«Сейчас многие предприятия умирают, но буржуям их все равно не продают»
22.05.2014
Геннадий Косарев

«Сейчас многие предприятия умирают, но буржуям их все равно не продают»

Почему россияне не хотят платить живые деньги за МАЗ и когда КАМАЗ поглотит минский автозавод — анализирует экономист Лев Марголин.

Беларусь и Россия пока не смогли договориться по условиям создания альянса МАЗа и КАМАЗа, сообщил вчера первый вице-премьер Владимир Семашко.

«Рабочая группа по данному вопросу полторы недели собиралась и пока к какому-то согласию не пришла. Данная тема будет вновь обсуждаться 23 мая в Санкт-Петербурге», — заявил первый заместитель главы белорусского правительства.

— А нужен ли белорусским автопроизводителям этот холдинг?

— По большому счету, холдинг или какая-то иная форма объединения нужна обеим сторонам, — считает Лев Марголин. — КАМАЗ ведь тоже сравнительно не большое предприятие. А МАЗ – вообще, наверное, самый маленький в мире производитель оригинальных грузовых автомобилей. С этим связаны многие негативные моменты: низкая конкурентоспособность, относительно высокая себестоимость продукции, недостаточно быстрая сменяемость моделей.

Фото gazetaby.com

Посмотрите, что происходит на мировом рынке. Громадные концерны: Renault , Volvo и другие или объединяются, или покупают друг друга, или кооперируются. В любом случае, они находят возможности объединить усилия. На мировом рынке очень жесткая конкуренция. Без объединения, без вливания в систему МАЗ не может рассчитывать ни на что, кроме как белорусский рынок. И то, если он будет хорошо защищен государством. Возможно в перспективе, если появится рынок стран Евразийского экономического союза, удастся закрепиться и там.

— Так почему же МАЗ до сих пор не может объединиться с КАМАЗом?

— К этому альянсу — разные подходы. Россияне видят МАЗ как объект поглощения. Причем им не важно, в какой форме это будет происходить. Поскольку частных акционеров КАМАЗа интересует только то, что будет на выходе: увеличение объемов и прибыли.

Белорусскую сторону такой вариант не устраивает, потому что МАЗ — государственная собственность. А руководству нашего государства прибыль нужна не завтра или через десять лет. Его интересуют деньги здесь и сейчас. МАЗ хотят продать за живые деньги и подороже.

Опыт продажи «Белтрансгаза», некоторых других активов учит белорусскую сторону: если хорошо поторговаться, то за собственность можно получить денег больше, чем она стоит реально. Мол, что там стоит России по дружбе перекинуть лишний миллиард? Вот мы упремся, они будут прыгать-прыгать и рано или поздно дадут нам то, что мы хотим.

— Получится ли выгодно продать МАЗ?

— А Россия не хочет его покупать. Для этого нужны большие деньги, которых у КАМАЗа нет. Надо брать кредит, соответственно, платить большие проценты. Вот россияне и предложили такую схему: давайте объединимся безо всяких денег, у вас и у нас вырастет общая прибыль, вы и мы будем в шоколаде. Но белорусские власти такие условия отвергают.

— Попытается ли КАМАЗ с помощью Кремля дожать белорусское руководство?

— Не исключено. Экономическая ситуация в Беларуси аховая, без российских дотаций и кредитов не обойтись. Другой вопрос, за что эти кредиты и дотации будут даваться: то ли за политическую лояльность, то ли за Минский автозавод.

К тому же, следует учитывать, что КАМАЗ – частное предприятие. Конечно, оно большое, оно градо- и системоообразующее, оно важно для российской власти, но не до такой степени, как МАЗ для белорусской власти. Однако если КАМАЗ окажется в числе приоритетов, то российское правительство найдет способы, чтобы «дожать» белорусскую сторону. Видимо, сейчас у Москвы есть более важные вопросы.

— Реально ли продать МАЗ западным покупателям, или у них нет интереса к белорусскому автомобильному флагману?

— Думаю, что белорусские власти даже не пыталась искать покупателя на Западе. Они понимают, что если ты продал белорусское предприятие на Запад, то потерял его раз и навсегда. А россияне все-таки ментально ближе. Продав им МАЗ, можно будет каким-то образом влиять на его деятельность, и даже посадить там замдиректора по идеологии.

Что касается интереса Запада, то он был не только к МАЗу, а ко многим другим фабрикам и заводам нашей страны на протяжении 1990-х и начала 2000-х годов. К примеру, на борисовские предприятия приезжали многочисленные представители западных компаний, предлагали разные варианты и условия покупки. Но все тщетно. Сейчас многие предприятия умирают, но буржуям их все равно не продают.

МАЗу не удержать российский рынок без объединения с КамАЗом

МАЗ приговорен: Россия решила взимать утилизационный сбор по-новому

Почему падают продажи «МАЗов» в России? 

Последнее в рубрике