Чем обстановка перед выборами президента Украины-2019 отличается от той, что была после Майдана?
22.01.2019
Ольга Мусафирова, Новая газета, фото PhotoXPress

Чем обстановка перед выборами президента Украины-2019 отличается от той, что была после Майдана?

Электорат, который обычно голосовал «за Россию», остался в Крыму и на Донбассе.

Ответ вполне очевиден: определенностью.

Сохранено суверенное государство. Да, с аннексированным Крымом и оккупированной частью Донбасса, но уже с боеспособной армией. Пять лет назад защищать независимость Украины на востоке ехали добровольцы, снаряжали их волонтеры, а российское термоядерное телевидение вело отсчет последних мгновений существования «страны 404». Потом таймер отключили.

В этом государстве есть власть. Она жестко и в основном по делу критикуется самими украинцами. Но призывы досрочно (читай — ​насильственно) прекратить полномочия президента и Рады звучат только от явных провокаторов, а попытки «качнуть ситуацию» получают отпор. Хотя россиянам сообщали много раз: «хунта» повисла на волоске, вот-вот падет! Янукович собирал на радостях пресс-конференции, а, может, и чемоданы, как легитимный президент-наместник… В результате из имитаций Майданов ничего не вышло. Сбежавшая вместе с Януковичем «верхушка» поникла: так называемый «Комитет спасения Украины» превратился в глазах Кремля в ячейку пенсионеров-доминошников при ЖЭКе — ​только стучать и могут.

Зато более гибкие соратники Януковича из тех, кто остался дома, поменяли партийное оперение, бочком-бочком протиснулись к Петру Порошенко и слились с его командой заподлицо. Раскол украинского олигархического монолита на пророссийский (гораздо меньший кусок) и национальный (бОльший), перераспределение сфер влияния, «потоков», ролей и перспектив, чему помогли революция, война, перезагрузка экономики и банковской системы, дают основание сказать: у того кандидата в президенты, кто прямо предложит вернуться к прежнему курсу Киева, — ​шансов на победу нет.

О «зомби» и «понапереехавших»

Да-да, война, как ни чудовищно звучит, тоже влияет на определенность. Электорат, который был бы идейно рад поддержать разворот и обычно голосовал «за Россию», то есть за коммунистов и регионалов, остался в основном в Крыму и на неподконтрольных территориях Донбасса.

Так утверждают социологи. Никто из политиков национал-демократического толка, намеренных баллотироваться (во всяком случае пока), не объявил, собирается ли в борьбе за голоса поискать союзников за линией разграничения.

По умолчанию следует: к ОРДЛОвцам (ОРДЛО — ​«отдельные регионы Донецкой и Луганской областей». — ​Ред.), облучаемым российским телевидением, обращаться с предвыборной агитацией из Украины не имеет смысла. «Достучаться» туда почти невозможно. Потому лучше бы не брать их в расчет совсем. Конституционное право граждан — ​отдельно, суровые реалии — ​отдельно. Да и вряд ли люди массово захотят мучиться в очередях на блокпостах туда-сюда, подвергаться риску попасть под обстрел или в списки неблагонадежных в «народных республиках», чтобы подать заявку в орган ведения Реестра избирателей, пройти процедуру временной смены места голосования без изменения избирательного адреса, потом явиться с бюллетенем к урне, а перед вторым туром все повторить сначала…

Это же не жизненно важные поездки за пенсией, продуктами или лекарствами на территорию, подконтрольную Украине! К выборам ответственно относятся преимущественно пожилые, — ​рассуждают насчет овчинки и выделки штабные аналитики.

Мирное население ОРДЛО спустя пять лет не перестают жалеть. Иногда — ​жалостью дрессировщика, которому кажется, что рано выпускать на манеж недостаточно готовых к выступлению подопечных. «Они не могут адекватно воспринимать ситуацию. Им нужно время для адаптации в нормальной, цивилизованной, европейской Украине, чтобы поняли, как их превращали в зомби», — ​сказал в интервью информагенству «Главред» советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк. А по сведениям министра юстиции Павла Петренко, процентов 60 вынужденных переселенцев из Донбасса и Крыма понятия не имеют, как голосовать там, где сейчас находятся, какие справки-бумажки нести, кроме своих паспортов.

Просветительская кампания провалена — ​скорее, незлонамеренно. Хотя и особого рвения в смысле обеспечения гражданских прав «понапереехавших» не наблюдается.

Вот, например, недавно в Раду внесли законопроект № 9218 «О свободе передвижения и свободном выборе места проживания в Украине». Похороны «совка», революция, которая утверждает декларативный принцип регистрации места жительства! Но даже если депутаты примут закон немедленно, все заработает, даст бог, к концу года. На нынешних же выборах, президентских, а затем парламентских, переселенцев-избирателей продолжит тормозить справками-бумажками бюрократическая система. Их волеизъявления не хотят? Боятся?

Другой актуальный законопроект № 6240 «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно избирательных прав внутренне перемещенных лиц и других мобильных внутри страны граждан)» завис в парламенте с весны 2017-го.

Правозащитники предупреждают: жалобы в ЕСПЧ от «зомби» и «понапереехавших» могут вызвать сомнения в общей легитимности выборов.

«Ревизор» Зеленский

Заявление шоумена в Новогоднюю ночь о том, что он не шутит, говоря о своем выдвижении в кандидаты в президенты, только усилило ощущение розыгрыша экстра-класса.

Не предпринимать самому вообще ничего. Не давать интервью. Возможно, даже уехать за границу, в творческий отпуск, наблюдая с пляжа, как растет рейтинг и беснуются политические тяжеловесы, которые оказались бессильны против экранного обаяния образа народного президента Голобородько. Несистемный кандидат — ​разве не о нем мечтал Майдан? Вот и сбылось, привет!

Довести до белого каления. Заставить, чтобы каждый высокопоставленный оппонент раскрылся до безобразия. Вызвать огонь админресурса и ботоферм, заставить тратить на борьбу с собой бешеные деньги, отвергать без объяснений попытки договориться, игнорировать угрозы, превратить избирательные кампании всех в бурлеск по сценарию «95 квартала». Выйти на публику 3 февраля, в последний день, когда партии и самовыдвиженцы могут подавать документы в Центризбирком.

И обратиться, пародируя финал гоголевского «Ревизора»: «Страна, любимая моя, наивная, спасибо, что поверила — ​во всех смыслах! Но я артист, им и останусь». Если бы олигарх Игорь Коломойский — ​наблюдатели упорно видят в Зеленском «проект Коломойского» — ​обладал вкусом, он бы, как автор, выбрал именно такой вариант расплаты с президентом Порошенко за собственное разорение, унижение и, в конечном счете, изгнание. Но…

Источник «Новой», близкий к администрации президента Украины, рассказывает о поручении, уже данном главой государства Нацсовету по вопросам телевидения и радиовещания: найти в новом сериале «Слуга народа» скрытую политическую рекламу и принять меры. В том, что запретное, распиаренное кино захочет посмотреть в YouTube аудитория, большая в разы, можно даже не сомневаться. Тот же источник настаивает: «слуга» подписал контракт не поиграть на нервах, а баллотироваться всерьез. «Противоядия» нет. Украинское общество готово следовать мировой моде на шоу­мена в президентском дворце. Помешать процессу способен только сам Зеленский. Он и приступил к разрушению образа.

Диалог на улице с журналистами украинской редакции «Радио «Свобода» (накануне в эфир вышел сюжет-расследование о трех кинокомпаниях в России, которыми владеет комик) закончился бегством последнего в тонированный джип. Ни остроумия киношного президента, ни его обаяния — ​лексика гопника, поведение напуганного чиновника, пойманного на горячем… А тут еще слух: московский десант политтехнологов (Евгений Чичваркин, Марат Гельман, Андрей Васильев плюс Ксения Собчак), о котором узнала пресса, прилетел в Киев, чтобы ковать победу Зеленского.

Определенно, кто-то забыл: здесь это дает эффект с точностью до наоборот.

Кто стоит за Зеленским? Он действительно может стать президентом Украины?

Последнее в рубрике