21.04.2014
Сергей Глаголев, «Ежедневник»

Как ведет себя в Восточном партнерстве Беларусь?

Европарламент в минувший четверг разрешил Украине и другим странам Восточного партнерства подавать заявки на членство в Европейском союзе в случае соблюдения ими принципов демократии. Но все эти страны очень разнятся между собой.

В результате право на подачу заявки на членство в ЕС вместе с Украиной, согласно резолюции Европарламента, получают Грузия и Молдова. Другие страны Восточного партнерства - Армения, Азербайджан и Беларусь -не фигурируют в списке Европарламента.

Что поделать: разные страны, разные взаимоотношения, разное восприятие демократии. А как вообще наша страна строила отношения со странами Восточного партнерства?

Этой теме посвящено исследование «Беларусь в регионе стран Восточного партнерства (1992-2012)», подготовленное Институтом политических исследований «Политическая сфера» (Литва) при поддержке Центра европейской трансформации.

По результатам исследования можно сформулировать следующие выводы о белорусской внешней политике в нынешнем регионе Восточного партнерства. Как говорится в анализе, практически все данные показывают, что белорусская внешняя политика относительно бывших советских республик является достаточно неустойчивой (особенно это демонстрируют отношения с Украиной и Молдовой) и исходит не столько из какой-то определенной стратегии двусторонних отношений или политики в регионе, сколько необходимости реагировать на различные внешние импульсы и вызовы.

«Можно выделить две основные линии (оси), которые определяют внешнюю политику Беларуси: геополитическую (поиск механизмов влияния на Россию и поиск противовеса ее влиянию и/или стремление стабилизировать отношения с Западом и формирование каналов посредничества); и экономическую (поиск финансовой и кредитной помощи, альтернативных источников стратегических сырьевых ресурсов и, в меньшей степени, поиск новых существенных рынков сбыта). На основании этого исследования можно определить, какую роль играют другие страны нынешнего региона Восточного партнерства в рамках обозначенных линий», — отмечается в исследовании.

Авторы документа подчеркивают, что относительно Беларуси некоторые страны играют значительную и изменяющуюся роль (Украина), другие могут быть встроены в белорусскую внешнюю политику только ограниченно (Молдова).

«Начав в середине 1990-х годов интеграционный проект с Россией, белорусские власти получили значительную финансовую помощь, низкие цены на энергоносители, возможность манипулировать таможенными правилами и доступ на рынок России. Обратной стороной этих преференций стал рост политической и экономической зависимости от восточного соседа. Это, в свою очередь, вызвало необходимость искать противовес РФ, что в условиях политической изоляции со стороны Запада стало еще более сложным, и механизмы влияния на руководство России. Для решения этой проблемы Беларусь использовала: Украину - как потенциального партнера по интеграционным проектам (1995 и 2003 года), в качестве противовеса влиянию России (в течение всего периода, но особенно в 2008-2010 годы); Армению - как партнера по ОДКБ, единственного союзника России в Кавказском регионе; Азербайджан - как альтернативный источник нефти (особенно в 2011 году); Грузию - как раздражающий фактор для России (2008-2010 годы); Молдову - в качестве сторонника идеи союза с Россией (2001-2002 годы)»,— говорится в новой работе «Политической сферы».

В ней также констатируется, что после прихода к власти в РФ Владимира Путина все страны нынешнего региона Восточного партнерства использовались официальным Минском для диверсификации внешней политики Беларуси.

Стоит также учитывать, что фактически с 1996 года Беларусь находится в политической изоляции со стороны Европы и США. Это создает большое количество проблем для страны. Во-первых, только Запад может быть настоящим противовесом влиянию России. Во-вторых, изоляция не позволяет развивать весь спектр экономических отношений, участвовать в программах развития, помощи и т.д. В Минске это понимают. А потому с 1999 года, а более четко - с середины 2000-х годов и особенно – в 2008-2010 годах Беларусь стремилась нормализовать отношения с Западом и найти соответствующие каналы посредничества.

Для этого, отмечают исследователи, использовались следующие страны: Украина - для смягчения последствий изоляции (вторая половина 1990-х годов), в качестве посредника и партнера по Восточному партнерству (2008-2010 годы); Грузия - как потенциальный посредник (2008-2010 годы).

Также для Беларуси остается актуальным поиск поддержки на международной и региональной арене (например, при голосовании за резолюцию по Беларуси в разных международных организациях). В этих отношениях свое значение имели: Армения, Азербайджан и, ситуативно, Украина. Что касается второй линии внешней политики (поиск финансовой и кредитной помощи, альтернативных источников стратегических сырьевых ресурсов и рынков сбыта), то среди стран нынешнего региона Восточного партнерства наибольшее значение имеет Украина (важный торговый партнер); меньшее, но заметное значение в торговле имеет Азербайджан (как рынок сбыта промышленной продукции) и Молдова.

По мнению исследователей, Азербайджан также имеет важное стратегическое значение как альтернативный источник нефти и единственная страна Восточного партнерства, которая может выступать источником кредитных ресурсов. Кроме этого, Беларусь представляет интерес для Грузии как механизм преодоления визовых и таможенных препятствий при доступе на российский рынок.

«В русле этой «финансовой» линии можно отметить попытку Беларуси использовать хорошие отношения с Арменией для включения в переговорный процесс между Арменией и Азербайджаном в качестве посредника. Можно предположить, что основой таких интенций является получение дополнительных механизмов влияния на Азербайджан», — прогнозируют в «Политической сфере».

Последнее в рубрике