01.02.2019

Почему либеральный Запад именно сейчас осознал опасность Китая?

Поддержка европейцами торговой войны Трампа против КНР и давление на компанию Huawei - последствия резкого изменения отношения к китайскому лидеру Си Цзиньпину и его политике.

Кто представляет сегодня наибольшую угрозу для либеральногоЗапада?  Си Цзиньпин. Во всяком случае,так считает Джордж Сорос. Выступая вконце января на Всемирном экономическом форуме в Давосе, он назвал генеральногосекретаря Коммунистической партии Китая и председателя КНР «самым опаснымпротивником открытых обществ».

Это нашумевшее заявление известного американского инвестораи мецената знаменательно, прежде всего, тем, что оно очень симптоматично. Вделовых, экспертных и журналистских кругах западных стран резко изменилосьотношение не только и даже не столько к китайскому лидеру, сколько в целом кКитаю.

Отношение к СиЦзиньпину резко изменилось за два года

«Если Запад не хочет просто наблюдать за тем, как СиЦзиньпин переделывает мир по своему усмотрению, он должен дать ему отпор», —написала, к примеру, влиятельная швейцарская газета Neue Zürcher Zeitung,комментируя давосскую речь Сороса. В США подобные призывы стали уже привычнымделом. Теперь они все чаще звучат и в Европе. Так, в начале января фактически стем же требованием — «дать отпор Китаю» — к политикам Германии и всегоЕвросоюза официально обратилось в программном документе ведущее объединениенемецких деловых кругов BDI.

Радикальная смена настроений произошла всего за два года.Ведь еще в январе 2017 многие представители Запада с одобрением и чуть ли не свосторгом отреагировали на часовую речь Си Цзиньпина все в том же Давосе. В нейгость из Пекина позиционировал современный Китай как поборника свободнойторговли и борца против протекционизма.

Иными словами, китайский лидер всячески убеждал западнуюбизнес-элиту в том, что он - альтернатива новому, только переехавшему тогда вБелый дом президенту США, громогласно обещавшему оградить Америку таможеннымипошлинами и грозившему всему миру торговыми войнами.

«Анти-Трамп» — так озаглавила тогда свой репортаж о речи СиЦзиньпина консервативная немецкая экономическая газета Handelsblatt. Алеволиберальный еженедельник Der Spiegel отмечал, пусть и с немалой долейскепсиса, что «лидер коммунистической плановой экономики объявил себя адвокатомлиберального экономического порядка».

«В чем Трамп прав»

Скепсиса уже тогда было немало, но была, особенно вГермании, одновременно и большая надежда на то, что быстро развивающийся Китай,зависящий от экспорта не меньше, чем ФРГ, искренне заинтересован в либеральныхправилах мировой торговли, закрепленных в договоренностях под эгидой ВТО.

Этой надежды больше нет. И вот уже Der Spiegel публикует вконце декабря комментарий под заголовком «В чем Трамп прав», в которомизвестный колумнист издания ЯнФляйшхауэр хвалит Дональда Трампа за то, что он — первый президент США за20 лет, который отказался и дальше терпеть «пренебрежение Китая к совместновыработанным правилам» и тем самым хотя бы замедляет превращение КНР в новуюсверхдержаву.

А Handelsblatt в середине января публикует интервью савстрийским профессором ГабриэлемФельбермайром, который вскоре возглавит Институт мировой экономики (IfW) внемецком Киле, и тот высказывается за усиление давления на КНР и отмечает, что«многие европейцы и азиаты втайне радуются жесткому курсу Трампа в отношенииКитая». Джордж Сорос, в свою очередь, с давосской трибуны рекомендует: «Вместотого, чтобы вступать в торговую войну практически со всем миром, президентуТрампу следует сосредоточиться на Китае».

Почему либеральные западные предприниматели,профессора-экономисты и публицисты, в целом по-прежнему весьма критическиотносящиеся к деятельности и взглядам Дональда Трампа, вдруг начали хвалить егополитику в отношении Китая? Может, это результат той озабоченности, тогостраха, которые, похоже, все больше охватывают Америку и Европу перед лицомнового глобального конкурента?

Простой, но яркий зрительный образ этого страха нашелхудожник немецкого праволиберального еженедельника Focus, главной темойнедавнего  номера которого сталивзаимоотношения с Китаем. На обложке журнала на красном, как флаг КНР, фонеизображена планета Земля, зажатая между двумя китайскими палочками для еды.Заголовок гласит: «Китай и мы». Подзаголовок уточняет тему: «Шанс и опасность.Что экспансия этой сверхдержавы означает для нашего благосостояния».

Focus пишет об «огромных амбициях» Си Цзиньпина: «Китайдолжен вновь стать центром мира - экономическим, технологическим, политическими военным». На многих страницах с фотографиями, картами и диаграммами журналподробно описывает, как КНР идет к этой стратегической цели. В том числе спомощью «импорта западных экспертов».

Не конкуренция страни блоков, а противостояние двух систем

Может быть, американцы и европейцы просто испугалиськитайских конкурентов? Дело не только и даже не столько в этом. Ведь США иЕвросоюз во многих сферах тоже конкурируют друг с другом. Но они делают это врамках общей системы правил и ценностей. А Китай охотно пользуетсявозможностями этой системы, но при этом целенаправленно идет в совершенно инуюсторону. Просто Запад лишь сейчас это окончательно осознал.     

«Долгое время казалось, что Китай в ходе интеграции вмировую экономику при формировании своей экономической системы будет постепенноразвиваться в сторону либеральных, открытых рыночных экономик западногообразца», — призналось в начале января Федеральное  объединение немецкой промышленности (BDI). Ноэтого не произошло.

Наоборот, КНР усиленно создавала собственную модельподконтрольной партии и государству экономики. А потому главный вывод ужеупоминавшегося программного документа BDI о будущих отношениях с Китаем состоитв том, что сегодня за лидерство на планете и международное влияние борются непросто разные страны или экономические блоки, а две системы: западнаялиберальная рыночная экономика и китайский коммунистический госкапитализм.Focus тоже пишет, что торговая война США — КНР давно уже переросла впротивостояние систем.

Пожизненное правлениеСи Цзиньпина окончательно отрезвило Запад

Но почему же на Западе, в частности, в Германии, подлиннуюприроду китайской модели и ее истинные цели в полной мере осознали именносейчас? Думается, тут совпали сразу несколько факторов. Ключевую роль сыграла,безусловно, начатая Трампом ровно год назад торговая война против Китая:западному миру пришлось вдуматься в аргументы вашингтонской администрации.

К тому же, по-видимому, критической массы достиглонедовольство западных инвесторов многолетней систематической дискриминацией накитайском рынке, принудительным трансфером технологий и регулярным нарушениемавторских прав (воровством технологий). А это недовольство могло обостритьсяиз-за замедления темпов роста ВВП КНР, что ухудшило общие условия ведениябизнеса в этой стране.

Однако одним из решающих факторов стала, судя по публикациямв СМИ, отмена механизма сменяемости власти в Пекине и внесение в марте 2018года поправок в конституцию КНР, позволяющих Си Цзиньпину править пожизненно.После этого приятные воспоминания о его давосской речи окончательноулетучились, китайская коммунистическая система и ее вновь практическивсевластный, как Мао Цзэдун, лидер показали свое истинное лицо.

В этой ситуации Запад стал более внимательно присматриватьсяк тому, как компартия Китая использует огромные достижения своей страны вобласти цифровизации и искусственного интеллекта для контроля за населением иукрепления своей единоличной власти.

Весьма показательно название вышедшей в Германии в октябре2018 года книги многолетнего корреспондента в Пекине леволиберальной немецкойгазеты Süddeutsche Zeitung КаяШтриттматтера: «Повторное изобретение диктатуры. Как Китай создаетгосударство тотального цифрового контроля и тем самым бросает нам вызов». О«смертельной опасности» для открытых обществ, исходящих от использованияавторитарными государствами новейших информационных технологий, предупреждал вДавосе и Джордж Сорос.

Так что же делать либеральному Западу в условиях нарастающейглобальной экспансии враждебной ему китайской модели? У нынешнего президентаСША на этот счет несколько иные представления, чем у объединения немецкихпромышленников BDI, но в конечном счете они находятся по одну сторону баррикадыи сходятся в главном: не стоит отказываться от сотрудничества с КНР, но надоэффективно защищать свою систему и повышать ее конкурентоспособность. И ни вкоем случае не быть наивными.

Нащупать здесь золотую середину и не допустить перегибовбудет нелегко, но представители либеральной модели уже взялись за дело. Об этомсвидетельствуют и жесткая позиция США на торговых переговорах с Китаем, инедавние отказы китайским инвесторам в Германии, и растущее сейчас во многих странахЗапада давление на китайского производителя телекоммуникационного оборудованияHuawei.

Последнее в рубрике