Почему не стоит бояться зафиксированного в Беларуси разрыва зарплаты и производительности труда?
24.07.2018
Александр Даутин, Thinktanks.by

Почему не стоит бояться зафиксированного в Беларуси разрыва зарплаты и производительности труда?

Из-за разрыва зарплаты и производительности в белорусской экономике ничего страшного не произошло. Потому что тему закрыли.

Как свидетельствовали статистические данные, опубликованные в июле Нацбанком, реальная заработная плата в I квартале 2018 года по сравнению с I кварталом 2017 года увеличилась на 13,5 процента. В то же время производительность труда в Беларуси, рассчитанная по ВВП, увеличилась на 5,4 процента. То есть зарплата в стране стала расти в 2,5 раза быстрее производительности труда.

Ситуацию оценивает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

— Из-за чего произошел такой разрыв?

— Дело в том, что все измеряют зарплату, как реальную зарплату, а производительность – как реальное ВВП на одного занятого в экономке. Но в ВВП существует дефлятор (ценовой индекс, созданный для измерения общего уровня цен на товары и услуги (потребительской корзины) за определенный период в экономике – прим. Thinktanks.by). И если мы сравним номинальный ВВП и номинальную зарплату, то разрыва уже не будет. Они растут примерно одинаковыми темпами. Даже зарплаты немного медленнее. То есть в реальном выражении разрыв происходит за счет того, что реальная зарплата – это номинальная зарплата деленная на инфляцию. А инфляция сейчас составляет 4%. Реальная же производительность – это номинальная, деленная на дефлятор ВВП, который составляет 11%. То есть получается 7 процентных пунктов разрыва. Цены производителей, экспортные цены в том числе на нефть, калий, растут быстрее, чем потребительские цены. И если посмотреть долю зарплаты в ВВП, в издержках, то она не будет расти. А это – самое главное. Если у тебя растет доля зарплаты в издержках – это уже проблема, которая означает, что твоя конкурентоспособность падает.

Опять же, я бы рассматривал отдельно ситуацию в частном секторе и в секторе госпредприятий. Здесь ситуация будет однозначно отличаться, потому что основное увеличение зарплаты пришлось именно на сектор госпредприятий, так как там были инструменты директивно ее поднять именно тогда, когда это требовали.

Александр Чубрик

— Выходит, в разрыве зарплаты и производительности труда ничего страшного нет?

— Из-за разрыва зарплаты и производительности ничего страшного не произошло именно потому, что тему закрыли. Александр Лукашенко не потребовал в послании к народу и парламенту заработков в тысячу рублей.

— По вашим данным во втором квартале данный разрыв снизился?

— Это видно по информации за первые пять месяцев. В целом если брать данные за пять месяцев, номинальная зарплата в экономике росла чуточку медленнее, чем номинальная производительность.

— На ваш взгляд, как долго этот тренд продолжится?

— Похоже, рост зарплат сейчас замедляется. Но здесь другой вопрос: Почему Нацбанк, МВФ и другие структуры на данную тему обращают внимание? Важно показывать, что мы на грани. Но тут главное – не перегнуть палку. Если мы говорим, что политика сбалансированности доходов перестала быть неадекватной, как в конце прошлого года, это важный посыл, в том числе и для того, чтобы не было разогрева инфляционных ожиданий.

Последнее в рубрике