Несправедливость бывает горька, но не надо делать столь же горькими попытки ее исправить
21.08.2020
Александр Власкин, TUT.BY

Несправедливость бывает горька, но не надо делать столь же горькими попытки ее исправить

Даже если у кого-то раньше и были сомнения, а они были со всех сторон политического спектра, то события последних недель и месяцев показали, что белорусский народ не только готов к демократии, но и на практике умеет ее реализовать не хуже, а то и лучше, чем граждане более благополучных стран.

Высочайший уровень самоорганизации, взаимопомощи и поддержки — то, чем сможем гордиться мы и наши дети. Однако всем нам, мне кажется, не хватает одного из важнейших элементов свободного общества, который мы утратили четверть века тому и не сумели пока вернуть: культуры диалога.

Надо определиться: нам нужны новые руководители или новая Беларусь?

На фоне эмоционального подъема в стране практически незамеченным в национальном информационном пространстве прошло интервью социолога Олега Манаева российскому изданию «КоммерсантЪ»: «Лукашенковская Беларусь если и уменьшилась, то никуда не делась». Основателя и руководителя НИСЭПИ в прошлые годы часто критиковали как представители власти, так и «старой» оппозиции, потому что данные его социологических исследований никогда не подтверждали ни массовую поддержку, ни массовое неприятие бессменного президента страны. В данном случае Олег Манаев также приходит к неутешительным выводам о том, что весьма значительная часть населения все еще поддерживает действующую власть. И как бы ни развивались дальше события, нам придется жить бок о бок с этими людьми. По сути, речь идет о белорусском варианте «молчаливого большинства», мнение которого определит будущее страны. Если это большинство решится когда-нибудь высказаться. А если решится, то многим из нас это может сильно не понравиться. К примеру, у всех у нас на слуху три последних случая, когда «забытые люди» решали о себе напомнить: Трамп, брексит и «желтые жилеты».

Для того, чтобы «молчаливое большинство» приняло ту или иную сторону в нынешнем белорусском конфликте, оно должно начать испытывать к этой стороне искреннюю симпатию. Если и власть, и протестующие будут одинаково бескомпромиссны, жестоки и эмоциональны, «забытые люди» просто в силу своей консервативности предпочтут оставить все как есть, лишь бы не стало хуже.

— Мы лучше, чем они!

— Чем лучше?

— Чем они!

Для того, чтобы получить еще более массовую поддержку сограждан, сторонники перемен должны продемонстрировать, что они действительно более открыты, доброжелательны и способны к диалогу, чем власти. Причем просто говорить о себе в превосходной степени («Вы невероятные!») явно недостаточно. Иногда одно действие разрушает имидж, построенный на тысячах слов. В конце концов, нельзя исправить несправедливость, используя те же методы, которыми она создавалась: травля, давление, шейминг и отказ от диалога.

Недавнее сообщение министра иностранных дел Владимира Макея о том, что его 11-летнему сыну поступали угрозы, является, к сожалению, лишь одним из ряда фактов, которые могут серьезно повредить имиджу протестного движения, а также определенно будут использоваться в государственных СМИ для иллюстрации того, «к каким именно переменам призывают протестующие».

К огромному сожалению, необходимо признать, что травля несогласных с обеих сторон стала неотъемлемой частью нынешней кампании. И если с официальными структурами и прессой и так все ясно, то для меня лично первым тревожным звонком и стилистическим диссонансом стал случай с Еленой К., которая способствовала задержанию и аресту Сергея Тихановского. Я не в восторге от этой женщины и ее действий, она мне неприятна. Но то, что совершалось в отношении нее, называется «доксинг» и является уголовно наказуемым деянием во многих странах, на которые мы желали бы равняться. Если какое-то действие недопустимо по отношению ко мне, я твердо уверен, что оно недопустимо и по отношению к любому моему оппоненту. Даже если этот оппонент — преступник или нарушитель закона.

Массовое эмоциональное давление на учителей непосредственно перед днем выборов и после него хоть и не являются наказуемым деянием, но в чем-то похоже на виктимблейминг. Если мы согласны с тем, что ни в коем случае нельзя обвинять жертв в том, что в отношении них совершалось насилие или давление и что они поддались ему, то либо мы должны доказать, что те из учителей, кто участвовал в фальсификациях, делали это на собственном энтузиазме, либо они делали это под давлением. И если имеет место последнее, то вместо того, чтобы винить работников школ в том, что они поддались давлению системы, им нужно оказать поддержку, а не заниматься их травлей. Можно сколько угодно говорить, что вы бы лично давлению не поддались, но большинство из нас в этой ситуации не было, да и люди разные.

Хотел бы также добавить, что в своем последнем интервью перед арестом Виктор Бабарико сказал золотые слова: «Власть губит нехватка любви». Нельзя допустить, чтобы тот же недостаток губил сторонников перемен. В конце концов, в первую очередь любовь надо дарить слабым и падшим, ибо они в ней нуждаются больше остальных.

«Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать»

Однако сторонники перемен для завоевания более широкой поддержки должны быть не только более любящими, чем власть, но и более открытыми к диалогу. В конце концов, как говорил Абрахам Линкольн, своих мнений не меняют только дураки да покойники. Однако для того, чтобы живой нормальный человек изменил свои политические взгляды, с ним или с ней нужно разговаривать, давая пищу для сомнений и размышлений.

Именно поэтому самой контрпродуктивной стратегией в эпоху соцсетей является отправка всех несогласных в бан и создание узкого круга единомышленников. Логичным было бы, напротив, максимальное расширение круга друзей и участие в самых разных группах, вне зависимости от политической направленности. Впрочем, пользу это принесет только в случае, если в диалогах с политическими оппонентами сторонники перемен будут участвовать вежливо, а дискуссии вести аргументированно. По сути, делать это надо было начинать еще пять или десять лет тому назад. Тогда бы, наверное, не пришлось стыдить учителей, а рабочие заводов объявили бы о возможности забастовок в случае сомнений в результатах еще накануне дня голосования. И события июля-августа нынешнего года могли бы пойти по совершенно иному пути.

Ну и, наконец, последнее. Кого-то может удивить, но белорусы очень разные, и когда придет время обсуждать будущее страны, мы обнаружим, что от сегодняшнего единства сторонников перемен не останется и следа. Сегодня практически все белорусы так или иначе вынуждены выбирать одну из двух сторон: красную или белую, как окрестил их Владимир Макей. А завтра возможности выбора конфликта относительно будущего станут просто безграничными: восточный/западный вектор или неприсоединение; приватизация или реформированная государственная экономика; социальное обеспечение с высокими налогами или отказ от господдержки граждан. И многое-многое другое.

Для того, чтобы благополучно прийти к общему знаменателю относительно будущего страны в ситуации, когда времени на реформы практически не остается, мы должны научиться слушать и слышать друг друга уже сегодня. Пусть пока только со стороны оппонентов власти.

Ведь мы еще даже не начинали говорить о будущем, а делать это надо было еще позавчера. Почему бы, параллельно с протестами, не начать этот диалог? Дискуссии о политике, кстати, дело очень привлекательное, если они ведутся по всем правилам и с соблюдением всех цивилизованных норм. Так что мы и оглянуться не успеем, как то самое «молчаливое большинство», которое пока не приняло ни одну сторону, сперва начнет прислушиваться, затем робко высказываться, а затем и станет частью нашего общего будущего.

И вот только тогда перемены станут действительно неизбежными.

Последнее в рубрике