«Женщины сами допускают, чтобы их роль была традиционной». В Минске обсудили гендерную дискриминацию
07.02.2019
Елена Толкачева, TUT.BY

«Женщины сами допускают, чтобы их роль была традиционной». В Минске обсудили гендерную дискриминацию

На руководящих должностях в Беларуси сегодня 49% — женщины, а зарплата белорусской женщины составляет 74,6% от зарплаты мужчины на таком же посту. Как с этим обстоят дела в Евросоюзе и с чего начать решать этот вопрос в Беларуси, активистки и послы обсудили на Международной конференции о равных правах и равных возможностях женщин и мужчин в Минске.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Глава Представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин в начале конференции заявила, что в Беларуси, в том числе и в СМИ, неправильно воспринимается гендерное равенство, за которое выступают в Евросоюзе.

— Я хочу объяснить, что мы в Евросоюзе под этим подразумеваем, чего мы хотим добиться, призывая к гендерному равенству. Речь идет о равной экономической независимости мужчин и женщин, равная оплата работы одинакового качества, а также равность в принятии решений. Мы хотим положить конец гендерному насилию. И тут важно не только принять законодательство, но и бороться против систематической дискриминации женщин, которую мы видим во многих странах, — заявила Андреа Викторин.

Дипломат подчеркнула, что и в Евросоюзе, который вроде продвинулся в этом вопросе (во всех официальных учреждениях ЕС — в Еврокомиссии, в Совете Европы, в Европарламенте — есть специалист, занимающийся гендерным равенством), все еще существуют стереотипы, которые считаются дискриминацией. Например, не во всех странах ЕС мужчина может уйти в декретный отпуск вместо супруги: работодатели не отпускают их, намекая на то, что тогда карьера мужчины может закончиться.

Посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнесон поделилась опытом своей страны в этом вопросе. Например, год назад в Швеции было учреждено Государственное агентство по вопросу гендерного равенства. Но осенью 2018 года был принят годовой бюджет, который сильно сократили по сравнению с предыдущим годом, и в январе агентство по гендерному равенству решили упразднить.

— Это свидетельствует о том, что даже в Швеции, где мы политически почти во всех вопросах едины, могут быть приняты такие резкие политические решения, — объясняет посол. Кристина Юханнесон также рассказала, что в Швеции обсуждается программа обучения девушек техническим специальностям: математике, программированию. Но эта идея упирается в то, что, согласно исследованиям, нет гарантии, что работодатели захотят нанимать девушек с техспециальностями на работу.

Временная поверенная в делах США в Беларуси Дженнифер Мур подчеркнула, что, несмотря на всю работу, которую в США направили на искоренение гендерной дискриминации, страной еще никогда не руководила женщина.

— США понадобилось много лет, чтобы достигнуть гендерного равенства. Женщины у нас становятся руководителями больших корпораций, директорами. Но, в отличие от многих стран, у нас еще никогда не было женщины-президента. А ведь женщины делают не меньше, чем мужчины. Также нельзя забывать о женщинах, которые достигают высоких результатов, но при этом отказываются от семьи и детей, — сказала Мур.

Руководитель Концентрации «Гендерные исследования», Европейского колледжа Liberal arts в Беларуси Елена Огорелышева привела в пример статистику, которая, по ее мнению, говорит об удручающем положении гендерного равенства в Беларуси. Например, зарплата белорусской женщины составляет 74,6% от зарплаты мужчины, также, по данным Минтруда, женщинам недоступна 181 профессия, на руководящих должностях в стране находится 49% женщин, а в парламенте — 34,5%. Но, как отмечает Огорелышева, гендерное неравенство касается и мужчин, продолжительность жизни которых в Беларуси ниже, чем у женщин.

— Среди мужчин наиболее распространено рискованное поведение, которое приводит к смертности на производстве, алкоголизму, суицидам, осуждению за преступления. И дело не в том, что мужчины в Беларуси такие опасные, а в том, что важно проводить работу с мальчиками и объяснять им, что рискованное поведение ведет к определенным последствиям, — считает Елена Огорелышева.

Дипломаты также привели примеры гендерного неравенства в СМИ в их странах. Например, посол Великобритании в Беларуси Фиона Гибб рассказала, что вопрос равенства труда в Англии за последние годы стал очень актуальным и обсуждают его в открытую. Например, женщинам — ведущим телеканала BBC платят меньше, чем мужчинам. И об этом они говорят в своих эфирах. Посол Швеции тоже привела в пример телевидение своей страны, которое несколько лет назад стало считать «головы экспертов»: сколько мужчин и сколько женщин приглашают в студии в качестве специалистов.

— Недавний отчет говорит, что количество женщин на руководящих постах в Англии стремительно сокращается. Я бы сказала, что государство, конечно, играет очень важную роль в этом вопросе, ему надо принимать законодательство, которое гарантировало бы равенство прав мужчин и женщин. Вы меня можете упрекнуть, но я смотрю на Беларусь и думаю, что женщины здесь сами часто допускают, чтобы их роль в обществе была более традиционной. Особенно это касается женщин старшего поколения. Поэтому я думаю, что ключевым здесь должно стать образование. Ведь сегодня в белорусских школах на уроках труда девочки готовят или шьют, а мальчики ремонтируют. Наверное, такой подход надо внимательно изучить и, возможно, пересмотреть, — считает Фиона Гибб.

Посол Швеции обратила внимание на то, что в Беларуси на конференциях и форумах, где обсуждается экономическое развитие страны, в качестве экспертов нет ни одной женщины.

— Не может быть, что в стране нет экспертов по этим чрезвычайно важным вопросам, — удивилась Кристина Юханнесон. — Надо все-таки обращать внимание на то, кого мы показываем по телевизору, приглашаем на конференции. В Швеции, кстати, женщина тоже не зарабатывает, как мужчина: лишь — 88,7% от его зарплаты. Гендерное равенство и равные возможности — важные вопросы, и над ними надо работать.

Последнее в рубрике