Малый бизнес тормозится огромным госсектором
18.09.2018
Константин Похольчик

Малый бизнес тормозится огромным госсектором

Основатель и гендиректор Бизнес-школы ИПМ Павел Данейко рассказал, что нужно сделать для развития малого и среднего бизнеса в стране, чтобы белорусская экономика стала похожа на шведскую.

— Павел Владимирович, как вы в целом оцениваете условия для развития малого и среднего бизнеса в Беларуси?

— Существуют вполне объективные показатели для ответа на этот вопрос. В рейтинге благоприятности условий ведения бизнеса Всемирного банка (Doing Business-2018) мы занимаем довольно высокую строчку — 38-ю. А если взять такую характеристику, как легкость открытия бизнеса, то, наверное, вообще входим в первую десятку стран.

Место в первой трети списка из примерно 190 участников — вполне достойное. Условия в нашей стране достаточно хорошие.

— Но объективен ли этот рейтинг? Да, на бумаге у Беларуси высокое место, но если спросить предпринимателей, в ответ посыплются жалобы: то плохо, это плохо.

— Отвечу так. Исследовательский центр ИПМ проводит опросы, и мы всегда слышим жалобы на высокие налоги. Но давайте сопоставим, что и сколько платят в Беларуси и в Швеции?

— И где больше?

— В Швеции. Причем намного. Наша налоговая нагрузка по европейским меркам очень либеральная — низкая! Но я не хочу сказать, что белорусские бизнесмены какие-то придирчивые. Даже в Сингапуре предприниматели жалуются на высокие требования.

Однако все познается в сравнении. Многие ли из тех, кто недоволен условиями ведения дела в Беларуси, работали в Украине, в России или в Швеции? Если только дома, то с чем вы сравниваете? С теми условиями, которые мечтали иметь? Чтобы налогов не было вообще?

Да, есть трудности, всегда нам что-то мешает. Желание улучшать будет всегда, и это правильно. Но если объективно оценивать… У меня была бизнес-практика и в России, и в Украине. И я скажу, что в Беларуси после 2010-2012 годов вести дела гораздо проще, чем там.

— А что можно было бы улучшить?

— Здесь нужно определиться: речь о принятии законов или повышении компетенции и навыков?

Если говорить о компетенциях, то наше слабое место — маркетинг. Так сложилось исторически. Большинство наших лидеров — экспортоориентированные производственные компании, например, «Савушкин продукт» или «Алютех». В период 1995-2005 годов средняя инфляция в год составляла порядка 40%, и это была своеобразная дотация частному бизнесу. Выработалась модель для продаж за границей: европейское качество по китайской цене. Она не требовала серьезных маркетинговых затрат — ценовая привлекательность представлялась очень высокой. Наши сконцентрировались на качестве производимой продукции.

Это бросается в глаза при опросах: российские и украинские производители, наоборот, ставят маркетинговую составляющую на первые места, а качество продукции по приоритетности находится в конце списка.

Сегодня перед белорусами новый вызов — стать более маркетинговыми. Научиться конкурировать, запрашивая высокую цену на свой товар, но давая хорошее качество.

Что касается улучшения законодательной базы, мне трудно что-то рекомендовать. Последний пакет решений во главе с декретом № 7 «О развитии предпринимательства» еще более упростил определенные процедуры, позволяет снижать издержки при ведении дела.

— Вы недавно отмечали: на сегодня едва ли не главное препятствие для развития предпринимательства — огромный госсектор.

— Да, мы видим, что часть его законсервирована, часть используется очень неэффективно. Реструктуризация вовлекла бы в экономику новые ресурсы и удешевила часть ресурсов.

— Малый и средний бизнес также жалуется на дебиторскую задолженность со стороны госсектора. Почему государство не реагирует на острую проблему?

— Мы видим неравенство двух форм собственности. Безусловно, эту проблему нужно решать. Пока частный сектор был маленьким, это было не так важно для экономики. Но сегодня эти неплатежи действительно тормозят развитие. Ведь что получается: налоги платит эффективно работающий частный сектор, а госсектор проедает их, и при этом даже не выплачивает частникам долги. Ситуация выглядит глупой.

Не знаю, что будет делать новое руководство правительства, но, наверняка, оно осознает остроту и актуальность этой проблемы для страны. (26 августа первый вице-премьер Александр Турчин заявил в эфире телеканала «Беларусь 1»: «У нас в Конституции записано равенство форм собственности. Мы бы хотели, чтобы эта норма исполнялась безусловно. Важна нормальная конкуренция, и там и там работают наши люди, они платят налоги».)

Экономист: Из денег, которые идут на поддержку убыточных предприятий, можно платить пособия по безработице в 200 долларов

— Расспрашивал эксперта из Грузии об опыте их реформ в сфере малого и среднего бизнеса. Оказалось, несмотря на все благоприятные условия, налоговые льготы, его доля в обороте по-прежнему довольно низка. Отсюда вопрос: а может быть, мы преувеличиваем роль предпринимательства в развитии экономики? Может быть, в нашем регионе лучше делать ставку только на крупный капитал?

— Безусловно, большие компании генерируют больше прибыли на одного работающего. Но те, что поменьше, во всем мире вносят значительный вклад в занятость.

И нужно понимать: структура экономики в разных странах отличается. Если возьмем Италию, там очень много семейных компаний. Какие крупные итальянские корпорации вы знаете, кроме «Фиата»?

Но в соседней Франции количество корпораций значительно выше. Сочетание крупного, среднего и малого бизнеса в разных государствах имеет разные пропорции.

Думаю, в Беларуси в силу ряда исторических причин структура экономики (даже если случится приватизация госсектора) будет напоминать немецко-шведскую — с очень приличной долей среднего бизнеса. Его доля в отличие от России и Украины с их бизнес-монстрами у нас достаточно серьезная.

Опыт Грузии говорит о другом. Мало просто снизить барьеры для развития, нужно еще уметь что-то делать, уметь генерировать продукты и услуги. В Грузии прекрасно с туризмом, но что еще они производят?

— Вино!

— Давайте посмотрим на сопоставимую с Беларусью по размеру Швецию: с одной стороны, там высокие налоги, с другой — около 50 мировых брендов. Есть «Вольво», «Икея», «Электролюкс», «Тетра Пак» и т.д. Но есть и большое количество среднего и малого бизнеса, который также генерирует уникальные продукты. Так называемые скрытые чемпионы, которые доминируют в узких областях на мировом рынке.

Есть такие компании и в Беларуси. Большинство из них опирались на инвестиции в науку, в НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), которые были сделаны еще в Советском Союзе. Чтобы такие компании рождались и дальше, необходимо поддерживать уровень инвестиций в науку и образование. Хотя бы на таком, который был во времена СССР.

— Это государство должно делать?

— Безусловно. Фундаментальная наука и образование — функции государства. А уже прикладные исследования, добавочное образование — работа частного сектора.

Возвращаясь к сравнению Швеции с высокими налогами и Грузии с низкими барьерами. Посмотрите, у шведов успешный бизнес и куча идей — чем это можно объяснить? Тем, что там высокий уровень образования и подготовки, высокие затраты на научно-исследовательские работы. В Грузии прекрасные условия для начала бизнеса, но отсутствуют инвестиции, которые позволяют создавать новые продукты, генерировать новые идеи.

Возьмем абстрактное племя в Африке и создадим у них условия, по которым они окажутся №1 в рейтинге Doing Business. После этого там начнется расцвет бизнеса? Нет. Хорошие условия и низкие барьеры — это необходимые, но недостаточные основания для того, чтобы успешно развивался бизнес.

Чтобы рождались идеи, нужно готовить людей, которые могут родить эти идеи. Все можно представить в виде обычной пирамиды. Если 100 человек занимаются исследованиями, то, возможно, у 30 из них родится стоящая коммерческая идея. И только, например, 10 будут обладать предпринимательскими качествами, чтобы эта идея была реализована. Но если изначально исследованиями занимаются не 100, а 10 человек, то шансов, что из их идей вырастет 10 предприятий, практически нет.

1. Ликвидировать неравенство двух форм собственности: частной и государственной.

2. Реструктуризировать госпредприятия, которые работают неэффективно, и вовлечь в экономику

новые ресурсы.

3. Перестать закрывать глаза на просроченную задолженность госпредприятий перед частными.

4. Больше внимания уделить маркетингу.

5. Больше инвестировать в науку и образование.

Какие барьеры мешают развитию бизнеса в Беларуси?

Последнее в рубрике