Майра Мора: За «Диалог о модернизации» отвечают сами белорусы
10.06.2013
Александр КЛАСКОВСКИЙ, naviny.by

Майра Мора: За «Диалог о модернизации» отвечают сами белорусы

Глава Представительства Европейского союза в Беларуси отвечает на вопросы БелаПАН о ходе реализации, проблемах и перспективах инициативы ЕС «Европейский диалог о модернизации с Беларусью» (ЕДМ).

— С тех пор как еврокомиссар Штефан Фюле провозгласил старт ЕДМ, прошло больше года. Многие критиковали проект за сырость, белорусские власти на сегодня вообще отказываются в нем участвовать. Очень похоже на фиаско, но тем не менее Евросоюз планирует новый этап. Не похоже ли это на сизифов труд?

— Начнем с самого важного: любая модернизация станет возможной только в том случае, если ей дадут определение и претворят ее в жизнь сами белорусы. Европейский союз, особенно новые страны-члены, у которых есть свежий опыт прохождения трансформаций и проведения преобразований, могут сыграть важную роль, но эта роль будет заключаться в передаче опыта. И второе по важности замечание: модернизировать только экономику, тем более в отрыве о мировых тенденций, невозможно.

Для Европейского союза партнерства и диалоги — важные инструменты, которые помогают организовать взаимодействие и сотрудничество с третьими странами во множестве областей. В качестве примера можно привести «Партнерство для модернизации» ЕС — Россия, начало которому было положено в марте 2010 года. «Диалог о модернизации с Беларусью» начался в марте 2012-го.

Эти диалоги и партнерства помогают сторонам координировать, согласовывать свою политику, обеспечивать ее преемственность в долгосрочной перспективе. Наше партнерство с Россией позволило сторонам решить многие конкретные проблемы за очень короткий промежуток времени. Само собой, каждый такой диалог идет со своей скоростью. В соответствии с Европейской политикой соседства, успехи в проведении реформ определяют интенсивность сотрудничества по принципу «больше за большее».

— А в чем новизна очередного этапа ЕДМ?

— Мы надеемся, что новый этап «Диалога о модернизации» позволит участникам повысить свою квалификацию (например, посредством участия в тренингах), поможет белорусским экспертам установить контакты со своими коллегами в странах ЕС и будет содействовать проведению исследований и дискуссий по тематике модернизации. По нашему мнению, именно белорусские участники отвечают за «Диалог о модернизации», организуют и развивают его, и именно так и должно быть. Его можно было бы распространить на более широкий спектр вопросов, связанных с модернизацией, и подключить к нему многих заинтересованных участников со стороны Беларуси.

Также мы хотели бы продолжить знакомить белорусское правительство с основными сферами «Диалога о модернизации», принимая во внимание и продолжающиеся отраслевые диалоги Беларуси и ЕС. Сюда можно было бы включить и консультации с правительством по таким вопросам, как юстиция, реформа избирательного законодательства, права человека, управление в сфере экономики, торговля и инвестиции и так далее. Это помогло бы лучше понять, каковы нужды белорусского общества в сфере модернизации и какую поддержку может предложить ЕС, когда позволят политические условия.

Я хотела бы подчеркнуть, что именно и только белорусам решать, воспользоваться ли щедрым предложением ЕС для обеспечения стабильности и процветания посредством модернизации.

— В начале года белорусский МИД разослал в страны ЕС неофициальную бумагу со своим видением «Диалога о модернизации». Какова судьба этих предложений?

— Предложения Министерства иностранных дел Беларуси послужили началом обмена мнениями по этим вопросам на дипломатическом уровне. Мы с нетерпением ждем того времени, когда общество в целом сможет принять участие в этом обмене и сыграть в нем ключевую роль.

— Представители белорусской политической оппозиции неофициально выказывают обиду, что их, мол, оттеснили от ЕДМ. Бытует мнение, что сегодня, когда Брюссель пытается нормализовать отношения с Минском, участие в проекте тех, кого белорусские власти считают «пятой колонной», действительно осложняет задачу европейской стороны. Но и отказаться от поддержки демократических сил Европа наверняка не может. Реален ли здесь компромисс?

— Мы можем только радоваться возобновлению интереса со стороны белорусских политиков, выступающих за демократию, к выводам и заключениям экспертных групп, участвующих в «Диалоге о модернизации». По определению, любое конструктивное участие приветствовалось и приветствуется.

— Ряд аналитиков убеждены, что нынешний белорусский режим не способен пойти на коренную модернизацию, не готов к радикальным экономическим, а тем более политическим реформам. И что плоды ЕДМ власти могут использовать весьма выборочно, односторонне, для консервации недемократической системы. Получается, что ЕС своей инициативой лишь оказывает услугу «последней диктатуре Европы»?

— Чтобы между Европейским союзом и белорусскими властями состоялся диалог, необходимо выполнить предварительное условие — освободить всех политических заключенных и восстановить их в правах. Когда это произойдет, мы должны будем «сверить часы», чтобы все стороны согласились, как понимать модернизацию.

Тот факт, что «Диалог о модернизации» предполагает использование опыта стран ЕС в прохождении переходных периодов и осуществлении трансформаций, автоматически ставит самое важное на первое место. В нашем понимании, ключевой элемент модернизации — это реструктуризация экономики, которая обеспечила бы новые источники роста, и соблюдение Беларусью собственного законодательства и своих международных обязательств в сферах демократии, верховенства права, обеспечения фундаментальных прав и свобод. Опять-таки, говоря без обиняков, модернизировать одну лишь экономику невозможно.

Белорусские власти признают необходимость модернизации. Я надеюсь, они также согласны с тем, что в модернизации нуждается не только производственная база, но и общество в целом.

Изначально «Диалог о модернизации» задумывался только как этап подготовки совместного промежуточного плана. Мы надеемся, что сможем обсудить это с властями, когда политическая ситуация позволит это сделать. В прошлом было время, когда мы подошли к этому вплотную.

— Россия продолжает давать Беларуси огромные дотации. Разве ЕС способен дать такие деньги? Белорусским же властям явно нужны материальные, финансовые выгоды, а не поучения на тему демократии. Поэтому вектор политики Минска многим кажется фатально предопределенным — на восток. Есть ли у ЕС политическая воля и ресурсы, чтобы переломить этот геополитический фатализм, втянуть Беларусь в свою орбиту? Надо ли это Брюсселю вообще?

— Способен ли ЕС дать такие деньги? ЕС не считает, что такие деньги являются средством системной и устойчивой модернизации. ЕС по-прежнему готов улучшить и углубить свои отношения с Беларусью, но этому должно предшествовать улучшение ситуации с соблюдением Беларусью принципов демократии, верховенства права и прав человека.

Для ЕС Беларусь — важный сосед. Стоит отметить, что все страны «Восточного партнерства» за исключением Беларуси достигли значительных успехов в переговорах о подписании соглашений об ассоциации с ЕС.

Выбор, который Беларуси якобы следует делать между востоком и западом, был и остается ложным. Каждая страна вправе строить те союзнические отношения, которые наилучшим образом отвечают ее интересам, и участие в одном объединении не исключает участия в другом, если они основываются на совместимых правилах, ценностях и принципах.

Кроме того, в то время как Россия может реагировать гибче, помогая белорусским властям решать самые насущные проблемы, ЕС верит не в быстрые решения и срочный ремонт, а в осознанные и системные трансформации, которые могут обеспечить самостоятельное, надежное, устойчивое развитие экономики и общества и внести вклад в обеспечение стабильности в регионе и мире. «Диалог о модернизации» — это один из способов, посредством которого Беларусь может воспользоваться опытом и знаниями стран-членов ЕС.