29.10.2014
Александр Улитенок, «Свободные новости плюс»

Люди с автоматами в спальнях

Эстонский кайтселийт — это как Национальная гвардия США? Нет. Это как белорусские партизаны в 43-м…

Ровно три года назад мэр белорусской столицы указом президента из подполковника запаса в одночасье был повышен до звания генерал-майора, поскольку с того дня в соответствии с новой военной концепцией стал «головой отвечать за территориальную оборону». Как и шесть «губернаторов» (они также удостоились генеральских погон) — за оборону своих областей.

Спрашиваю эстонского подполковника Тийта Таммела, возможно ли такое повышение для руководителей крупнейших регионов его страны?

— Высокий успешный чиновник, как правило, далек от военных премудростей. Да, уважаемые в своих городах и уездах люди уместны в штабах территориальной обороны, но никак не их начальниками: армейские звезды за успехи на гражданском поприще — обычная профанация...

Собеседник мой, что называется, в курсе темы: служил в Советской Армии, за Афганистан награжден орденом Красной Звезды. Еще один орден — американский: Тийт Таммела был военно-морским атташе своей страны в США; несколько лет работал советником командующего кайтселийт (фактически это сформированные на добровольной основе войска территориальной обороны), сам руководил ими в одном из крупнейших регионов Эстонии — Пярну…

— Кайтселийт после обретения независимости мы не придумали — реанимировали из времен «буржуазной Эстонии». 15 дружин во всех 15 уездах, — рассказывает Тийт.

— Инициатива министерства обороны?

— Нет, исключительно низовая. Вначале государство и армия вообще самоустранились от процесса.

— Люди боялись России и решили обзавестись оружием?

— Этот фактор даже не вторичен... На первом месте желание почувствовать себя эстонцами — такими мужчинами, как наши деды. А они были на ты с оружием, знали себе цену… Понимаете, тут едва уловимый на интуитивном уровне момент, когда бывшие советские люди почувствовали — через службу в кайтселийте быстрее станут гражданами независимого государства.

Это не просто высокие слова: вы с друзьями сбросились на форму, бензин, у вас автоматы Калашникова румынского либо китайского производства, регулярно собираетесь, бряцаете оружием, витает хороший такой дух в стиле милитари… Здорово! Это — настоящий, живой патриотизм, который и нужен настоящим мужчинам.

— Что ж тогда чиновники и генералы сторонились вас?

— Советская наследственность: побаивались самоорганизованных в военном плане людей! Но постепенно депутаты приняли четкие инструкции и законы, а военные смекнули, что подобные формирования здорово усложняют жизнь любому, даже очень сильному противнику. Вот смотрите, чья-то разведка знает: тут, под Пярну, расположено столько-то казарм, в каждой из которых по 110—130 человек. А вот сколько людей в уезде хранят дома автоматы? И как их учесть? Сколько «вежливых людей» надо выставить против них? Большущий вопрос…

— Кайтселийт по-прежнему с АК в руках?

— Э-э, нет, после того как общество признало его, государство помогло с перевооружением — перешли на шведские автоматы… Кстати, в сознании власти также серьезные политические изменения: она не в теории, а на практике стала демократической. Недемократичная власть никогда не потерпит у себя под боком свободного человека с ружьем… А у нас таких — тысячи. Верная примета цивилизованного общества.

— Кстати, как оружие хранится? Да, вы развиваетесь, но ведь есть и криминальная среда, наркоманы, просто неадекватные люди…

— Многоэтажки, спальни — не лучшее место для боекомплектов. Тем более, многие регулярно уезжают на заработки в Финляндию, квартиры пустуют… В общем, тут каждый имеет право выбора: либо рискнуть и хранить свое оружие дома в специальном железном ящике, либо сдать в хранилище организации и брать его тогда, когда сочтет нужным. Но вот машины кайтселийта сплошь во дворах водителей — чтобы при случае обеспечить максимальную оперативность сбора. Кстати, воспользоваться техникой в личных целях не удастся ни при каких обстоятельствах, — чревато, ведь на авто черные номера, их заметят и доложат куда и кому надо…

— Форма у вас есть?

— Вначале была лишь специальная повязка, а теперь — обычное воинское обмундирование, только с отличными от армейских знаками различия. Раньше все сами покупали, сейчас снабжение централизованное.

— Командиров выбираете?

— Нет, они назначаются. У нас четкая система подготовки офицерских кадров. Специальные курсы на базе армии. А сержантов готовит сам кайтселийт. Отдельно учат тех, кто отслужил, своя программа — для не служивших.

Поясню: из эстонской армии к нам пришли сотни и сотни тех, кто побывал в том же Афганистане. В отличие от меня, парни постигли и научились куда большему…

Занимаемся по субботам и воскресеньям. Кстати, всевозможные сборы — также в выходные. Деревенские — зимой, остальные в основном весной-летом. На своих авто ребята добираются до места сбора, а дальше их везут в леса, где разбиты палаточные лагеря. Полсубботы, полночи и полвоскресенья — стрельба, теория, марши и все такое, а часов в пять воскресенья — по домам.

— Под ночной костерок выпивают?

— Исключено: с оружием не шутят. Хотя знаете сами: в семье не без урода… Однако наказание самое суровое. К таковому относится и исключение из кайтселийта. Оно чревато последствиями: предположим, устраиваетесь на работу, а там строка-напоминание, кадровик разберется, что к чему… В условиях 10-процентной безработицы вариант не из лучших, согласитесь. Проще собраться после сбора и отметить доброй вечеринкой в близлежащем кафе.

— Тратить свое время, деньги, опасаться за репутацию, потеть на марш-бросках… Чем это компенсируется?

— Кайфом. Дымом костра, вокруг которого свои. Свежим лесным воздухом. Отдыхом от жен. Отлыниванием от скучной обязанности выносить мусор… Я тут и балагурю, и правду говорю. Это мощная штука — ощущение надежного плеча соседа и своей силы. Тысячи мужиков по 20 лет на таких вот сборах, мы стали дружнее братьев, во взводы и роты уже дети наши стали приходить. Кстати, тут еще один сильный момент: кайтселийт налаживает особые отношения отцов с сыновьями… В общем, уникальная, притягательная психология мужского братства, патриотизма, гражданственности.

— Она по душе лишь обычным людям?

— Почему? Уважают, поэтому и «большие» приходят. Знаю лично четверых миллионеров, которые уже пресыщены гольфом, яхтами и всем таким, а времени стало хватать, поскольку дело налажено. Что до чиновников — им просто выгодно быть среди нас ради карьеры: хорошая строка в биографии.

— И сколько может продолжаться это добровольное служение?

— У нас три группы сложности, каждому найдется дело по силам. Поэтому хоть до смерти…

— И как такого человека проводят в последний путь?

— Если он офицер, то, начиная с командира взвода — со всеми воинскими почестями. Согласитесь: тоже хороший мужской стимул…

— Положа руку на сердце: взвод армейских «стариков» и взвод кайтселийтовцев, которые вместе уже лет десять — чья возьмет? Кого бы предпочли вы, кадровый боевой офицер-афганец?

— Кайтселийтовцев. У них лучшая выучка — тренируются, поддерживают форму годами. Ну и с мотивацией убедительнее, ведь сплошь зрелые мужчины. В общем, они готовы защищать родину.

…Да, к вопросу о семи наших свежеиспеченных генералах: даже спустя три года я лично не в курсе успехов белорусской территориальной обороны под их водительством. Не слышал ничего нового, яркого.

Однако, если судить по эстонской реформе, направление белорусы выбрали верное. Ерничать тут не приходится. Реализовать бы задуманное…

Материал подготовлен при помощи MYMEDIA/DANIDA

Приоритет — воля к оборонеМала Эстония — отступать некуда…