Какие внешние катаклизмы портят белорусам зарплатный рост
24.07.2017

Какие внешние катаклизмы портят белорусам зарплатный рост

Беларусь вернулась к росту экономики, и эксперты прогнозируют его продолжение, пусть и скромными темпами при любом сценарии. Драйверами роста будет восстановление экспорта и потребления домохозяйств.

Фото: Юлия Волчёк, TUT.BY

На последнее влияет как макроэкономическая политика белорусских властей, так и внешние факторы, отмечается в бюллетене Исследовательского центра ИПМ, «Макроэкономический прогноз для Беларуси», подготовленном при поддержке посольства Великобритании в Минске.

Экономика Беларуси достигла «дна» в третьем квартале 2016 года: в четвертом квартале 2016 г. сезонно скорректированный реальный ВВП вырос на 0,52% к предыдущему кварталу, в первом квартале 2017 г. — на 0,92%. Однако восстановление реального ВВП объясняется быстрым ростом его циклической составляющей (+3,55% год к году в мае 2017 г.), предупреждают эксперты.

«Скорость циклического роста почти столь же высока, что и накануне президентских выборов 2010 г., но на этот раз не из-за стимулирования роста внутреннего спроса, а благодаря благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре», — считают в Исследовательском центре ИПМ.

Альтернативные сценарии, со сниженным объемом поставок нефти из России, со снижением темпов прироста ВВП в России, показывают, что восстановление, ожидаемое при реализации базового сценария, неустойчиво, предупреждают эксперты. Оно сильно зависит от внешних факторов, особенно от соглашений между Беларусью и Россией по энергетическим вопросам. Неопределенность по поводу объемов поставок нефти остается высокой, даже если стороны объявляют о достижении соглашения; то же самое касается цены российского природного газа для Беларуси.

По оценкам Исследовательского центра ИПМ, снижение объемов импорта нефти с 23 млн тонн до 18 млн тонн стоило бы Беларуси 1,7 процентного пункта роста реального ВВП в 2018 г., в то время как замедление роста в России — «всего» 0,5 процентного пункта.

«Монетарные показатели схожи для всех сценариев, как и темпы роста реальной зарплаты и внутреннего спроса. Это связано с реакцией Нацбанка на более медленный экономический рост: он снижает предложение денег, чтобы удержать инфляцию под контролем. Поэтому потребление и инвестиции в конечном итоге оказываются подверженными меньшему влиянию, чем экспорт и импорт, которые изменяются напрямую», — отмечается в исследовании.

Один из столпов роста экономики — восстановление потребления домохозяйств — поддерживается увеличением реальной зарплаты и потребительского кредитования. ИПМ ожидает увеличения реальной зарплаты на 4% и 7,8% год к году в 2017 и 2018 годах соответственно. Однако восстановление потребления домохозяйств будет более медленным из-за падения занятости. Причем снижается занятость при всех сценариях примерно одинаково — более 2% в 2018 году. «Зарплата растет вслед за производительностью труда, но занятость сокращается, как вследствие старения, так и под влиянием падения экономической активности», — поясняют специалисты.

«Темпы роста особенно чувствительны к условиям поставок сырой нефти, в то время как более медленный рост в России, который подрывает ненефтяной экспорт, оказывает меньший эффект вследствие адаптации ненефтяного импорта», — отмечают эксперты.

То есть и темпы роста экономики Беларуси, и прогноз прироста реальной зарплаты в большей степени зависят от внешнего субъективного фактора (нефтяные договоренности), чем от внешнего объективного (прирост ВВП в России).

Последнее в рубрике