. Они вернули Вашингтону заложников-граждан США, хотя некоторые еще остаются в заточении у Пхеньяна. В целом, все это — позитивные изменения.

Но Трамп, вместо того чтобы поручить госсекретарю США, спецпосланнику и другим продвигать переговоры с режимом Северной Кореи, пока они не добьются серьезного прогресса, поехал на встречу, заявив, что добьется всего сам. Что было глупо.

Он не воспользовался советами собственных помощников, которые знают о внешней политике намного больше, чем он. Как следствие, он пошел на эту встречу, не получил того, на что рассчитывал, переговоры не были подготовлены как надо и ему пришлось их покинуть! Тут некого винить кроме себя. Ни при каких обстоятельствах Трампу не стоило загонять себя в такое положение.

Обама никогда не отправился бы на встречу с высшим руководителем Ирана, если потенциально мог опозориться таким образом. Но северокорейский лидер опозорил Трампа. Тут «маркетинговая» стратегия президента США нанесла ущерб ему самому. Обычно сущность для Трампа не важна, его интересует только «маркетинг», но тут все наоборот, по сути, ситуация лучше, чем о ней говорят.

— Тем временем в Вашингтоне готовится пакет новых санкций против российского руководства: DASKA, новый законопроект «О прозрачности в отношении Владимира Путина». Что вы об этом думаете?

— Я абсолютно убежден в том, что отношение США к России стало еще жестче при Трампе, чем оно было при Обаме. И я не думаю, что в этом есть личная роль Трампа. Он много сопротивлялся, но в конечном итоге не смог этот процесс остановить. Даже тогда, когда США заявили о желании поставить вооружения Украине, а именно противотанковые ракетные комплексы «Джавелин», которые способны противостоять российским танкам, Трамп мог не дать ход поставкам, но не сделал этого.

Он находился под серьезным давлением республиканцев в Конгрессе и своих же сотрудников в Белом доме. И дал отмашку. Теперь насчет санкций. Да, новые санкции очень жесткие, и их планируется принять больше в этом, чем в прошлом году. Процесс продолжится. Отношения с Россией сломаны всерьез и находятся в очень опасной точке развития.

— Вы ожидаете санкций США против «Северного потока -2»? Были сделаны публичные угрозы, но никаких действий пока не последовало…

— Нет, и был бы удивлен, если они будут приняты. Мне кажется, в конечном итоге, Трамп отказался от этой идеи, заявив, что не думает, что данный проект заслуживает прямого вмешательства со стороны США.

Последнее в рубрике