Сивицкий: Москва пока воздержится от включения опции «большая война»
28.11.2018
Сергей Запрудский, Thinktanks.by

Сивицкий: Москва пока воздержится от включения опции «большая война»

Российская сторона использует для описания ситуации в Азовском море термин «инцидент», что дает основания полагать, что Кремль не выйдет за рамки так называемой контролируемой эскалации.

Фото: Ефрем Лукацкий, АР

Захваченные Россией украинские военные моряки дают показания, Украина ввела военное положение на 60 дней, страны Евросоюза, НАТО и США призвали Россию восстановить свободу прохода судов в Керченском проливе и вернуть захваченные 25 ноября корабли Украине. Экстренно созванное заседание Совбеза ООН завершилось без принятия резолюций.

Инцидент или акт агрессии

— Я бы хотел обратить внимание, что российская сторона использует для описания ситуации в Азовском море термин «инцидент», что дает определенные основания полагать, что Россия не выйдет за рамки так называемой контролируемой эскалации и что позволит обойтись без непредсказуемых последствий в виде еще большего конфликта. С другой стороны, военное положение в Украине вводится, как выразился Петр Порошенко, не для того, чтобы объявлять кому-то войну, — отмечает директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий. — По первым действия складывается ощущение, что стороны воздерживаются от дальнейшей эскалации. Думаю, сегодня обе стороны заинтересованы в фиксации некоего статус-кво.

Политолог напоминает, что в последнее время Россия «предпринимала попытки серьезной милитаризации акватории Азовского моря, блокируя возможность использования украинцами моря прежде всего для судоходства». Украина же неоднократно пыталась привлечь к этой проблеме внимание международного сообщества, «не всегда результативно, но после инцидента 25 ноября ситуация поменялась, произошедшее будет способствовать принятию дополнительных санкционных мер в отношении Российской Федерации».

Обоюдный интерес

—С другой стороны, в этой контролируемой конфронтации сегодня заинтересована как украинская сторона, так и российская. Случившееся позволяет создать некоторый фон противостояния, который можно использовать для внутриполитических целей. Если говорить об Украине, то мы знаем, что уже скоро должны будут пройти президентские и парламентские выборы, у президента Петра Порошенко сейчас достаточно низкий рейтинг, очевидно, что введением военного положения он попытается этот рейтинг подкорректировать в сторону увеличения, — считает Арсений Сивицкий. — С другой стороны, Порошенко пытается сломать игру тех политических сил в Украине, которые делают ставку на возможность достижения мирных соглашений с Россией. Прежде всего, речь идет о двух персонах — Виктора Медведчука и Юлии Тимошенко. В условиях такого напряженного фона и атмосферы конфронтации их повестка достижения соглашений с Россией просто девальвируется.

Но и в России, по мнению политолога, заинтересованы в контролируемой конфронтации, «рейтинг Владимира Путина вышел на докрымский уровень 2013 года, опустился до исторического минимума, Кремль не способен решить актуальные социально-экономические проблемы государства и общества, к тому же российское руководство предпринимает еще и ряд непопулярных шагов в виде пенсионной реформы, налоговой и т. д.». Кремль заинтересован в отвлечении внимания «от проблем и процессов и в переводе его на некий внешний фон, на новый кризис».

Опция есть, но пока не будет включена

— Все вышеуказанное, на мой взгляд, позволяет надеяться на то, что в ближайшее время ситуация не выйдет за пределы контроля и не приведет к большой войне. Мне кажется, что хотя опция «большая война» и доступна для России, но она пока воздержится от ее применения. Тем не менее, эскалация на Донбассе вполне возможна, тем более последние несколько месяцев Россия активно снабжала сепаратистов военной техникой и оружием, это фиксировала и специальная мониторинговая миссия ОБСЕ, — говорит политолог.

Но главная цель Москвы сейчас, по мнению Арсения Сивицкого, это все же «вмешательство в электоральные кампании в Украине с целью привести к власти коалицию политических сил, которые были бы согласны договариваться с Москвой на ее условиях, если этот план провалится, то тогда, конечно, масштабная военная эскалация конфликта становится более возможной и реальной».

Как полагает Арсений Сивицкий, «международно-правовые последствия для России, безусловно, будут, можно ожидать принятие странами Запада нового пакета санкционных мер».

Минск отмалчивается

— Беларусь тут — не в первый раз — оказывается между молотом и наковальней, — отмечает Арсений Сивицкий. — Не думаю, что этот инцидент может повлиять на квазинейтральную позицию нашей страны, которую она заняла в украинско-российском конфликте, несмотря на возможный виток давления со стороны России с целью истребовать исполнение Беларусью союзнических обязательств. Думаю, для Минска нет никакого резона вообще сейчас менять что-то в своей позиции, солидаризироваться с Россией. Если и будут, то традиционные заявления в духе миротворчества и готовности оказать содействие в урегулировании инцидента на минской переговорной площадке. Хотя, конечно, для России эта ситуация — удобный способ не только напомнить, но и призвать к исполнению обязательств союзника, которые Минск и Москва, очевидно, понимают по-разному.

Последнее в рубрике