08.04.2015
Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ, TUT.by

Почему декрет о тунеядцах угрожает социальной стабильности и не решает проблем с пополнением бюджета

Принятый недавно декрет «О предупреждении социального иждивенчества» – документ весьма противоречивый. Кроме подмены понятий и ухода от решения реальных проблем декрет несет в себе и существенные риски для социальной стабильности, поскольку направлен в значительной степени против социально уязвимых групп населения, которые в период кризиса и нарастания напряженности на рынке труда рискуют попасть за черту бедности при отсутствии значимой социальной поддержки. Более того, документ, призванный пополнить бюджет, несет в себе угрозы для его доходов.

В официальной риторике, предшествовавшей принятию декрета (и собственно в документе), под социальными иждивенцами – «тунеядцами» – понимались неплательщики подоходного налога или его аналогов. Первая подмена понятий состояла в том, что их называли не «неплательщиками налога на доходы», а «людьми, не участвующими в финансировании государственных расходов». Во-первых, это не соответствует действительности – любой потребитель участвует в финансировании госрасходов, поскольку является конечным плательщиком НДС и акцизов (в случае потребления подакцизных товаров) и всех остальных налогов, которые так или иначе включаются в цену приобретаемых им товаров и услуг. Во-вторых, если люди не платят налоги, это может свидетельствовать о недостаточно эффективном налоговом законодательстве или недостаточно активной работе налоговых органов по выявлению «злостных» неплательщиков, то есть о проблемах государственного управления. Подмена понятий переложила ответственность целиком на граждан.

Вторая подмена понятий произошла с собственно термином «тунеядцы». Напомню, «тунеядец» (или «иждивенец») по своему определению не работает, но при этом потребляет общественные блага. В то же время документ направлен на борьбу с теми, кто работает, но не платит налоги на доходы (то есть нарушают закон, а «тунеядцами» как таковыми не являются). Сюда же относятся контрабандисты, наркоторговцы и прочие «тунеядцы», по поводу источника доходов которых у разработчиков декрета вопросов будто бы и не возникает. Таким образом, декрет существенно смягчает фактическую степень нарушения закона, сводя его к «неучастию в финансировании государственных расходов». Тем самым он уходит от решения проблем, порождающих уклонение от уплаты налогов и создающих возможности незаконного получения дохода, подрывая доверие к государству как гаранту законности.

Парадоксальность ситуации состоит в том, что те, кто уклоняется от уплаты налогов, вероятно, найдут способы уклонения и от «налога на тунеядство». А вот те, кто не может найти работу ни в Беларуси, ни в России (а ситуация на рынке труда обеих стран крайне сложная) и, соответственно, испытывает существенные жизненные трудности и нуждается в социальной защите, подпадут под действие декрета и будут вынуждены искать возможности оплаты новых «обязательств» перед государством. Принятие такого декрета в период кризиса и реструктуризации экономики полностью противоречит принципам социально ориентированной экономической политики: фактически в период роста структурной безработицы принимается документ, которым вводится налог на наиболее уязвимую группу населения: тех, кто потерял работу и находится в таком возрасте, когда переквалификация затруднительна, а возможности найти работу существенно ограничены. Государство, которое не смогло создать возможности для вовлечения этих людей в экономическую активность, не только отказывается от их социальной поддержки, но и облагает их дополнительным налогом. Очевидно, это чревато ростом бедности и соответствующим увеличением неудовлетворенности реализуемой в стране социально-экономической политикой и недоверия к государству со стороны населения.

Второй парадокс состоит в том, что платить «налог» на тунеядство вместо подоходного налога может быть очень выгодно. Предположим, человек оказывает строительные услуги без регистрации ИП и зарабатывает эквивалент 1000  долларов в месяц. Как ИП он уплатил бы в год почти 1000 долларов подоходного налога, что примерно в 4 раза превышает платеж «иждивенца» при нынешнем курсе доллара. Логично сэкономить 750 долларов в год? ИП не будет открыто, число «иждивенцев» не уменьшится. Если же альтернатива «кешу» – услуги по договору подряда, то «экономия» на неуплаченном подоходном налоге еще выше, а экономия работодателя и вовсе огромна – 34% от суммы! Искать способы оплаты услуг «в конвертах» по-прежнему будет выгодно. Таким образом, декрет не заставит «нелегалов» легализоваться, а ведь именно это принесло бы бюджету ощутимые дополнительные поступления. Но даже те скудные дополнительные доходы, на которые рассчитывают авторы декрета, могут стать еще меньше: те, кто не успел стать ремесленниками в 2014 г., станут ими в 2015 г. и уже в 2016 г. не будут платить даже 20 базовых, ограничившись 1 базовой величиной в год. В конечном итоге граждане всласть «отомстят» правительству, которое «пожадничало», и станут еще меньше доверять ему. И хотя сейчас значительная часть общества – «добросовестные налогоплательщики» – поддерживают предлагаемые в декрете меры, каждый из таких людей в сложной жизненной ситуации сам может оказаться в роли «социального иждивенца».

Последнее в рубрике