Венесуэльский гамбит: выиграла или проиграла Беларусь?
30.01.2019

Венесуэльский гамбит: выиграла или проиграла Беларусь?

В рамках спецпроекта «Дуэль» два автора с разных сторон оценивают эффект от дружбы и стратегического партнерства с Венесуэлой.

Вероника Белова: «Режим популистов и толкователей вещих снов «про птичек» не справился даже с задачей пугала»

Если уж и перечислять таланты наших властей, то умение выбирать стратегических партнеров и друзей – явно не их конек. Так повелось еще с 90-х, и продолжается по сей день.

Увы, политика – это не посиделки друзей на лавочках, где ребята попили пива, перемыли кости недругам и разбежались по своим квартирам. За симпатии и антипатии правителей всегда расплачивается народ.

Венесуэла – наглядный тому пример. Этот возникший на фоне личной симпатии и стратегической глупости белорусско-венесуэльский альянс не просто вылился в большой пшик, но и довольно больно ударил по карману.

Наверное, иначе и быть не могло. Режим популистов и толкователей вещих снов «про птичек» не справился даже с задачей пугала. Когда танкеры с венесуэльской нефтью, призванные напугать своей альтернативой российского поставщика (тоже, заметьте, еще одного умело подобранного «стратегического партнера») начали прибывать в порта, смеялись все. Игра явно не стоила свеч.

Да и другие проекты не тянули на прорывные. Вот лишь неполный список белорусских предприятий, которым задолжала Венесуэла: «Белзарубежстрой» (на 2017 год более 108 миллионов долларов), МТЗ (почти 50 млн долларов), «МАЗ ВЕН С.А.» (около 170 млн долларов), Оршанский авиаремонтный завод (4 млн долларов). Думается, продолжать можно долго.

И это мы еще не берем во внимание подношения на безвозмездной основе. Помните 500 тонн сухого молока, которые мы поставили Венесуэле в 2018 году «на оказание в сложной экономической ситуации поддержки стратегическому партнеру Беларуси в Латинской Америке»?

Не дороговата ли дружба? Или у нашей экономики дела обстоят настолько хорошо, что можем себе позволить выкинуть пару сотен миллионов долларов на ветер?

Что и сколько Минск может потерять в Венесуэле

А ведь то, что это деньги на ветер сомневаться не приходится. Все это мы оплатили из собственного кармана. Хотя разве у нас спрашивали? Мы однажды щедро делегировали эти полномочия одному человеку, и теперь он также щедро раздает наши кровно заработанные по своему вкусу и разумению.

Конечно, в каждой стране может случиться какая-нибудь катастрофа, от этого никто не застрахован и в этой ситуации прийти на помощь братскому народу — дело благородное. Но что случилось в Венесуэле — землетрясение, наводнение, война? Бездарная, безответственная власть в результате бестолкового управления привела страну к экономическому коллапсу. И каждый раз, оказывая помощь, мы просто помогали этой власти продержаться на плаву, чтобы она могла и дальше тащить свою страну в пропасть.

Впрочем, внутренние устремления белорусского президента понять совсем не сложно. Кому как не ему знать, как тяжело управлять страной без щедрой поддержки соседей и что может произойти, если эта поддержка иссякнет. Поэтому и шлет он дорогим преемникам Чавеса теплые приветы, молоко и возмущенные заявления вроде того, что «категорически не поддерживаем любое внешнее вмешательство». Ну а нам остается только оплачивать эти чьи-то фобии.

Сергей Синица: Кто смеется последним

В белорусско-венесуэльских отношениях не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

В шахматах есть такой термин – «гамбит». Он обозначает приём, когда игрок жертвует фигуру, рассчитывая в дальнейшем получить преимущество и выиграть партию.

Над приснопамятными танкерами с нефтью из Венесуэлы для Беларуси действительно смеялись. Мол, за морем телушка – полушка да рубль перевоз.

Смеялись в том числе в Кремле, понимая, что венесуэльская нефть куда дороже российской, и что белорусский бюджет такую цену на протяжении сколь-нибудь длительного периода не потянет. Поэтому Москва рассчитывала, что в очередном конфликте по поводу поставок «черного золота» Минск поерепенится какое-то время и согласится на её условия.

Но вышла иначе. Когда речь зашла о том, что в схему поставок будет включен нефтепровод Одесса-Броды, улыбка быстро сошла с лиц российских руководителей. Призрак Балто-Черноморского коллектора, несмотря на всю свою эфемерность, не то чтобы пугал Кремль, но точно нервировал. 

В итоге задний ход пришлось давать Москве. Минск, повысив ставки, сыграл на её геополитических амбициях и получил выгодные условия поставки российской нефти еще на длительный период.

Благодаря этому с лихвой отбились и затраты на танкеры с венесуэльской нефтью, и задолженности, которые образовались у тамошних предприятий перед нашими. Так что, фиксировать в данном случае нужно не убытки, а прибыль.

Александру Лукашенко можно предъявить немало претензий. Но он точно не был замечен в намерении спонсировать по политическим соображениям близкие по духу режимы. Дружили – да, но свой табачок глава Беларуси держал в отдельном сундуке.

А громкие заявления о «стратегическом партнерстве»… Ну почему бы и не сказать приятное, если это ничего не стоит.

На практике же мы видим, что после исчезновения бизнес-интереса отношения между Беларусью и Венесуэлой сходят на нет. Остаются опять же лишь слова поддержки Николасу Мадуро, но и они стоят, мягко говоря, недорого.

Конечно, было бы лучше водить дружбу с условной Норвегией, а не Венесуэлой. Но почему круг нашего общения оказался на определенном этапе довольно специфическим – тема для отдельного разговора. И это не отменяет того, что даже из сомнительных связей удалось извлечь определенную выгоду. В конечном итоге в партии с Каракасом проигравшей оказалась Москва, а не Минск.

Предыдущая «Дуэль»: Сколько денег дать чиновнику для счастья

Последнее в рубрике