Когда белорусы перестанут пить? «Когда девушки вместо того, чтобы пришивать грудь, будут искать себе трезвого партнера»
14.05.2014
Татьяна АТРОЩЕНКО

Когда белорусы перестанут пить? «Когда девушки вместо того, чтобы пришивать грудь, будут искать себе трезвого партнера»

Мы толерантны к алкоголикам. Население пьет. «Поощряем это все мы. Нам так удобнее», — говорит врач-нарколог.

Белорусы поставили абсолютный мировой рекорд по потреблению алкоголя. Что отрезвит нацию: ограничение на продажу спиртного, высокие цены или суровая действительность?

 

Врач-нарколог: «Белорусам надо научиться решать проблемы. Не запивать их»

Заведующая отделением платных услуг Минского городского клинического наркологического диспансера Ирина Егорова подвергает сомнению данные ВОЗ, которые свидетельствуют: белорусы — самая пьющая нация в мире.

– Я работала и в России (от Мурманска до Грозного), и в Украине. Замечу, что везде более-менее одинаковая ситуация. Не верю, что в Беларуси пьют больше.

– За последние годы у вас работы прибавилось?

– Нет. Поскольку на каждом углу лечат, и люди считают, что можно забежать и вылечиться. Но избавление от алкогольной зависимости не лечится на 100 %. Это долгий пожизненный путь. У нас же считают, что это легко и просто. Вот если бы относились к алкоголизму как к очень серьезной болезни, которая разрушает личность… Когда человеку говорят, что у его родственика рак или ВИЧ, это воспринимают серьезно, а когда кто-то пьет – «а, ничего страшного».

Мы толерантны к алкоголикам. Население пьет. Поощряем это все мы. Нам так удобнее.

– Но в то же время государство создает зоны, свободные от продажи плодово-ягодных вин, проводит дни трезвости, ограничивает продажу алкоголя по времени.

– Искусственно ничего нельзя создать. Когда вы говорите про плодово-ягодные вина, я сомневаюсь, что они отличаются от тех, которые дорого стоят. Это все одна химия!

Что касается временных ограничений в торговле на продажу алкоголя, то вы же сами знаете: мы такие добрые, все друг с другом дружим – у нас все можно. Европа существует только потому, что там есть жесткие законы, которые заставляют человека поступать в соответствии с ними. Это определенным образом дисциплинирует тех, кто еще не свалился.

По моему мнению, все эти меры, которые у нас принимаются, относительны. Если бы проблема так быстро и легко решалась! Когда говорят, давайте сделаем дешевыми виноградные вина и будем их пить, я вспоминаю слова актера Зельдина, когда ему сказали о том, что горцы, мол, тоже пьют. Он сказал, что горцы пьют в разряженном воздухе, в спокойном состоянии, употребляют совершенно чистое виноградное вино. Нельзя сравнивать, что и как пьют горцы, и что мы на бегу принимаем.

– Какие меры, по-вашему, следует предпринять на государственном уровне, чтобы снизить потребление алкоголя?

– Я не на государственном уровне. Поэтому я вам просто скажу: когда девушки вместо того, чтобы пришивать грудь, будут искать себе трезвого партнера, тогда, наверное, тот, кто захочет стать отцом, будет смотреть на будущее (свое и своих детей) по-другому. Все решаем мы внизу.

Мы сейчас начали жить как проще и не думать. Ждем, что за нас кто-то что-то решит, а решать каждый должен сам. Алкоголизм – это проблема, когда человек не хочет и не умеет принимать решения. За него решение принимает бутылка.

– Как врач вы поддерживаете шведский опыт, когда алкоголь продается только в специализированных магазинах?

– Ограничение продажи алкоголя может быть одним из методов, но решать проблему нужно в комплексе.

Прекращение производства плодово-ягодных вин не повлияет на потребление алкоголя. Люди будут пить то, что сделают дома. В 1990-е годы пили клей и спирт “Роял”. Все знали, что это гадость, но пили.

Я о том, что если человеку надо выпить, он будет пить что угодно. Потому что в этот момент спиртное выключает проблему, которую он не может решить.

– Есть ли особенности у белорусского алкоголизма?

– Конечно. Мы как бы добрые. А еще в нас такая вера, что придем к врачу и станем здоровыми. Никогда! Мы за все свои поступки платим своей жизнью, своим будущим. И поэтому играть в доброту во всепрощение – это не лучший вариант.

Каждая мать должна сказать своему ребенку: «Если ты начнешь пить, я смогу отдать тебе свое сердце, но не смогу решить твою проблему». А когда мама перекладывает ответственность на школу, врача или кого-то другого, ей так проще.

Белорусам надо научиться решать проблемы. Не запивать их. Все остальное – это просто игры в помощь.

– Как вы считаете, что могло бы остановить повальное пьянство в Беларуси?

– Люди должны повзрослеть. Знаете, что я сейчас говорю своим пациентам? На Украине не было посевной, и, возможно, скоро люди захотят есть. Иногда отрезвляет действительность.

– Может быть, именно от этой действительности люди спешат уйти в прекрасный мир с помощью алкоголя?

– Это называется выбор, за который каждый отвечает сам. Это выбор жены, у которой пьет муж, выбор его матери, отца, детей и выбор самого пьющего. Тут надо прояснять ситуацию: если ты пошел этим путем и нарушаешь права других, то тебя могут изолировать. Самое главное – нести ответственность за свою жизнь.

Экономист: «Государство создает видимость борьбы с пьянством»

Согласно справке Государственного секретариата Совета безопасности Беларуси по анализу деятельности государственных органов, уровень затрат, связанных с пьянством и алкоголизмом, в 2008 году составил в Беларуси 7,2% от ВВП. А доходы, полученные за счет реализации алкогольной продукции, в том же году — 1% от ВВП. На производстве и продаже спиртного страна сильно теряет в деньгах.

Доктор экономических наук, профессор Борис Желиба отмечает, что водка в Беларуси – одна из самых дешевых в мире.

По мнению эксперта, это наглядно демонстрирует социальную и экономическую политику сегодняшней власти.

– Проводимые дни трезвости и ограничение продажи «чернил» — это называется «пустить пыль в глаза обществу». Государство создает видимость борьбы с пьянством. Пока экономика берет верх над вопросами социальными.

Алкогольная продукция – подакцизный товар. Классический пример из СССР: себестоимость литра спирта составляла 6-8 копеек, а бутылка водки стоила от 2.87 рублей и выше. Акциз и сегодня остается одним из основных налогов, который пополняет бюджет.

Борис Желиба вспоминает, как еще в советское время подсчитывали ущерб, который алкоголики наносят экономике: невыход на работу, прогулы, снижение производительности труда.

– Цивилизованные страны решают эту проблему высокими ценами на спиртное. И как результат, в Европе ты не встретишь на улице пьяного. Надо воспитывать народ, пропагандировать культуру пития – это требует кропотливой работы.

Экономист считает, что властям следует правильно выстроить ценовую политику: сделать дешевле сухие вина, коньяк и виски.

– «Сухой» закон доказал свою неэффективность, – говорит Борис Желиба. – Вспомните антиалкогольный указ Горбачева-Лигачева, когда в СССР в 1985 году за водкой вся страна выстраивалась в очереди. Это дикость: открывались магазины и давили стариков…

Справка «Завтра твоей страны»

Отчет Global status report on alcohol and health 2014, из которого следует, что белорусы – самая пьющая нация в мире, опубликовала пресс-служба Всемирной организации здравоохранения.

По данным организации, каждый житель страны старше 15 лет выпивает за год в среднем 17,5 л чистого спирта. При этом белорусские мужчины выпивают в год 27,5 л чистого спирта, женщины — 9,1 л.

Государство спаивает белорусов

Последнее в рубрике