25.07.2018
Ольга Слуцкая, Салiдарнасць

Юрист: «В США врачи извиняются, если причинили боль при осмотре»

Основательница проекта «Радзіны» Вероника Завьялова – об этических стандартах врачей в Америке и о новых нормах медицинской этики, предложенных Минздравом.\r\n

В июне Вероника побывала в США на профессиональной стажировке. В интервью «Салідарнасці» она рассказала, как на практике выглядят культура и правила, которые поддерживают этическое отношение к пациентам в Соединенных Штатах Америки.

— В США пациенты не ходят в кабинеты врачей. Пациент ожидает врача в специальной смотровой. Медицинские работники (медсестра, врач) стучат в дверь и спрашивают, можно ли зайти. Получают согласие и заходят.

После этого в комнату никто зайти не может. Врач здоровается, представляется, спрашивает, как зовут пациента и обращается по имени.

Доктор подходит к пациенту справа. После жалобы пациента на боль, врач выражает сожаление и сочувствие: «I am sorry to hear it» («Мне жаль это слышать» — прим. «С»).

Перед тем, как задать личные вопросы (о семье, сексуальной жизни и прочие), врач просит разрешения. Врач спрашивает согласие пациента на проведение осмотра. Медицинскую накидку, одежду, в которой проводится осмотр, снимать нельзя. Оголять можно только ту часть тела, которая осматривается. Каждое действие объясняется, о каждой манипуляции спрашивают, предупреждают и оговаривают. За причинение болезненных ощущений при осмотре врач извиняется.

Для них норма – предложить помощь, руку, чтобы встать с кресла, кушетки; попрощаться и пожать руку во время прощания.

Когда врач делает заключение, предлагает лечение или дальнейшую диагностику, то старается не употреблять термины или переводит их на простой язык. Обсуждается план и варианты лечения и диагностики.

Врачи не могут, исходя из прав пациента, принимать решения за человека. Пациент решает согласиться, отказаться, что выбрать из предложенного.

Врач не может давать оценочных суждений. Он может спросить, курит ли пациент, но не может говорить, плохо это или хорошо. Только какое воздействие это оказывает или может оказать, чтобы человек мог учесть это.

Всему этому врачей обучают на практике.

Это и есть превращение абстрактной этики в безопасность, комфорт пациента, считает Вероника.

Стимул для соблюдения норм этики — не угроза наказания, объясняет собеседница. Врачи стремятся к тому, чтобы соблюдать требования этики, потому что это их репутация, есть конкуренция между врачами, есть средства влияния со стороны профессионального сообщества и есть средства правовой защиты у пациентов.

— Уважение и доверие к врачу появляется именно в таких отношениях. Зачем спрашивать разрешения у пациента, так щепетильно относиться к осмотрам, прикосновениям? Потому что тело человека принадлежит только ему, и он им распоряжается. Очень легко причинить психологическую травму грубым и небрежным отношением, и таким образом вызвать недоверие к врачу и системе в целом.

«Неужели на редактирование этического кодекса ушло два года?»

Тему медицинской этики мы обсуждаем с Вероникой Завьяловой неслучайно. На прошлой неделе Министерство здравоохранения опубликовало проект норм медицинской этики.

— История этого вопроса удивительная, — напоминает Вероника. — С1999 по 2009 годы действовал кодекс врачебной этики, который был одобрен на съезде врачей в 1998 году и после утвержден приказом Минздрава. Он в целом соответствовал международному этическому кодексу врачей. В 2009 году кодекс был признан утратившим силу по неизвестным причинам.

Два года назад, в 2016 году, Минздрав предложил обсудить проект норм медицинской этики. Он вызвал резонанс в обществе. В проекте было уделено внимание внешнему виду врача: высоте каблуков, аксессуарам, одежде. Эти детали были «изюминкой», которую в основном обсуждало общество.

Кодекс так и не был принят. Неужели на его редактирование ушло два года?! – недоумевает Вероника.

Как отличаются нормы этического кодекса образца 1999 и 2018 года

Собеседница «Салідарнасці» задается вопросом: зачем было отменять предыдущий этический кодекс?

— В кодексе 1999 года был, например, раздел «Врач и прогресс медицины» и нормы о том, что врач обязан в течение всей своей профессиональной деятельности заниматься повышением квалификации, защищать профессиональную точку зрения. Это о независимости и профессионализме врачей.

В кодексе 1999 года были нормы о роли общества, общественных объединений в системе здравоохранения, правах пациента, например:

«Врач обязан профессионально отстаивать свою точку зрения, а при давлении на него — прибегать к юридической и общественной защите».

«При разногласиях с врачом пациент может обратиться к руководителю учреждения, в комиссию по врачебной этике, а также в другие органы управления и общественные объединения, занимающиеся вопросами защиты прав пациентов».

Вероника Завьялова обращает внимание на то, как отличаются нормы нового этического кодекса. Сейчас врачам предлагается защищаться именно от гражданского общества:

« Медицинские работники должны соблюдать следующие нормы взаимоотношений с коллегами, работниками других органов и организаций:

- исключение влияния общественного мнения и необоснованной критики на правомерность и обоснованность действий медицинских работников при исполнении должностных обязанностей.

- исключение возможности какого-либо влияния политических партий или иных общественных организаций, преследующих политические цели, на исполнение медицинскими работниками своих должностных обязанностей и на принимаемые ими решения».

— С одной стороны, медицинские работники, наверное, смогут отказаться от добровольно-принудительного участия в субботниках, если это время хотели потратить на свой отдых, работу или повышение квалификации. С другой, остается ли достаточно возможностей для деятельности профессиональных медицинских ассоциаций, которые, в общем, и должны разрабатывать нормы, стандарты и протоколы для врачебной деятельности.

Минздрав вводит негласный запрет критики системы здравоохранения?

Есть еще одна важная деталь: в проекте нового кодекса указано, что медицинские работники должны способствовать укреплению доверия граждан к системе здравоохранения.

— Доверять можно отдельным людям в профессии. Доверие к системе в целом скорее может говорить о негласном запрете критики этой системы или необходимой и достаточной самостоятельности в профессиональной деятельности врача.

В кодексе 1999 года так об этом говорилось: «Взаимоотношения врача и пациента должны строиться на основе взаимного доверия и взаимной ответственности. Пациент — активный участник процесса лечения».

«Половина работы врачей — взаимоотношения с пациентом и друг с другом»

По мнению Вероники Завьяловой, многие понятия в новом проекте кодекса философские, не юридические. В них есть гуманитарная ценность, но с точки зрения права возникает много вопросов. Например, «каждое действие медицинского работника должно быть направлено на достижение благой цели». Что такое «благая цель», например? Кем она определяется?

Собеседница «Салідарнасці» предлагает вернуть этический кодекс 1999 года и принять решение, что нужно изменить в системе образования и в практической медицинской деятельности, чтобы нормы этики работали на благо профессии врача и здоровья людей.

— В образовательных медицинских учреждениях должны быть предусмотрены программой изучение и освоение на практике таких дисциплин, как медицинское право и права человека, медицинская этика и деонтология, психология. Есть ли они в наших учреждениях образования, и каково их содержание? Какие навыки получают студенты медицинских учебных заведений? Право они не изучают, например.

Должны быть культура, стандарты и правила в профессиональной деятельности, которые поддерживают этические стандарты. Какие условия создаются для врачей медицинской системой, чтобы они могли соблюдать этические стандарты в своей деятельности? Пока этого нет, этика — абстрактный предмет. Половина работы врачей — взаимоотношения с пациентом и друг с другом (этика). И только другая половина — диагностика и лечение.

Справка «Салідарнасці»

«Радзіны» (radziny.by) — информационно-просветительский проект о правах и потребностях женщин в беременности и родах, о повышении осведомленности и способности быть активными участницами отношений в своем репродуктивном опыте. В частности — с помощью развития правовых механизмов для учета прав и потребностей женщин в родах – «план родов» в роддоме.

Последнее в рубрике