ЕАЭС: хроника одного союза с тяжелой судьбой
28.11.2018
Кирилл Иванов, Салiдарнасць

ЕАЭС: хроника одного союза с тяжелой судьбой

Как наполеоновские планы сменились клубком нерешаемых годами проблем.\r\n

На встрече с главами правительств государств — членов Евразийского экономического союза много говорилось о проблемах.

Парадокс — союз, созданный (по крайней мере на бумаге) для устранения торговых барьеров, спустя четыре года своего существования превратился в генератор этих самых препятствий.

Фото: РИА Новости

Судя по красноречивым высказываниям Александра Лукашенко, репутация ЕАЭС достаточно специфично оценивается его непосредственными членами:

— Мы все должны четко понимать: союз будет представлять ценность для наших экономик и внешних партнеров, только если он станет предсказуемой организацией, которая будет играть по определенным нами же правилам.

«Салідарнасць» предлагает краткую историю союза, который спустя годы прератился в объединение с «тяжелой судьбой».

2012

В Москве президенты стран Таможенного союза поручили своим правительствам разработать план создания Евразийского экономического союза к 1 мая 2013-го. Создание союза было запланировано к 1 января 2015-го.

На той встрече в столице России Александр Лукашенко оптимистично заявлял, что очень большой интерес к экономическому союзу проявляют не только постсоветские государства, но и дальние страны, в частности, Вьетнам.

2014

В апреле глава государства принял Сергея Румаса, представлявшего в то время Беларусь в Совете Евразийской экономической комиссии. Встреча с Румасом проходила в преддверии заседания Высшего Евразийского экономического совета.

Уже тогда было ясно, что создание нового союза не проходит гладко, о чем свидетельствуют характерные вопросы руководителя страны:

— Какие вопросы наиболее труднопроходимые, которые создают наши партнеры, или у нас есть какие-то вопросы. Вот этот комплекс проблем перед заседанием совета я хотел бы услышать.

Вскоре на встрече с Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым Лукашенко озвучил свои тревоги:

— Нам предлагают сегодня оставить нерешенными те проблемы, которые надо было бы разрешить еще на предыдущих этапах. По нашему твердому убеждению, мы должны выходить на конкретные рубежи, одним из которых является полноформатный таможенный союз. Между его членами не должно быть никаких ограничений в движении товаров, какими бы чувствительными они ни были.

2015

Первое время после создания Евразийского экономического союза официальный Минск демонстрировал оптимизм. Так, в начале июля Лукашенко заявлял, что «масштабный проект ЕАЭС охватывает несколько сот миллионов человек и имеет валовой внутренний продукт в $ 2,2 трлн», что являет собой «возможность совместно преодолевать кризис и находить новые пути развития».

Но очень скоро оптимизм сменился скандальными заявлениями. Приведем несколько характерных примеров.

2016

В конце мая в Астане на заседании Высшего Евразийского экономического совета в расширенном составе Лукашенко раскритиковал ЕАЭС по ряду принципиальных моментов:

— Равные экономические условия для государств — участников ЕАЭС и безбарьерная среда до сих пор не созданы. Более того, после подписания договора о ЕАЭС внутренний торговый оборот союза только падает. В 2012 и 2013 годах он был на уровне $ 65 млрд, в 2015-м — всего $ 45 млрд. Видимо, не все позиции договора соответствуют современной ситуации в экономике и нашим ожиданиям.

В декабре Лукашенко проигнорировал заседание Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге и таким образом фактически бойкотировал подписание нового Таможенного кодекса ЕАЭС. При этом он потребовал от белорусского правительства обеспечить соблюдение национальных интересов страны при принятии документа: «Надо привлечь всех специалистов, вплоть до оппозиционно мыслящих».

2017

Таможенный кодекс Лукашенко все же подписал в апреле 2017-го, заявив на встрече с Путиным в Санкт-Петербурге: «Между нашими странами не осталось нерешенных вопросов».

Как видим, глава государства поспешил с выводами.

Последнее в рубрике