«Иначе генералы быстро оттеснят политиков на обочину»
26.04.2018

«Иначе генералы быстро оттеснят политиков на обочину»

Как в Польше гражданское общество контролирует армию — основные тезисы выступления экс-министра обороны Польши Януша Адама Онышкевича в дискуссии, организованной проектом Belarus Security Blog.\r\n

Гражданский контроль над армией важен хотя бы по той причине, что в истории есть много примеров того, как вооруженные силы приходили к власти в различных странах.

Военные создают очень сильную структуру посредством личных связей. Специфика ВС, готовность к боевым действиям требует высокого уровня доверия между военнослужащими. В результате формируется закрытое сообщество с высоким уровнем локального самосознания и склонностью к корпоративизму.

Кроме того, военные считают себя защитниками наивысшего национального интереса — независимости. И это характерно не только для недемократических стран. Генерал Эйзенхауэр, покидая пост президента США, сделал предупреждение о недопустимости излишнего влияния военно-промышленного комплекса на политику страны.

Вооруженные силы в политических вопросах являются «большим младенцем». Поэтому министр обороны не может быть военнослужащим, ибо он принимает политические решения, которые выходят за рамки специфических военных вопросов.

Военные не должны участвовать в политических процессах не только структурно, но и индивидуально: действующие военнослужащие не могут баллотироваться на выборные посты. Надо понимать разницу между беспартийностью и аполитичностью. Армия должна быть прежде всего аполитичной. Потому как могут существовать политические внепартийные структуры.

Политики должны определять цели и направления развития, связанные с политикой. Военные на базе своего опыта определяют военные цели и методы их реализации в рамках политических решений. Надо понимать, кто контроль — это не просто наблюдение за процессом, но управление процессом.

В Польше генералитет был готов согласиться с гражданским контролем. Во-первых, ВС Польши имели психологическую травму, т.к. их использовали для подавления народных выступлений. Введение военного положения в Польше практически означало отстранение компартии от власти и переход ее (власти) к генералам. У последних управлять страной получалось не очень хорошо. Во-вторых, Польша находилась в тяжелом кризисе, преодолеть который можно было только непопулярными мерами. Генералы не хотели брать ответственность за такие решения. И для них оказалось выгодно переложить бремя тяжелых решений на гражданских.

При установлении контроля над ВС Польши возникла проблема: никто из гражданских политиков ничего не понимал в армейских делах. Это стало результатом закрытости ВС от общества.

На выборах 1989 года на участках в военных гарнизонах победила оппозиционная «Солидарность». Поэтому у оппозиции была уверенность, что армии можно доверять. И было понимание, что новую армию можно создать на базе существующего офицерского корпуса. Гражданские политики признали приоритет генералов в специфических вопросах и начали учиться у военных.

Потребовалось изменить систему коммуникации в Минобороны. С системы приказов по любому, даже мелкому, вопросу к системе коллективной выработки решений. Приказы остались только для специальных, важных ситуаций. Изменился и аппарат Минобороны Польши, который начал работать как орган государственного управления, а не как военная часть.

Гражданские управленцы должны уважать компетенцию военных в военных вопросах. Но именно в военных вопросах, а не в политических. И тут встает дилемма: где граница между политическими и военными вопросами, кто ее определяет и как. Эту границу должны определять именно политики, а не генералы. Иначе генералы быстро оттеснят политиков на обочину принятия решений. В этой связи интересный пример демонстрирует британско-аргентинская война за Фолклендские острова. После захвата островов Аргентиной, британские генералы заявили, что вернуть Фолкленды военной силой невозможно. Однако политическое руководство Великобритании, вопреки мнению и рекомендациям генералитета, приняло решение сражаться. В результате Аргентина была разбита, война – выиграна, оккупированные территории — освобождены.

Гражданское управление Минобороны требует специфических гражданских специалистов. Необходимо взаимное доверие: гражданских к компетенции генералов в военных вопросах, генералов — к компетенции гражданских специалистов в политических вопросах.

В Польше армию любят и ценят. Но бывшие генералы, которые пытались построить политическую карьеру, успеха не достигли.

Армия как таковая не может оказывать давление, чтобы чего-то добиться от гражданских властей. Речь идет в первую очередь о бюджетных ассигнованиях. Это должен делать министр обороны.

Министерство обороны — очень сложное ведомство. И очень сложно подобрать компетентного политика для руководства им.

Роль парламента зависит в большой мере от качеств членов парламентского комитета, ведающего вопросами обороны. Влияние оппозиции на ситуации в Минобороны ограничено, т.к. в главных комиссиях парламента большинство всегда за правящей коалицией. Но в любом случае остается право на запросы депутатов к Минобороны на которые оно должно давать ответы. При этом надо уметь задавать правильные вопросы, что тоже требует определенного уровня компетенции.

Когда Лукашенко вмешается в армейские дела?

Последнее в рубрике