Как Беларусь и Германия заполняют «белые пятна» в истории жертв Второй мировой войны
02.07.2018
Надежда Калинина, Завтра твоей страны

Как Беларусь и Германия заполняют «белые пятна» в истории жертв Второй мировой войны

Почему не стоит делить память?

Уже несколько лет историки и активисты Беларуси и Германии работают над совместными проектами по изучению истории военных лет, совместной культуре памяти, поиску и сохранению историй свидетелей и жертв Второй мировой войны.

Разные стороны одной истории

В Беларуси и в Германии по-разному вспоминают события Второй мировой войны.

Германия являлась агрессором в той войне. Ее современная культура памяти основывается на критической саморефлексии, изучении того, как так произошло, что на территории Европы были убиты миллионы людей, отмечает координатор исторических проектов Исторической мастерской имени Леонида Левина Александр Долговский.

Для немцев остается важным вопрос, как люди могли стать палачами. В послевоенные годы в Германии было много семейных конфликтов как раз потому, что дети спрашивали своих родителей, какова их роль в той истории. Но только в 1990-е годы немцы открыто начали говорить о тех преступлениях, которые их предки совершили во время Второй мировой войны, отмечает исполнительный директор Дортмундского международного образовательного центра Астрид Зам.

Белорусы хорошо помнят, как тяжело далось освобождение своей территории, пересказывают свидетельства неописуемого ужаса и страданий, через которые прошло население. Для белорусов память о войне — это прежде всего период оккупации, время, когда каждая семья потеряла своих родных.

− В Беларуси национальный нарратив заключается в том, что мы – главные жертвы той войны. Национальные практики памяти, ориентированные прежде всего на себя, маргинализируют страдания других, например, евреев. Всегда есть подозрение, что кто-то хочет забрать часть памяти, — говорит Александр Долговский.

Что белорусы помнят о Холокосте?

Открытие мемориала в Тростенце — это вызов для культуры памяти белорусов.

Сумеем ли мы сострадать другим, тем людям, которых привезли в Минск на уничтожение? Важно понять, что каждая жертва заслуживает памяти, а также то, что память об одной жертве не забирает память о другой — здесь не должно быть конкуренции, отмечает эксперт.

Пройдя долгий путь изучения истории военных лет, Беларусь и Германия пришли к той культуре памяти, которая есть сегодня – все больше смотреть на индивидуальные судьбы и биографии жертв, говорит немецкий историк, член совета передвижной выставки по Тростенцу Кристина Янеке.

Культура памяти трансформируется

— Открытие мемориала в Тростенце − это также часть процесса перехода от истории героев к истории жертв. Ведь в Тростенце вы практически не найдете героев. И мы должны изучить их страдания, научить молодежь сочувствовать не круглым и ужасно большим цифрам убитых, а конкретным людям с именами и лицами, — отмечает Александр Долговский.

Тростенец – это своеобразная лакмусовая бумажка, которая покажет, в состоянии ли наше общество признать страдания других, начать помнить совместно, а не национально, говорит историк.

— Герои, о которых у нас говорят больше, они ведь в каком-то смысле тоже жертвы. Если мы видим оружие, то думаем, что оно стреляет только во врагов, но оно может стрелять и в мирное население, — напоминает Александр Долговский.

Эксперт убежден, что перспективы преподавания и передачи истории через героев, оружие, практики военной истории, имеют ряд очевидных недостатков — они не позволяют молодежи прочувствовать ужас тех событий. Истории простых людей, убитых по расовым или другим причинам, выходят на первый план педагогических практик.

Не отказываясь полностью от героизма как части белорусской культуры памяти, пришло время расширять круг воспоминаний и все больше смотреть на индивидуальные судьбы, биографии людей, отмечает Кристина Янеке.

— В Исторической мастерской мы пробуем найти больше имен белорусских жертв, которые погибли в Тростенце. Мы знаем почти все имена и фамилии европейских евреев, которых привезли в лагерь смерти под Минском. Но мы почти не знаем имен белорусских жертв, − говорит историк.

Беларусь и Германия движутся к созданию общей культуры памяти

В обеих культурах памяти были и есть «белые пятна». И обе страны стоят перед вызовом найти в себе смелость открывать их. Это болезненный шаг, но как в германском, так и в белорусском обществе растет осознание, что в конечном итоге он необходим.

— Беларусь и Германию сегодня объединяет ощущение того, что в Европе возобновляются некоторые высказывания и действия, которые раньше казались немыслимыми с точки зрения националистических и ксенофобистских проявлений. Нельзя допустить, чтобы эти новые вызовы привели к тому, чтобы история повторилась, — говорит Астрид Зам.

29 июня в Малом Тростенце торжественно открыли вторую часть мемориала жертвам нацизма. Среди многочисленных участников открытия были и президенты Беларуси, Германии и Австрии.

Больше семидесяти лет назад здесь, в одном из крупнейших в мире лагерей смерти, убивали привезенных из разных стран Европы евреев. Здесь же погибли евреи Минского гетто, местные мирные жители, военнопленные, партизаны. Оценки историков о количестве убитых в Тростенце расходятся, но их однозначно было больше 200 тысяч.

Открытие мемориала жертвам нацизма в Благовщине эксперты называют историческим событием международного масштаба, значимым не только для белорусов, но для и всех европейцев.

− Мемориал находится в уникальном месте — уникальном тем, что только здесь системно убивали людей из многих государств. Важно, чтобы Тростенец стал образовательным пространством, где молодежь из разных стран будет работать над вопросами европейского контекста культуры памяти, — отмечает исполнительный директор Дортмундского международного образовательного центра Астрид Зам.

Открывшийся в Благовщине мемориал стал еще одним шагом на пути к трансформации национальной память в транснациональную. Здесь историки могут анализировать и обсуждать историю.

− На примере таких мест памяти нам нужно понять, почему мы помнили только об одних жертвах и забыли о других. В рамках новой культуры памяти нам предстоит самокритично взглянуть на себя, изучить собственное участие в преступлениях. Подобная саморефлексия способна сблизить страны, причастные к событиям Второй мировой войны, — отмечает Александр Долговский.

Сближение разных культур памяти происходит и в других странах. Но тесное взаимодействие именно Беларуси и Германии объяснимо общественным желанием не оставаться по разные стороны воспоминаний о страшной войне. Вместо этого страны выбрали открытость и доверие, они пробуют налаживать диалог между властями стран и историками, пытаясь вместе найти ответы на множество еще открытых вопросов. Так в Беларуси и Германии происходит демократизация памяти и истории, которые важны, чтобы не забыть никого из жертв войны и открыть неизвестные страницы истории, отмечают эксперты.

У «Завтра твоей страны» появился канал в «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь!

Последнее в рубрике