Почему в Беларуси приговоренных к смертной казни стремятся расстрелять как можно быстрее?
24.01.2019
Геннадий Косарев, Завтра твоей страны

Почему в Беларуси приговоренных к смертной казни стремятся расстрелять как можно быстрее?

По данным исследования кампании «Правозащитники против смертной казни», в последние 10 лет приговоренные к смертной казни в Беларуси ожидают приведения вердикта в исполнение в среднем менее года. В других странах, где пока еще применяется такой вид наказания, эти сроки от вступления приговора в законную силу до его исполнения могут длиться годами.

Почему у нас стремятся как можно быстрее избавиться от «смертников» — об этом заместитель председателя Правозащитного центра «Весна» юрист Валентин Стефанович.

— Законодательство в Беларуси никак не регулирует срок нахождения приговоренного к смертной казни человека в камере смертников от момента вступления в силу приговора до его исполнения. В среднем на практике это 11 месяцев, но бывали случаи, когда смертные приговоры приводились в исполнение в течение двух-трех месяцев. Особенно это характерно для приговоров, которые выносились Верховным судом Республики Беларусь, который рассматривал уголовные дела в качестве суда первой инстанции.

Это нас особенно беспокоит, поскольку люди, приговоренные Верховным судом, не имеют возможности обжаловать вынесенный приговор как не вступивший в законную силу. Потому что ВС – это последняя судебная инстанция, в апелляционном порядке обжаловать уже некуда, и приговор вступает в силу с момента его вынесения. Да, можно обжаловать в порядке надзора, как вступивший в законную силу, на имя генпрокурора или председателя ВС, или других должностных лиц, которые определены как должностные лица, которые могут выносить протесты на вынесенные приговоры. Но такой протест не приостанавливает исполнения в отличие от апелляционного, а теперь уже кассационного обжалования.

— Что это означает?

— Это означает, что нет никаких возможностей для дополнительной, более скрупулезной проверки законности, обоснованности вынесенных приговоров, поскольку надзорный вид обжалования не представляет собой эффективную меру защиты. Новое судебное заседание уже не проводится, не опрашиваются ни обвиняемые, ни свидетели. Просто пишется жалоба, и должностное лицо в кабинете ее рассматривает и присылает письменный ответ.

Нужно добавить, что никто не застрахован от судебных ошибок. Любая правовая или судебная система любой страны не застрахована от судебных ошибок. А уж тем более, если мы говорим о Беларуси, где количество оправдательных приговоров мизерное, практически на уровне арифметической погрешности.

А в США, где в некоторых штатах еще сохраняется смертная казнь, люди длительное время находятся в камерах смертников, что само по себе тоже тяжело. Но, с другой стороны, существует очень много апелляционных инстанций, которые перепроверяют вынесенные приговоры по многу раз, и уже есть более ста случаев, когда люди были освобождены в связи с тем, что были признаны невиновными в тех действиях, которые им инкриминировались. За все те годы, которые они там сидели, наука шагнула вперед, в том числе и криминалистика. Например, научились качественно делать анализ ДНК, и в результате было доказано, что эти люди невиновны. А у нас бы этих людей уже давно не было на свете. Смертная казнь носит безвозвратный характер.

— До сих пор в памяти процесс над Дмитрием Коноваловым и Владом Ковалевым, обвиненным в теракте в минском метро. Их расстреляли практически через три месяца после приговора. Тот процесс вызвал широкий резонанс в обществе, были собраны десятки тысяч подписей с призывом не расстреливать парней. Их казнили несмотря на то, что Комитет по правам человека ООН только собирался рассматривать жалобу Ковалева.

— Да, это один из тех случаев, когда смертный приговор был приведен в исполнение очень быстро, и это еще больше подпитывало недоверие общества в плане законности и справедливости вынесенного приговора, поскольку люди задавались вопросом: куда вы так торопитесь и что вы хотели спрятать таким образом?

Кстати, эффект дела Ковалева-Коновалова, которое имело большой общественный резонанс, привел к тому, что впервые в Беларуси социологи зафиксировали: количество сторонников отмены смертной казни превысило количество ее сторонников. Правда, это был временный эффект, потом все поменялось, и сейчас большинство все-таки выступает за сохранение смертной казни, но общественное мнение меняется под воздействием разных факторов. Но в тот момент оно было именно таким и в каком-то смысле оно выглядело даже иррациональным – по идее, наоборот, это же был теракт, много людей погибло и пострадало, и общественное мнение должно было бы быть еще более настроено на охранение смертной казни, но получился обратный эффект.

— Почему власти торопятся с приведением в исполнение смертных приговоров?

— Позицию Беларуси высказали представители МИД во время слушаний отчета Беларуси в Комитете по правам человека ООН в прошлом году, которые открыто сказали, то они не считают, что должны исполнять решения КПЧ, а также процедуры Комитета.

Мы, как и члены Комитета, считаем это неисполнением Беларусью своих международных обязательств, которые вытекают из первого факультативного протокола к Пакту о гражданских и политических правах, который Беларусь ратифицировала и, таким образом, признала компетенцию КПЧ и, соответственно, все его процедуры. КПЧ уже несколько раз признавал, что Беларусь нарушает права на жизнь, эти решения были уже по факту, после того, как людей расстреляли.

Почему это происходит? Могут быть разные мотивы быстрого приведения в исполнение смертных приговоров, в том числе, чтобы не появились лишние показания, сведения.

Последнее в рубрике