01.08.2012

Торговля студентами оптом и в розницу

Десятки тысяч молодых граждан Беларуси ежегодно становятся жертвами принудительного труда, к организации которого причастно правительство.

Понятия рабства, принудительного труда, торговли людьми прочно ассоциируются у многих с далеким прошлым или с социальной рекламой, которая рассказывает о криминальных ужасах современности. Но опасность ближе, чем мы думаем.

Принудительный труд – это когда людей заставляют работать против их воли, к примеру, путем насилия или угрозы насилием, либо более тонкими средствами, такими как использование в качестве угрозы накопленные долги, изъятие документов, удостоверяющих личность и многое другое. Международное право считает принудительный труд преступлением.

Новшеством нынешнего года стала рекордная массовость привлечения студентов к принудительным работам. Мобилизация студентов на работы происходит на фоне не менее массовых увольнений квалифицированных кадров. По данным Белстата, в первом полугодии число уволенных превысило число принятых на работу на 52,1 тыс.

География трафика рабства

По информации чиновников и функционеров Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ) студентов отправляют вкалывать как на родине (реконструкция молочно-товарных ферм, возведение инфраструктуры АЭС, ледовых дворцов, строительство жилых домов), так и далеко за ее пределами. В составе сводных республиканских стройотрядов молодые люди едут работать в Россию: на БАМ, на полуостров Ямал строить автодороги, обслуживать олимпийские объекты в Сочи.

На территории Беларуси самым крупным дилером по поставке студентов является БРСМ. Эта организация поставляет студентов на основе долгосрочных договоров, заключаемых с субъектами хозяйствования, а также по срочным заявкам — в случае возникновения авральной ситуации, как это происходит ежегодно в сезон подготовки к празднику урожая. Устойчивый поток студентов обеспечивают также учреждения образования. Но конкурировать с БРСМ им сложно, поэтому основной трафик студентов обеспечивают стройотряды.

Сколько стоит живой товар

С появлением стройотрядов, в общественное сознание внедрились понятия «боец», «комиссар», «командир». Студент, будущий врач или учитель, которого рекрутировали в стройотряд, автоматически становится бойцом. Ранее в гражданском секторе экономики была лишь одна профессия бойца — «боец скота». Профессия говорит сама за себя. Бойцы же студотрядов делятся по направлениям: строительный, сельскохозяйственный, педагогический, сервисный, экологический, отряд, работающий за пределами Республики Беларусь.

Оплата труда может быть рассмотрена на примере традиционно самой высоко оплачиваемой сферы — строительства. Государственная пропаганда предлагает бойцу на стройке заработать свой первый миллион. Еду в Горки разговаривать с бойцами — у студентов в Горках, которые укладывают тротуарную плитку, обещанное богатство не дотягивает и до обязательного минимального миллиона рублей, самая высокая выплаченная зарплата — полтора миллиона. Про зарплаты «комиссара» и «командира» выяснить не удалось.

Для сравнения еду на строительный объект, не охваченный БРСМом: реконструкция коровника в д. Устье Оршанского района силами частного предпринимателя. Рабочие — та же молодежь, только не из стройотряда, а «фрилансеры». Заработная плата за сбор строительного мусора – 2,2 миллиона рублей за десять дней. Рабочие постарше, которые умеют замешивать и заливать бетон, зарабатывают 4,5 миллиона рублей за десять дней.

В России минимальная ставка для чернорабочего — 500 долларов. Для студента стройотряда от 100 до 250 долларов.

Понятно, что при таких расценках на студенческий труд спрос на рабсилу весьма высок и у российских компаний, и у наших предприятий.

Методы вовлечения в систему принудительного труда

В декабре 2011 года Лукашенко озвучил просьбу БРСМ организовать в каждой области по 10 тысяч рабочих мест для бойцов стройотрядов и поручил правительству организовать эти тысячи мест как первоочередную задачу: «Это не популизм. Это выгодно государству, особенно сейчас... Сегодня на предприятиях нехватка именно рабочих строительных специальностей».

И вот в начале апреля 2012 года через государственные СМИ началась пропаганда рекрутинга молодежи. Предполагалось, что молодые люди добровольно поедут в Читинскую область, Краснодарский край и Московскую область России. Только РЖД прислала заявку на 2000 человек. В Беларуси молодым людям предлагалось добровольно внести свой вклад в подготовку города Горки к республиканскому фестивалю тружеников села «Дажынкі», в строительство многофункционального спортивного комплекса «Чижовка-Арена», Ледового дворца в Орше, реконструкцию корпусов городских больниц в Витебске и Новополоцке и на других объектах. Обещанная заработная плата «до трёх миллионов рублей».

Дождаться согласия молодежи на добровольное рабство правительству не удалось. Поэтому основному поставщику молодежи – учреждениям образования - пришлось использовать административный ресурс.

Энтузиазм у студентов формируется в основном посредством угроз — проблема с дальнейшей учебой, выселение из общежития. Не хочешь проблем – иди работать, куда пошлют. Со стороны может показаться, что угрозы наказания за отказ от добровольного труда существуют лишь на эмоциональном уровне, и прояви студент активную гражданскую позицию, поедет он или она не в Горки камни тягать, а на шабашку в США. Однако напрасно думать, что в нашей стране произволу чиновника можно противопоставить силу закона.

Опошление прав и свобод человека

Применительно к рабству молодежи наше законодательство имеет многоуровневую структуру, наподобие матрёшки.

Статья 41 Конституции Республики Беларусь однозначно запрещает принудительный труд. Но Конституцией размахивают униженные и оскорбленные. А те, перед кем поставлена первоочередная задача обеспечить поставку рабов, не апеллируют к нормам права, принятым в развитие конституционных гарантий. В статье 89 Кодекса об образовании пункт 2 гласит: «Запрещается привлечение обучающихся к выполнению работ (оказанию услуг), не предусмотренных учебно-программной документацией, планом воспитательной работы учреждения образования». В Горках для того, чтобы загнать студентов в стройотряды, а затем на стройку, специально переписали документацию, объявив барщину практикой.

Студент мог бы возмутиться, что практика на стройке не соответствует будущей специальности, тем более что Положение о практике студентов, курсантов, слушателей (утверждено Постановлением Совета Республики еще в 2010 году) допускает, что проведение практики в составе студенческих отрядов возможно, только если выполняемая студентом работа соответствует специальности, по которой он обучается. А возможность обеспечить будущему педагогу, экономисту или юристу практику по специальности есть всегда: укладывать тротуарную плитку – это развитие эстетического вкуса в русле учебного курса «Этика и эстетика». Так объяснили студентам в Горках: «Чтобы думали, прежде чем плюнуть в следующий раз на тротуар. Или бросить окурок».

В итоге статья 41 Конституции, в которой сказано: «Принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении», выхолащивается в системе образования разнообразными оговорками, а все чаще и просто цинично попирается.

Так же, как студенты отрабатывают практику, осужденные исправительной колонии №09 г. Горки отбывают свой срок на стройках «дожинок». В отличие от студентов, привлекать осужденных к труду принудительно разрешает конституция. В остальном все примерно так же: организация заключает договор с исправительным учреждением (БРСМ с учреждением образования), формирует стройотряд, а затем использует заключенных там, где это выгодно. Денежные расчеты за рабсилу происходят с руководством колонии. Только БРСМ еще сдает подневольных рабочих в аренду сторонним организациям, в том числе и за пределы страны.

Кто защитит права студентов

На сегодняшний день студенту некуда обратиться за помощью в отстаивании своих прав. В Беларуси нет организации, которая могла бы представлять и защищать интересы студентов. Когда-то был Свободный профсоюз студентов – его ликвидировали. Против принудительного труда студентов более-менее массовый протест был лишь единожды – в 2009 году при проведении переписи населения. Тогда студенты протестовали против принудительного привлечения их на работу в качестве переписчиков. И тогда власть даже не пыталась соблюдать какие-то приличия. На вопрос: «Все студенты пошли по своей воле?» декан учетно-экономического факультета БГЭУ Владимир Березовский ответил: «Бюджетники не по собственной воле. А платникам предлагали по своей инициативе».

В этом году, несмотря на массовость привлечения студентов к работам, все жалобы – только анонимные. Это свидетельствует о высокой степени страха в обществе, о низкой информированности общественности о фактах принудительного труда с участием студентов, о том, что студенты находятся в ситуации, когда у них отсутствует право выбора. Для того, чтобы создать предпосылки к изменению ситуации, на начальном этапе необходимо выявлять и предавать огласке факты привлечения студентов к принудительному труду, проводить мониторинг как повседневной практики, допускающих принудительный труд, так и законодательства — на соответствие их конституционным и международным нормам.

Последнее в рубрике