Сигнал тревоги: Кремль вспомнил о мине замедленного действия
14.12.2018
Александр Старикевич, Салiдарнасць

Сигнал тревоги: Кремль вспомнил о мине замедленного действия

Договор о союзном государстве, подписанный в прошлом веке, извлечен из пыльных сундуков.

Москва извлекла из сундуков договор о союзном государстве, подписанный еще в прошлом веке, и смахнула пыль с этого документа. Глава российского правительства Дмитрий Медведев в Бресте говорил про единый эмиссионный центр, общую налоговую политику и пр. Над суверенитетом Беларуси сгущаются тучи.

История вопроса такова. Александр Лукашенко практически сразу после прихода к власти форсировал интеграционные процессы. В 1996-м был подписан договор о сообществе Беларуси и России, в 1997-м – договор о союзе двух стран. И, наконец, в декабре 1999-го – договор о создании союзного государства Беларуси и России, предусматривавший, что в сферу его полномочий будут переданы:

- внешняя политика;

- оборона и безопасность;

- бюджетная, денежно‑кредитная и налоговая системы;

- таможенные вопросы;

- системы энергетики, транспорта и связи.

После этого от суверенитета Беларуси остались бы флаг, герб, рожки да ножки.

Зачем Александр Лукашенко делал это? Существует, как минимум, две версии.

Согласно первой – ради увеличения преференций от Кремля. Дешевые нефть и газ, свободный доступ на российский рынок и прочие коврижки выглядели весьма заманчиво.

Второй сценарий гласил, что Александр Лукашенко рассчитывал перехватить шапку Мономаха у больного и слабеющего российского президента Бориса Ельцина. Но тот сделал ход чекистом: спустя пару недель после подписания договора о создании союзного государства объявил, что уходит в отставку, и передал власть Владимиру Путину.

Как бы то ни было, буквально с начала 2000 года Минск в интеграционных вопросах вместо газа стал жать на тормоз. Москва еще несколько лет муссировала тему единой валюты, но, видя, что энтузиазм партнера угас, тоже махнула рукой.

Долгое время о союзном государстве если и вспоминали, то чисто в ритуальном плане: вот, у нас же типа особые отношения. Но в реальности Кремль куда более активно продвигал другие интеграционные проекты, в частности, Евразийский экономический союз.

Однако в 2018 году документ, подписанный почти 20 лет назад, неожиданно вернулся в повестку дня. Новый российский посол Михаил Бабич, получивший особый статус спецпредставителя Владимира Путина, вручая верительные грамоты Александру Лукашенко, заявил, что прибыл в Минск, чтобы наполнить союзное государство реальным содержанием.

Это можно было счесть фигурой речи. Но брестское выступление Дмитрия Медведева свидетельствует: руководство РФ действительно пытается разыграть карту договора 1999 года, предлагая Беларуси «продвинутый вариант сотрудничества» – де-факто поглощение.

Зачем Москва делает это? Возможно, чтобы аргументировать свое нежелание увеличивать субсидии официальному Минску, в частности, выплачивать компенсацию за российский нефтяной налоговый маневр, который обойдется белорусскому бюджету в миллиарды долларов. Однако вряд ли Кремль испытывает острую необходимость в такого рода публичном обосновании своей политики.

Существует вероятность гораздо хуже. В 2024 году у Владимира Путина заканчивается очередной президентский срок, который даже по российской Конституции должен стать последним. Однако хозяин Кремля на днях прямо заявил: «Я никуда не собираюсь уходить».

В качестве одного из вариантов сохранения у власти Путина рассматривается создания нового образования – союзного государства с Беларусью, главой которого станет нынешний российский президент. Об этом неоднократно говорили разные источники, в частности, обладающий обширным инсайдом из кремлевских коридоров главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов.

В любом случае, то, что в ариях московских гостей после очень долгого перерыва вновь зазвучала тема договора о создании союзного государства – сигнал тревоги. Этот документ может стать для Беларуси миной замедленного действия.

Последнее в рубрике