Возможны ли «желтые жилеты» в Беларуси?
14.01.2019
Геннадий Косарев, Завтра твоей страны

Возможны ли «желтые жилеты» в Беларуси?

В минувшие выходные в далеко не бедной Франции на улицы в очередной раз вышли десятки тысяч людей в желтых жилетах с требованием улучшения уровня жизни населения. В Беларуси реальные доходы падают, а цены на услуги и продовольственные товары растут.

Фото: Vesti.ru

Можно ли представить в обозримом будущем аналогичную активность в нашей стране — об этом политический обозреватель Павлюк Быковский.

— На самом деле, срабатывает не обнищание населения, как было в ленинской формуле, а как раз другие факторы. Во Франции, скорее всего, то, что люди считают происходящее несправедливым. Мы можем сравнивать происходящее там с прошлогодними протестами против антитунеядского декрета в Беларуси.

За прошедшее время белорусские власти сумели изменить декрет, чтобы он не так раздражал широкие слои населения, но все равно кого-то затрагивал. В таком варианте он вряд ли выведет белорусов на улицы, если только не будет серьезных ошибок со стороны исполнителей.

Серьезного роста цен или массовых увольнений в Беларуси сейчас не происходит и, скорее всего, не будет происходить. Был прецедент, когда люди выходили на улицы протестовать против возможного размещения у нас российской военной базы, но эти протесты были не такими массовыми и происходили в основном в Минске. Если брать регионы, то сейчас самый длительный протест (почти год) имеет место в Бресте — против строительства аккумуляторного завода. Но там люди видят прямой вызов собственной безопасности, поэтому и реагируют.   

— Приближаются электоральные кампании. Можно ли ожидать активизации населения во время парламентских и президентских выборов?

— Тут все зависит от цены вопроса. При парламентских выборах, скорее всего, не будет оснований для массовых акций, разве что если возникнет ощущение, что у нас «украли победу». Но на парламентских выборах в любой стране такое бывает очень редко. А вот если такая ситуация возникает на президентских выборах, то такое возможно, но не в начале, а в конце избирательной кампании. Впрочем, сейчас не видно реальной альтернативы Александру Лукашенко, то есть, кандидата, который смог бы провести кампанию настолько ярко, чтобы его сторонники посчитали, что он победил. Пока об этом говорить еще рано.

На самом деле, у нас сейчас нет самостоятельных сил, способных организовать массовые акции протеста. С одной стороны, нет поводов, с другой — ресурсов для этого. Если сравнивать с российским опытом, то Навальный ведет долгую кампанию, которая не совсем является электоральной, это, скорее, кампания по его личному продвижению и созданию политической силы вокруг него. Эта кампания в значительной степени опирается на уличные акции. Что-то похожее мы могли наблюдать раньше, когда вокруг Хартии-97 возникали организации, которые могли выводить своих сторонников на улицы. И это был способ создания организации. Если брать другие организации, то они строились по парламентско-партийному типу и для них уличные акции были значимым, но не самым главным фактором.

— Можно ли назвать белорусов инертной нацией?

— Никакие нации не являются инертными. Есть разные исторические ситуации. Если перед людьми стоит определенный выбор, то они просыпаются и что-то делают. Если же ничто не вынуждает их решать какую-то острую проблему, то проще договариваться или соглашаться с тем, что происходит.

В Беларуси сейчас только старожилы помнят многотысячные акции протеста, которые были в начале 90-х годов, когда люди выходили протестовать целыми заводами, в основном, по экономическим причинам, помнят акции, когда перекрывали проспект, когда тысячи людей выходили протестовать под идеологическими лозунгами в борьбе за белорусский суверенитет. Но сейчас ситуация не выглядит такой, в которой сработает экономический фактор либо идеологический.

Последнее в рубрике