Белорусский феномен: коррупция мешает развитию экономики, но не фигурирует в рейтингах и опросах
08.07.2015
Наталья Колесниченко

Белорусский феномен: коррупция мешает развитию экономики, но не фигурирует в рейтингах и опросах

В опросе, проведенном в апреле Исследовательским центром Института приватизации и менеджмента, лишь 13,5% предпринимателей назвали коррупцию одним из барьеров для развития бизнеса.

Иллюстрация: «Новая республика»

В международном рейтинге по уровню коррупционных рисков для бизнеса Беларусь находится на 74-м месте из 197-ми анализируемых государств, оказавшись в группе с «умеренной» коррупцией вместе с Балканскими и некоторыми европейскими странами, обойдя в рейтинге Россию (134-е место) и Украину (132-е место).

– Есть масса опросов, во время которых большинство представителей бизнеса на вопрос, есть ли у нас коррупция, отвечают положительно, но отмечают также, что им не приходилось с ней сталкиваться, – подтверждает экономический обозреватель Сергей Чалый.

Такие рейтинги не могут быть объективными, считает эксперт, потому что те, кто является частью системы, отвечают на вопрос о ее существовании отрицательно, а остальные видят только результат, например, монополию в определенных направлениях на рынке.

В качестве коррупции в Беларуси привыкли воспринимать так называемое «воровство не по чину», когда чиновники превышают пределы рентной выгоды с «приближенных» предприятий.

Невидимая коррупция

Белорусская форма коррупции сильно отличается от той, которая есть во всем мире, в силу особенностей уникальной экономической и политической модели страны, считает Сергей Чалый.

Чиновники научились превращать свои решения в доходы благодаря формально частным компаниям, аффилированным с чиновниками или их родственниками. Для «своих» компаний они создают максимально выгодные условия работы, препятствуют появлению конкурентов в интересующей их отрасли, а порой и напрямую их устраняют.

– Это часть функционирующей системы, которая воспринимается как доля соцпакета. И на это закрываются глаза, потому что все понимают, что зарплаты у чиновников небольшие, – говорит Сергей Чалый.

Много лет чиновники внедряли принцип взаимодействия с бизнесом, при котором предприниматели всегда остаются в должниках. Через модель монопольной конкуренции чиновники создают условия для определенного бизнеса, после чего предприниматель по определению должен государству. И власть выжимает выгоду из предприятий, называя это социальной ответственностью бизнеса.

– На все побочные так называемые социальные проекты средства берутся из прибыли бизнеса, а значит, в конечном счете, издержки ложатся на плечи потребителей, – объясняет обозреватель.

Рынок давно поделен на своих и остальных

Вместо создания условий для всех представителей бизнеса власти обеспечивают привилегии для «своих», ограждая внутренний рынок от конкуренции, вводя пошлины, навязывая отечественные товары в виде ассортиментных перечней.

В такой системе остаются довольными лишь чиновники. А предприятия производят неконкурентоспособную продукцию и не имеют возможности развиваться.

– Все непривилегированные представители бизнеса оказались в ситуации, когда дойдя до определенного этапа развития, им становится невыгодно расширять бизнес. Иначе к ним приходят представители власти и ставят условия: либо ты перестаешь работать, либо львиная доля прибыли будет оседать у нас, – объясняет Сергей Чалый.

Надетые на бизнес кандалы в виде ограничений и дополнительной нагрузки стали одним из факторов, мешающих экономическому росту.

Но побороть такую форму коррупции невозможно, потому что это составная часть действующей системы, считает Сергей Чалый. Устранить эту модель, которая сознательно строилась с 1996 года, не удастся без существенных изменений в вертикали власти.

Однако существенным облегчением для начала может стать отмена обременяющих норм.

– В Канаде парламент решил: если правительство принимает норму регулирования по отношению к бизнесу, оно должно отменить одну старую норму. У нас за каждую новую надо отменять десяток старых, –  считает Сергей Чалый.

И, по мнению эксперта, это вполне достижимая задача: достаточно инвентаризировать регулятивные нормы, разделить их на три части и решить, какие отменить, какие ослабить, а какие оставить.

Как бороться с коррупцией с помощью фальшивых денег

Последнее в рубрике