История «Белтрансгаза»: как Лукашенко продал России «ржавую трубу»
21.01.2019
Кирилл Иванов

История «Белтрансгаза»: как Лукашенко продал России «ржавую трубу»

О чем напомнили сообщения о возможной продаже белорусских НПЗ.

Фото gazprom.ru

В первые дни нового года в прессе появились сообщения о возможной продаже России белорусских НПЗ. Якобы это позволит Беларуси получить компенсацию за налоговый маневр.

— К чему белорусско-российский спор в энергетической сфере приведет? Вероятный сценарий состоит в том, что к моменту завершения налогового маневра Беларусь продаст России то, что ей интересно. Возможно, активами, которые получит Россия, станут белорусские нефтеперерабатывающие заводы, — заявил в комментарии порталу Naviny.by директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

— Да, (продажа пакета акций) действительно (рассматривается) как один из вариантов, — пояснил TUT.BY информированный источник. — Но в России хотят полный контроль и реально управлять заводом. При этом собеседник портала подчеркнул, что «целиком заводы никто не собирается продавать», чтобы обезопасить себя от недружественных действий.

О том, что продажа стратегических предприятий может стать реальностью, свидетельствует опыт прошлых лет, когда официальный Минск вынужден был идти на непопулярные меры под давлением Москвы.

Сегодня «Салiдарнасць» вспоминает о том, как Беларусь продала России «Белтрансгаз».

Начало конца

Продажа «Белтрансгаза» российскому «Газпрому» стала закономерным итогом газовых войн, получивших свое начало в 1996-м. Тогда задолженность белорусской стороны перед российской корпорацией составила около $ 1 млрд, но вопрос временно был улажен в обмен на аренду российских военных баз и неоплаченную Россией стоимость вывоза и обслуживания ядерного оружия.

В декабре 1999-го страны подписали союзный договор, один из пунктов которого предполагал включение белорусских газопроводов в российскую транспортную систему.

В последующие несколько лет официальный Минск игнорировал этот пункт договора, продолжая при этом наращивать задолженность перед «Газпромом». В итоге российский поставщик начал активно настаивать на приватизации «Белтрансгаза».

В 2002-м Беларусь стала получать газ по внутрироссийским ценам, по-прежнему игнорируя требования российской стороны о приватизации своей газотранспортной системы. Итог —кратковременное прекращение поставок газа в канун нового года и ультиматум о переходе к коммерческим ценам.

Фото ria.ru

На протяжении 2003-го «Белтрансгаз» был преобразован из республиканского унитарного предприятия в открытое акционерное общество. Началась борьба за оценку стоимости предприятия. Белорусская сторона настаивала на рыночной стоимости своей газотранспортной системы — $ 5 млрд. «Газпром» в свою очередь утверждал, что речь может идти исключительно о балансовой стоимости, составляющей $ 600 млн.

Кроме того, стороны не сошлись в конечном варианте создания СП. Беларусь настаивала на сохранении контрольного пакета акций, расценивая «Белтрансгаз», как национальное достояние. «Газпром» же требовал контрольный пакет. 

Неуступчивость Минска стоила ему новогоднего подарка от «Газпрома» —1 января 2004-го российская сторона на один день прекратила поставки газа в Беларусь.

— Наши переговоры по поставкам газа в Беларусь и его транзиту по территории республики не продвигаются ни на шаг. Белорусская сторона продолжает настаивать на нерыночной цене поставок — ниже фактической себестоимости. Но почему «Газпром» должен работать себе в убыток, нам непонятно, — заявил тогда зампредседателя правления «Газпрома» Александр Рязанов.

«Я не могу совершить преступление против собственного народа»

В феврале 2004-го Александр Лукашенко посетил «Белтрансгаз», где заявил, что Беларусь не намерена продавать предприятие по балансовой стоимости:

— Фактически за бесплатно другому государству национальное достояние — на это я пойти не могу. Я не могу совершить преступление против собственного народа.

При этом он охарактеризовал переговоры с российской стороной, как «очень сложные, очень тяжелые, даже с элементами шантажа».

Россия ответила еще одним отключением газа, на что Лукашенко ответил красноречивым сравнением:

— Я считаю, что это акт терроризма на самом высоком уровне, когда в 20 градусный мороз страну — не чужой народ, население, у половины которого течет русская кровь — лишают природного газа. При том, что Беларусь 100% рассчитывается за этот газ.

И тут же анонсировал подписание газового договора «на условиях Путина»:

— Пусть нас упрекнут, что мы не выстояли, поддались и так далее. Надо заключить договор на условиях Путина. Хочет Путин, чтобы мы платили эти деньги, давайте будем собирать: от лекарств, от чернобыльцев, от тех, кто в окопах гнил, они, видите ли, у нас богатые. Неужели мы не соберем эти $ 200 млн? Соберем! И я думаю, что мы снимем эту проблему. Нами просто перестанут манипулировать и нас просто перестанут шантажировать. Но при этом я попрошу проинвентаризировать все договоры с Российской Федерацией.

Прадалі мову, прадалі сьцяг, чарга «Белтрансгазу»

Первую половину 2004-го Беларусь покупала газ у независимых поставщиков газа, во второй половине года «Газпром» открыл свой вентиль.

Российский монополист в итоге добился своего. В мае 2007-го стороны подписали соглашение о создании совместного белорусско-российского газотранспортного предприятия на базе «Белтрансгаза» и «Газпрома». Соглашение предусматривало покупку «Газпромом» покупку 50% акций белорусского газотранспортного предприятия в течение четырех лет.

В том же году российский монополист оплатил первые 12,5% акций предприятия.

Соглашению предшествовала еще одна газовая война. В конце декабря 2006-го глава «Газпрома» Алексей Миллер пригрозил белорусским властям новым отключением газа в случае отказа покупать газ по более высокой цене.

В итоге поставки газа в Беларусь по внутрироссийским ценам прекратились: до 2011-го наша страна стала получать топливо по коммерческим ценам.

«И что, я должен был молиться на эту ржавую трубу?»

Глава «Газпрома» Алексей Миллер направляется в управление «Белтрансгаза», 2011 год. Фото svaboda.org

Окончательно «Газпром» выкупил акции «Белтрнасгаза» в конце 2011-го. Судя по высказываниям Лукашенко, полученные в тяжелейший кризисный год $ 2,5 млрд его не очень-то и порадовали. Он вынужден был оправдываться, что сам факт продажи трубопровода не говорит об инкорпорации Беларуси в Россию и о потере суверенитета.

— Тот, кто говорит о потере суверенитета, говорит, потому что не тому продали. Если бы я продал их патронам — Европе и США — была бы полная тишина, — намекнул тогда глава государства на протесты независимого общества и попутно успокоил остальных белорусов:

— Выдернуть из земли эту трубу и броситься с ней воевать против России? Труба осталась у нас. Налоги они будут платить. Гарантии повышения прокачки платы за транзит мы получили.

А чуть позже и вовсе назвал «Белтрансгаз» ржавой трубой:

— Вы дайте еще 5 млрд в год валюты, и нет никаких проблем. Но наша экономика, общество не выдержали такой нагрузки. И что, я должен был молиться на эту ржавую трубу, которая в земле лежит?

«К 2015 году у Лукашенко снова закончатся деньги…»

В 2011-м власти России дожали Лукашенко. Фото kremlin.ru

Те заявления Лукашенко вызвали в России отклик, который в определенном смысле можно назвать пророческим.

По горячим следам российская газета «Коммерсантъ» опубликовала статью под заголовком «Лукашенко подали на срок. Со всеми вытекающими». В ней подчеркивалось, что помимо стоимости второго пакета «Белтрансгаза» Минск получил снижение стоимости газа на ближайшие годы, что заметно снижало дефицит счета текущих операций Беларуси. А также кредит $ 10 млрд сроком на 15 лет на строительство АЭС.

— Вырученных средств республике хватит, чтобы спокойно прожить по докризисной модели еще три года, и деньги снова закончатся за год до истечения президентских полномочий Лукашенко. Правда, эту дыру в $ 4 млрд ему вполне по силам заткнуть при помощи плавной приватизации других предприятий, — утверждал автор статьи.

Далее Ъ сделал прогноз, который, оглядываясь на прошедшую пятилетку, оправдался не до конца:

— Следовательно, из Москвы белорусский лидер уехал пусть и без трубы, но зато с твердыми гарантиями своего пребывания у власти до 2016 года. На этом эпоха Лукашенко, вероятно, и закончится, так как продавать Беларуси будет уже особо нечего, равно как и нечем будет выбивать из России новые кредиты и скидки.

Последнее в рубрике