«Не стоит из-под палки заставлять принимать на работу людей с инвалидностью»
10.01.2019
Наталья Колесниченко, Завтра твоей страны

«Не стоит из-под палки заставлять принимать на работу людей с инвалидностью»

Как введение квот отразится на рынке труда и почему наниматели боятся санкций?

Законодатели предлагают к 2023 году ввести квоты для найма на работу людей с инвалидностью — 3% от общего количества работников. Выясняем, что может этому помешать.

Популистских лозунгов недостаточно

— Мой первый опыт поиска работы нельзя назвать положительным. Это было лет пять назад. Тогда я столкнулась с барьерами в зданиях – не было пандусов или лифтов, чтобы хотя бы попасть на собеседование. Бывали случаи, когда в компании, узнав, что я с инвалидностью, говорили: «Спасибо, но нам такие в офисе не нужны», — вспоминает Мисс мира-2017 на инвалидной коляске Александра Чичикова.

Поиски работы привели девушку в гипермаркет услуг 124, где большинство сотрудников имеют группу инвалидности. Александра проработала там три года заместителем руководителя. За это время ситуация на рынке труда «заметно поменялась», считает собеседница Завтра твоей страны.

Сейчас победительница конкурса «Мисс мира-2017 на инвалидной коляске» работает в Европейской промышленной компании. И при смене работы уже не сталкивалась ни с психологическими, ни со структурными барьерами. Большую роль в успешном трудоустройстве людей с инвалидностью играет возможность пройти трудовую адаптацию и получить реальный опыт работы, говорит Александра Чичикова.

Идея о том, чтобы закон обязывал компании принимать на работу людей с инвалидностью, ей не нравится:

— Не стоит из-под палки заставлять принимать на работу людей с инвалидностью, лучше показывать работодателям, что это нормальные сотрудники, способные качественно выполнять работу, ответственно к ней подходить.

Директор Гипермаркета услуг 124 Игорь Стрига не уверен, что решение о квотах помогло бы лично ему как человеку с первой группой инвалидности.

— А как у нанимателя у меня возникает вопрос о возможных санкциях для тех, кто не принимает на работу людей с инвалидностью. Не создаст ли это новые проблемы предприятиям? – беспокоится Игорь Стрига.

Часть людей с особенностями действительно хотят работать. Нередко этому мешает недостаток образования или нужных навыков.

— Я сейчас не могу найти нужных людей с инвалидностью под открывшиеся вакансии, если мы расширяемся или запускаем новый проект. Я уже не говорю про людей с опытом – нет тех, кого можно было бы быстро обучить. Принимая такой закон, важно просчитать все моменты, — советует Игорь Стрига.

Когда власти обяжут нанимателей выделять рабочие места для людей с инвалидностью, обязательно встанет вопрос о доступности образования и профессиональной подготовки. Может случиться так, что работодатели не найдут на рынке труда сотрудников с инвалидностью подходящей квалификации, соглашается глава Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

В Беларуси, где все больше внимания уделяют базовому и даже высшему образованию, не решена пока проблема профессиональной переподготовки людей с инвалидностью.

— В среднем первичную инвалидность люди получают после 40 лет. Встает вопрос о том, чтобы не только дать такому человеку новую профессию, но и в целом изменить его подход к жизни. Для этого недостаточно популистского лозунга, что время компьютеров позволяет работать, не выходя из дома. Нужны более серьезные меры социализации человека в его новой профессии, — считает Сергей Дроздовский.

Все взаимосвязано – школы, колледжи, университеты, работа, которая обеспечивает финансовый достаток. Если вся система будет работать в едином ключе, то «у людей с инвалидностью исчезнуть проблемы с трудоустройством и они смогут зарабатывать на достойном уровне, а не просто клеить розетки, сидя дома на пятом этаже своей квартиры», говорит Александра Чичикова.

Но как они будут добираться на работу?

В Беларуси больше 500 тысяч человек с инвалидностью. Около 30% из них имеют оплачиваемую работу. Около 70% называют инвалидность главной причиной, по которой они не трудятся. Одному найти работу не позволяет состояние здоровья, другому — недостаток образования. Но есть и еще один барьер — окружение обустроено так, что невозможно передвигаться по городу или адаптироваться на рабочем месте.

Введение квот на найм работников с инвалидностью откроет нелицеприятную сторону безбарьерной среды, убеждены собеседники Завтра твоей страны.

— Взять людей, которые передвигаются на колясках. Как они будут добираться на работу? Многие из них даже из дома выйти не могут, потому что нет доступной среды, — отмечает Игорь Стрига.

Управляющий типографии «Юстмаж» Стефан Жарносек вспоминает, что один из его сотрудников с инвалидностью сталкивался с проблемами в передвижении.

— Его подвозил на работу отец. А компания ведь не всегда способна обеспечить работника транспортом или оказать другую помощь, в которой он нуждается. У нас, например, в здании даже лифта нет, чтобы человек на коляске мог подняться на второй этаж, — рассказывает Стефан Жарносек.

По его мнению, бизнесу было бы удобно, если бы появились специальные центры по подготовке специалистов с инвалидностью и их сопровождению на первых этапах работы.

— Например, у нас есть вакансия, на которую мы можем взять человека с инвалидностью, и мы знаем, что есть центр, где готовят таких работников, вот туда мы и обращаемся. А центры могли бы с учетом вакансий в компаниях и помогать людям с инвалидностью получить востребованные профессии, — считает глава «Юстмаж».

Чтобы люди с различными особенностями могли работать, предстоит создать целую инфраструктуру по примеру Швеции, где после происшествия, приведшего к инвалидности, с человеком занимаются реабилитологи, государство или общественные организации дают ему возможность получить новую профессию и привыкнуть к новому образу жизни, а после этого трудоустраивают.

И все же Стефан Жарносек, у которого есть опыт найма людей с инвалидностью, поддерживает идею квотирования рабочих мест.

— Если бы солидные компании обучили и трудоустроили хотя бы по одному человеку с инвалидностью, то они практически и решили бы эту проблему. Я за то, чтобы работали квоты для трудоустройства людей с инвалидностью. Но некоторые нюансы обязательно стоило бы учесть, чтобы не навредить ни тем, ни другим, − отмечает управляющий типографии.

Не так страшны квоты, как это представляют…

Практика квотирования успешна практически во всех странах, которые пытаются решить проблему инвалидности, утверждает Сергей Дроздовский. Так общество в большей степени привлекает бизнес к социальной ответственности.

− Это один из видов содействия в трудоустройстве, а не принуждение бизнеса. Конечно, эта мера повлечет для предприятий определенные затраты: и временные, и человеческие. Порой даже финансовые – на выплаты штрафов, если компания откажется выполнять эту норму, − признает эксперт.

Но это будет более гибкий механизм, чем нынешнее бронирование рабочих мест для нуждающихся в социальной защите или неспособных на равных конкурировать на рынке труда. Если сейчас государство активно вмешивается в выделение специальных рабочих мест, то после введения квот компании смогут сами выбирать подходящих работников с инвалидностью.

— Страхи по поводу того, что как только введут квотирование, люди с инвалидностью начнут шантажировать нанимателей, надуманны. В разработке механизма действия квотирования на практике стараются учесть все важные факторы, — считает Сергей Дроздовский.

Само по себе квотирование не решит проблему трудоустройства людей с инвалидностью. Но оно подтолкнет общество, бизнес и госструктуры к преодолению сопутствующих преград, обозначит вектор для рынка труда, который постепенно будет созревать для того, чтобы принимать людей с инвалидностью и создавать условия для их работы, отмечает глава Офиса по правам людей с инвалидностью. Это поможет сдвинуть с мертвой точки вопросы независимого проживания людей с инвалидностью, проблемы дееспособности, лишение которой мешает некоторым трудиться. Пока по отдельности каждая из этих проблем решается с трудом.

«Я жду этого десять лет». Почему люди с инвалидностью мечтают восстановить дееспособность