14.01.2019
Елизавета Королева, gazeta.ru

Как наркобароны вербуют ваших детей

Российский опыт, который применяется и в Беларуси.

Молодежь нанимают работать наркокурьерами.

Общественники, борющиеся с наркоманией, отмечают, что с каждым годом в российских тюрьмах становится все больше осужденных по статье 228 УК РФ — о незаконном обороте наркотиков.

При этом подавляющая часть из них наказаны за хранение и транспортировку, а не за распространение. И нередко они попадают в эту сферу, откликнувшись на невинное предложение о работе. «Газета.Ru» — о том, как молодые люди из хороших семей становятся наркокурьерами.

Наркотики ушли в интернет

По данным на 2017 год, наркоманы и продавцы наркотиков составляют почти четверть от всех осужденных в России. Согласно статистике Федеральной службы исполнения наказания, из 627 тыс. зэков около 138 тыс. (22%) сидят из-за того, что были пойманы с запрещенными веществами.

Кроме того, за последние 10 лет число россиян, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, увеличилось более чем в два раза. При этом число заключенных, осужденных по другим статьям, с каждым годом снижается, отмечали во ФСИН. Для сравнения: за последние 10 лет в тюрьму за изнасилование отправилось в 10 раз меньше людей, за хулиганство — в 20 раз, а за вымогательство — в три раза.

Эксперты отмечают, что за последние годы торговля наркотиками превратилась из удела маргиналов в настоящую маркетинговую сеть, в которой задействованы обычные дети и молодежь. В связи с этим молодеет и население колоний.

— Если раньше, чтобы приобрести наркотики, надо было встретиться с бандитом или хулиганом, с каким-то человеком, который находится в социально сложной ситуации, то сейчас все это приобрело маркетинговый характер, когда через сайты, мессенджеры и соцсети распространяются реклама, объявления и агитация по распространению, — рассказал Газете.Ru Султан Хамзаев, член Общественной палаты РФ, руководитель проекта «Трезвая Россия».

Сегодня торговать наркотиками с рук невыгодно, запрещенные вещества попадают к покупателям через «закладки», которые делают курьеры — нередко это обычные молодые люди, откликающиеся на заманчивые объявления в соцсетях.

— Ребенок мой 18-ти лет решил устроиться на работу. Сам. И рассказывает мне вчера, что прямо уже есть у нее предложения, прямо можно приступать, вот ты говорила, что сложно, а я уже себе все нашла прямо в Интернете. И уж списалась, и зовут на большие деньжищи. В общем, слово за слово, я ей говорю: не хочешь рассказывать, не надо, но если предлагают посылки возить за большие деньги, ни в коем случае, потому, что это наркота, — написал в своем блоге в «Живом журнале» пользователь под ником maxfux.

В СМИ и соцсетях регулярно появляются публикации о том, что родители должны предупреждать своих детей: слишком большие деньги за перевозку товаров платят лишь закладчикам наркотиков. Однако для молодых людей предложения звучат слишком заманчиво: за пару часов работы в день обещают от 60 до 80 тыс. руб. в неделю.

Интернет-магазины устраивают массовую рассылку по мессенджерам и соцсетям с предложениями поработать курьером. В таких объявлениях, естественно, нет ни слова про наркотики или условия работы. Когда кандидат пишет по указанному адресу, ему отвечает так называемый оператор, который объясняет, что работа будет заключаться в том, чтобы забрать товар, а потом разложить его в разных точках города.

— Желающим работать курьером приходят предложения отсканировать свой паспорт, прислать фотографию, проавансировать первую партию [товара], например, в размере 5 тыс. рублей. Потом тебе дают уже готовую программу по распространению наркотиков, рассказывают, где и как закладывать, чтобы тебя сразу не поймала полиция, — поясняет Хамзаев.

Вице-президент фонда «Город без наркотиков» Тимофей Жуков рассказывает «Газете.Ru», что в Екатеринбурге курьерам платят 300-500 руб. за одну закладку. Если работника не поймают в течение первых двух недель, то оператор может предложить ему стать оптовым закладчиком — отвезти товар в другой город: за большую закладку, в которой будет кг или больше, могут дать до 100 тыс. руб.

Впрочем, отмечает Жуков, обычно полицейские «принимают» закладчиков с поличным на четвертый-пятый раз. Для этого правоохранителям даже не надо проводить розыскные мероприятия через интернет.

— Большинство закладчиков ловят не по чьей-то информации. Просто ППС делает объезд и замечает молодых людей, которые что-то прячут. Сейчас вообще в Екатеринбурге закладок становится меньше, потому что жильцы домов стали бдительно относиться к таким вещам. Поэтому эти закладки уходят в лесной массив, а это стало еще проще, потому что все въезды и выезды из леса заранее известны. Полицейские просто встают и тормозят машины, которые из леса выезжают, и при обыске находят наркотики. Понятно, что выйти на оператора или владельца интернет-магазина сложнее, но эта цепочка начинается как раз с закладчиков, которые прячут наркотики по городу, — поясняет общественник.

Все знают, что они развозят

Статья 228 УК РФ, определяющая наказания за действия, связанные с наркотиками, иногда называется «народной». По ней часто сажают людей, которые, казалось бы, никогда не будут связаны с тюрьмой.

По данным на 2017 год, три четверти осужденных за незаконный оборот наркотиков за последние годы были наказаны судами не за распространение, а за хранение и транспортировку запрещенных веществ. Именно за это чаще всего и судят курьеров, которых задерживают с дозами.

Автор этого доклада, младший научный сотрудник Института проблем правоприменения (ИПП) при Европейском университете в Санкт-Петербурге Алексей Кнорре считает, что эти цифры, которые, по словам специалистов, не изменилась к 2019 году, свидетельствуют «о сильном перекосе системы уголовного преследования в сторону потребителей, а не распространителей наркотических веществ».

Адвокат Сергей Колосовский в своем блоге в «Живом журнале» рассказывал, что за одну неделю к нему за помощью обратились три женщины, чьи сыновья «влетели на сбыте наркотиков». Все трое были задержаны во время того, как пытались сделать закладки. Одному из таких задержанных было 16 лет.

— Молодежь и их родители понакупили гаджетов и живут в виртуальном мире. В этом мире им предлагают немного подработать — взять пакетик в пункте «а», разложить на 10 маленьких и развести в 10 точек. Там еще система контрольных заданий, премий. и т.п. Молодежь это воспринимает как игру. А влетают, как правило, на 3-4 попытке — и — здравствуй, зона! — пишет юрист.

Человек, которого подозревают в хранении или перевозке наркотиков в значительном размере без цели сбыта, может получить до трех лет лишения свободы. За хранение или перевозку в крупном размере — от трех до 10 лет лишения свободы, в особо крупном размере — от 10 до 15 лет.

Касболат Байкулов, известный как рэпер Касс, в 2014 году был задержан на Ленинградском вокзале с 30 гр кокаина, когда он возвращался после своего дня рождения в Петербурге. 26-летнего мужчину осудили на 11 лет колонии по статье о приготовлении к сбыту наркотиков в крупном размере (пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК). Он вышел спустя четыре года, часть неотбытого наказания была заменена ограничением свободы. По его словам, основную массу заключенных на зоне составляли осужденные по «народной» статье.

— Поймите одну вещь: я, например, за то, что употреблял наркотики, получил срок, который в 2-3 раза больше, чем люди, которые получили его за убийство, за вооруженное ограбление. Я считаю, что это несоответствие несправедливо, — передает его слова «Ридус».

Султан Хамзаев отмечает, что сейчас государство и общество проигрывает борьбу с наркотрафиком. Дело не только в том, что наркоманами становится все больше молодых людей, но и в неэффективной работе правоохранителей.

По словам эксперта, современная антинаркотическая политика в России должна вестись на уровне агрессивной войны с наркопреступностью и наркотрафиком, а не с потребителями. Сажать в тюрьму наркоманов и молодых людей, попавшихся на «закладках» — все равно, что «рубить хвост у ящерицы», отмечает он.

— Вспомните статистику 2018 года, сколько наркобаронов в России взяли за этот год? Я за последние 10 лет не слышал ни одного резонансного дела, чтобы в стране посадили хотя бы одного крупного наркобарона, — говорит Хамзаев.

Он также добавляет, что сейчас в России к наркоманам относятся, как к «социальным бомжам», которые «должны вымереть, чтобы потом им на смену пришли свежие кадры». Однако такой подход способствует лишь тому, что российские тюрьмы будут полниться наркоманами, которые становятся все моложе, а наркобароны в это время продолжат богатеть.

— Нужно говорить о том, что наркоман — это человек, находящийся в тяжелой жизненной ситуации, и задача государства его не утопить, а выполнить свою социальную функцию, реабилитировать этого человека и вернуть его в общество, семью и трудовой коллектив, — заключает Хамзаев.

В свою очередь, Тимофей Жуков обращает внимание, что в курьеры сегодня идут далеко не только наркоманы, но и обычные молодые люди из средних слоев, которые хотят быстро и легко заработать деньги. При этом эксперт уверен, что все закладчики понимают, что именно они прячут.

— Поскольку тема постоянно обсуждается в СМИ, и общественники об этом очень много говорят, сейчас все молодые люди уже понимают, что работа таким курьером связана с наркотиками. Если раньше мы говорили, что они делают это по незнанию, то сейчас мы понимаем, что на самом деле все курьеры отдают себе отчет в своей работе. Это происходит абсолютно сознательно, даже если курьер берется за работу в 14-15 лет, — отмечает Жуков.

Мать осужденного: «Производители наркотиков в Беларуси работают по принципу игры Геокэшинг»

Последнее в рубрике